или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
17 декабря 2013
3
2 255

«Они сравнивают Германию 1946 года и Казань 2013-го. Мы что, перенесли войну?»

— Как вы начали заниматься зоозащитой?
— Я люблю животных всю свою жизнь. Зоозащитной деятельностью мне просто приходится заниматься, потому что в нашем городе этот вопрос почему-то не решается уже долгие годы. Активно занимаюсь два года. Сначала мы помогали приютам, потом появилось интернет-сообщество — группа «Право на жизнь», раньше оно называлось «Объединение граждан против СОБЖа Нуруллина» (Рустем Нуруллин — генеральный директор ООО «Служба отлова безнадзорных животных» — ред.). Это была попытка поменять систему в городе. Но после многочисленных акций получилось так, что мы стали движением. Уже на этой неделе мы будем принимать устав и будем регистрировать его как общероссийское движение.
— Сколько у вас активистов в движении?
— Я думаю, около тысячи человек, если считать людей, которые приходят на наши акции, и тех, кто поддерживает нас в интернете. На заседания актива приходят 15-20 человек, но это пока рабочие мероприятия технического характера.
— Что вы делали во время Универсиады? Ваша активность была тогда особенно высока. Это была деятельность против СОБЖа или против тендера на отстрел собак?
— Всё вместе. Это была попытка поменять систему, пресечь тупой распил денег, обратить внимание на нерешенные проблемы. Сейчас получается, что какая-то кучка людей просто наживается деньгами. Есть проблема, но она должна решаться гуманным способом — отстрел ни к чему не привёл. Первые тендеры мы оспаривали в УФАС, тогда они подтвердили, что СОБЖ занимается незаконной деятельностью. Было решение прокуратуры о том, что муниципальные власти не могут этим заниматься. Недавно был ещё один тендер на 19 миллионов — опять было указано на то, что есть несоответствие федеральному законодательству. Тендер в итоге вообще не состоялся.
— Что происходит сейчас в СОБЖе?
— Мы ездили туда в марте этого года и обнаружили там трупы собак. Это вдвойне подозрительно: СОБЖ официально в этом году не работает, 30 декабря 2012 года у них закончились полномочия. То есть либо эти трупы лежали там три месяца, либо они работают незаконно. В октябре опять были обнаружены трупы собак, которые лежали в вырытой яме. Мы вызвали полицию, но их туда не впустили, ссылаясь на то, что это частная территория. В итоге, когда полиция уехала, приехал директор Нуруллин, и они трактором сравняли яму с землёй. Теперь это просто могильник.
— А условия в СОБЖ какие?
— Ужасные. В нормах указано, что в боксе должно содержаться не более двух собак, а у них по тридцать щенков в клетке — это неминуемая смерть. Конечно, их не кормят. Трупы они сдают по количеству — это их навар.
— А ведь у Нуруллина были разные инициативы: он предлагал организовать во дворах будки, где должны содержаться собаки. Вы вообще к этому как относитесь?
— Это было в 2010 году. Служба отлова хотела выступить такими гуманистами: мол, они готовы сделать будки для социально-адаптированных собак бесплатно, за свой счёт. Они объявляли о том, что готовы сделать двести будок; лично я видел только одну, а всего их было семнадцать. Ну что, опять распилили денег. Хотя изначально люди понимают, что они устанавливают эти будки для того, чтобы потом приехать и уничтожить собак. Было несколько случаев: приезжают прямо во двор, забирают собаку, люди из ближайших домов бегут за машиной. Например, в прошлом году так забрали восьмимесячного щенка Чарли. Люди бежали за их «каблуком», потом несколько раз приезжали в СОБЖ, просили отдать собаку. Нуруллин в первый раз сказал, чтобы они приезжали на следующий день: «Ваш Чарли живой, всё нормально». Приехали потом — ветеринар СОБЖа сказал, что их собака сделала подкоп и убежала. Вот так они работают. Собаку они убили, конечно.
— То есть СОБЖ сейчас — это не служба, а просто бизнес?
— Это настоящая фирма, которая наживается. В этом году, я повторюсь, они официально не работают, но продолжают свою деятельность. Мы не понимаем, кто это финансирует, как это происходит. 5−6 июля, прямо перед открытием Универсиады, люди дежурили на улицах, и были пойманы догхантеры, зафиксированы их машины.
— А на вас не давят после ваших акций, вы же мешаете их бизнесу?
— Мешаем, да. В личном разговоре, конечно, понятно, что человек меня не любит. «Ублюдок» — вот такое слово от него идёт в мой адрес. Я с ним разговаривал несколько раз, больше разговаривать не хочу. Понятно, что они недовольны, мы сорвали им два тендера на сумму около тридцати миллионов.
— Этих социально-адаптированных собак много по городу?
— Их немного, но в городе никогда не проводился мониторинг, поэтому число назвать сложно. А вообще, мы недавно снимали этих собак, и люди буквально через час мне звонили, непонятно откуда найдя мой телефон, и спрашивали: «А вы зачем к нам приехали? Чтобы нашу собаку потом застрелили, что ли?» Людям приходиться скрывать собак.
— А как вы предлагаете решать проблему бродячих собак?
— Знаете, когда говорят, что нужен экономический расчёт, ещё что-то — я не понимаю. Какой экономический расчёт? Стерилизация — чем больше, тем лучше; изолировать собак — чем больше, тем лучше. Есть собаки социально-адаптированные, их трогать нельзя, они выполняют свою функцию: не будет их — в город придут крысы, природа не терпит пустоты. Но есть категория одичавших собак, и их нужно изолировать, для этого нужно создать муниципальный приют пожизненного содержания. Это всё ясно и просто. Сейчас СОБЖ должен быть возвращён городу, для того чтобы при условии тендера были равные условия конкуренции. Сейчас конкурентов нет. Сейчас у казанских зоозащитников есть возможность сделать программу стерилизации бесплатно — нам предлагают помощь немецкие специалисты. Опять всё упирается в территорию. В следующем году на СОБЖ планируют выделить 14 миллионов рублей. Значит, 14 миллионов рублей могут быть сэкономлены на убийстве собак. На эти деньги можно построить приют.
— А что делать с бешеными собаками?
—В этом году в Казани зафиксировано три случая — одна хозяйская собака и две лисы. Бешенство — это большая редкость. Нужно просто контролировать ситуацию, проводить иммунизацию.
— А мэр города реагирует как-то на проблему?
— Нет, никак не реагирует. Недавно был круглый стол, но это была какая-то пародия на диалог, получилась болтовня. Со стороны мэра не было никаких жестов. Наверное, настало время, когда решение должен принять президент республики. Ведь именно после его решения поменялась ситуация со старой Казанью.
— Вы связываетесь с зарубежными зоозащитниками?
— Да, даже перед Универсиадой были различные пикеты в Германии, Франции, в Москве, Петербурге, Башкирии, Марий-Эл, реагировали австрийцы, итальянцы. Они знали о том, что перед играми город будут зачищать.
— А вообще, отстрел собак происходит в странах, на которые мы равняемся?
— Нет, это мера исключительно для собак, которые больны бешенством. Конечно, на заседании УФАС Никитин сказал, что в Европе это решалось так: сначала всех собак переубивали, а потом только начали работать гуманно. Ему пришлось напомнить, что в Германии и правда убивали собак, но это было в 1946 году — это была страна, которая перенесла катастрофу. Они сравнивают Германию 1946 года и Казань 2013-го — город, который называет себя европейским? Мы что, перенесли войну?
Субботний Рамблер
Рекомендации
Болтология чистой воды. Мужик хоть что-то сделал кроме акций. Предложил и реализовал? Приют бы организовал что ли.
Полностью поддерживаю автора.
Фидаиль! Мы с Вами!!!
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука