или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
17 декабря 2013
3
1 612

Аэротанки авиатора Танкова

— После того, как мы самолет раздолбали и я опять у разбитого корыта оказался, поставил себе задачу: надо сначала заработать, чтобы голодным не быть, и над семьей не издеваться. Я на это три года почти потратил, никаким техническим творчеством не занимался, чисто – сапожка, ключная мастерская…
Наш разговор с военным пенсионером Игорем Танковым происходит в гаражном боксе бывшего Барнаульского ЗСВ – завода синтетического волокна. Завод давно обанкротился и был продан с молотка, его цеха и стоят разгромленными и захламленными, но в гаражах на территории промзоны жизнь кипит – их арендуют под свои нужды разные деловые люди. Кто под склад, кто под мастерские. Танков вот — под производственно-конструкторскую лабораторию по созданию аэроглиссеров.
— А когда мне начали говорить: Игорь, ты давай расширяйся, открывай четвертую, пятую мастерскую — я понял, что тогда у меня ни сил, ни жизни не останется на вот это. Я буду только деньги делать. Получил пятьдесят – хорошо, но хочешь семьдесят, потом сто хочешь. Это бесконечно, это философия жизни.
— А потом с ума сходишь, — добавляет со своего места коллега Танкова Павел. В руках у Павла – заготовка будущего воздушного винта. Еще один винт лежит на верстаке, еще несколько, разных калибров, развешаны по стенам.
— Да, потом песни поешь: ах как мне грустно, я ничего в этой жизни не сделал. Поэтому я остановился, осмотрелся, говорю: так, квартира-машина есть, дети обуты-накормлены, жена не скулит, не просит перстни, все нормально. Значит стоп – мастерских я больше не открываю, а время и свободные деньги начинаю тратить на это дело…
Танков окончил БВВАУЛ – Барнаульское высшее военное авиационное училище летчиков. Это училище, просуществовав чуть более 30 лет, было расформировано в 1999-м, но удивительным образом живет и сейчас благодаря цепкой и заботливой памяти своих бывших курсантов. ​Сайт училища постоянно обновляется, выпускники регулярно организуют встречи, отмечают вместе День ВВС.
«Летчиков в Барнауле как собак нерезаных, – говорит по этому поводу Танков. — Очень многие, кто здесь отучился, послужив, полетав, вернулись после в Барнаул».
С грустью об училище вспоминают не только летчики: многие местные говорят, что когда в городе было свое летное училище – Барнаулу была немного другая цена.
Танков выпустился из училища в 1985-м. Служил в истребительном полку в Молдавии, летал на МИГ-21, потом на вертолетах — в Одесском округе, в Германии, на Смоленщине. Там, в Вязьме, его и застало масштабное сокращение Вооруженных Сил новой России. Военные летчики стали не нужны стране: в 36 лет капитан ВВС Игорь Танков был уволен из армии. Надо было решать, чем заниматься дальше.
— А что я умею? Я летчик военный. Летать, стрелять, убивать – больше ничего не умею. Таксовал, работал, где попало. Но я ж летчик – мне летать охота…
В Вязьме он нашел клуб технического творчества – взрослые мужчины играли в игрушки; кто собирал мотодельтаплан, кто только вынашивал мысли построить что-то с винтом и крыльями.
— Мне это все интересно, я с самого начала склонялся что-то руками делать и головой придумывать. Я к ним прирос, стали работать. Самолетик у нас там был маленький, «Авиатика», планеры были, парапланы. Но в конечном итоге, коль я сам родом из Барнаула и жена тоже, — сам бог велел возвращаться. Квартиру обменял и в 98-м приехал на родину.
В Барнауле Танков скоро опять нашел своих: попал на АЗПИ, завод прецизионных изделий. Оказалось, при заводе есть конструкторско-производственная лаборатория по развитию сверхлегкой авиации.
— Бывает, предприятие содержит футбольную команду или баскетбольный клуб, или хор. А Виктор Адольфович Герман, директор АЗПИ – он такой вот человек, интересуется и сильно болеет за это дело. Там у него большой цех был, штат, ведущий конструктор очень грамотный, Иван Михайлович Примеров. А начальником был Евгений Васильевич Тананыхин — человек, стоявший у истоков зарождения малой авиации в Барнауле, он, кстати, до сих пор, активно летает, несмотря на пожилой возраст.
 
В заводской лаборатории Танков с коллегами придумывали и делали дельталеты – сверхлегкие аппараты с крылом как у дельтаплана и двигателем за спиной пилота. Разработали, например, специальный дельталет-«химик» для обработки гербицидами сельскохозяйственных посевов.
Здесь он многому научился, освоил новые для себя технологии и материалы, но через несколько лет все же с завода ушел.
— Работать все равно под дядей приходилось: назначена такая тема – ей и занимаемся. Иван Михайлович потом еще задумал делать вертолеты – последние два года мы с ним работали по расчетам подготовки производства, какие-то элементы начали уже делать. Винты, корпус. Я этого не поддерживал: вертолет сделать на порядок сложнее, а в пересчете на деньги – на порядок дороже. Наши мощности и финансовые возможности на заводе небольшой самолет сделать позволяли, но вертолет – в десятки раз больше нужно денег, знаний, опыта, технологий. Не реально. Это нужно подключать несколько институтов, там счет идет на сотни миллионов. Да и изобретать велосипед, когда скажем «Робинсон» потратил 30 миллионов долларов только на разработку…. В общем, мне хотелось что-то другое делать, поэтому я все-таки ушел.
Но и предложение тогда ему поступило уж больно заманчивое: владелец частного самолета пригласил Танкова поработать летчиком, механиком и инструктором.
— У меня пилотское удостоверение, все допуски, а ему нужен был человек, который бы его научил летать. Получилось, я взялся за интересное дело да еще зарплату получаю. Сначала он купил совсем маленький самолет – вообще этажерку с крыльями и моторчиком за спиной, а потом уже самолетик побольше, подороже – двухместный «Синтал», их в Рязани делают. И мы с ним стали летать в удовольствие, попытались развивать бизнес, тему патрулирования лесов и обработки полей…. а потом у нас винт прямо в воздухе разрушился. Самолет погиб, мы остались целы, и я опять у разбитого корыта оказался и дальше пошел. Бизнес не получился, как в том анекдоте: авиации у нас не будет, потому что летчик заболел…
Обратно идти на завод не хотелось, тем более что тогда же, летом 2006 года, конструктор Иван Михалыч Примеров погиб в Горном Алтае вместе с дочерью и еще с одним парнем, пилотом: их гидросамолет рухнул в Телецкое озеро.
Танкову было уже сорок пять, когда снова пришло время оглядываться по сторонам и придумывать, что делать дальше. Он огляделся – и увидел сапожную мастерскую.
— Иду, смотрю: сапожка, человек сидит, башмак зашивает. Я постучался, говорю – возьми меня в работники. Он: а ты умеешь? Не, говорю, не умею, но научусь. Хоть я и называюсь «летчик минус инженер» как в дипломе написано, через дефис, но очень быстро учусь. Он посмотрел так: ну заходи. Ну и все – через полгода нормально я уже работал, зарабатывал, и параллельно у него открыл ключную мастерскую, мне это больше нравилось, чем сапоги чинить. И получилось, что ключи мои дают больше выручки, чем сапожка, так что мой работодатель мне предложил стать компаньоном и открыть еще одну мастерскую. Полгода я в ней сам работал, потом взял человека на смену, появилось время – куда его девать?
Танков начал конструировать вездеходы-аэроглиссеры
Первую машину сделал для себя – как и многие местные люди, живущие по берегам великой сибирской реки Обь, он еще и увлеченный рыболов, и глиссер стал строить не для праздных покатушек. Есть сезоны, когда рыба, как здесь говорят «прёт дурОм», а вот добраться до нее привычным транспортом или пешком невозможно: весной провалишься под последний лед, осенью увязнешь в грязи, зимой – в «пухляке» рыхлом глубоком снегу.
— Люди делают лодки, снегоходы, «мотособак», но это все не то. А вертолет, я говорил уже, — дорого. Вот судно на воздушной подушке или такой глиссер с адаптивным днищем, как мой, — пройдет и по льду с проталинами, и по открытой воде, и по «пухляку», где снегоходы вязнут. Ну и потом: я же все-таки летчик, пусть теперь не летаю, но от пропеллера не смог отказаться. Начал думать…
Танков думал, штудировал интернет, съездил с целью промышленного шпионажа в Иркутск, где налажено производство похожих аппаратов. Делать то все равно хотел свое, но опыта не хватало. Вернулся, засучил рукава.
Первый его аппарат, «Танк-1», получился, как говорит его создатель, «не так шикарен и не так хорош по ходовым качествам». Танков конструировал и строил его почти пять лет в одиночку, без помощников, — сначала в собственном гараже и дома на кухне, позже арендовав угол в боксе промзоны.
По земле, воде, бездорожью, льду и снегу сейчас бегают два «Танка». Последний делался специально на заказ, сейчас он бороздит просторы Рыбинского водохранилища. Еще один живет в районе Самары. А от самого первого остались уже только запчасти.
— Чтобы построить глиссер, нужно решить четыре-пять отдельных технических задач. Если их оптимизировать, получается хороший рабочий аппарат. Если хоть одна из задач решена не оптимально, — характеристики ухудшаются. Нужно получить с двигателя максимальную тягу, подобрать редуктор, винт рассчитать. Редуктор не тот – тягу получишь не ту, меньше тяга – вяло будет ездить. На баллоны многие смотрят: о, так это ты лодку надувную прилепил. Не, ребята. Если мы сюда лодку прилепим, днище будет сопротивление создавать – он не поедет просто, да и протрется мгновенно. А есть такой сверхвысокомолекулярный полиэтилен, я его из Германии заказывал. Это материал, из которого делают палубы траулеров – на них рыбу разделывают, ножами по нему режут.
Танков говорит, что готов к тому, чтобы собирать несколько аппаратов одновременно: отточены не только методики расчетов и технологии, но производство он смог оптимизировать с помощью подрядчиков: баллоны ему клеят в Нижнем Новгороде, в фирме, специализирующейся на рафтах для сплавов по горным рекам, есть подрядчики на изготовление пластиковых деталей корпуса, редукторов.
У себя в «лаборатории» Танков вместе с помощниками, которые у него недавно появились, сконструировал оборудование для изготовления воздушных винтов – поставляет их компаниям, производящим вездеходы и судна на воздушной подушке.
— Технические вопросы для меня ясны: как делать, какой двигатель, какое оборудование. Теперь мне уже интереснее экономическая часть. Первый аппарат я сделал за свои деньги, изъятые из семейного бюджета. Второй мы делали на паях и, продав, смогли вложения вернуть. Для третьего я посчитал рентабельность, затраты на материал, — и на нем я уже что-то заработал….
Типовая модель «Танка» с 50-сильным двигателем от снегохода «Тайга» и грузоподъемностью 350-400 кг обойдется заказчику примерно в полмиллиона рублей. В очередь заказчики не становятся, но не потому, что дорого, объясняет Танков.
— Людям интересно, когда это все ездит, а так… к нам много любопытствующих приходит, хоть бросай дела и устраивай чаепитие с пресс-конференцией. Рассказываешь – видно: хочет, и деньги есть. Но когда узнает, что надо ждать полгода, потому что надо заново приступить к производству…. А когда аппарат готовый – сразу и покупатель есть. Я вот весной перед ледоходом, за Новым мостом вышнуровывал – так зевак было огромное количество.
А местные рыбаки меня считали работником МЧС, я их с того берега на этот возил. Там ямка, они ней чебака душили – каждое утро с полсотни человек гуськом двигаются, а обратно уже солнце подтопило, полыньи — они плывут. Я туда – раз, и прямо практически к троллейбусной остановке их доставлял. И все: а где, а как, а сколько. Но не любят люди ждать. Они открывают интернет и видят, что можно в Иркутске купить готовый аппарат. Подобную технику делают в Иркутске, Питере, в Нижнем только три фирмы. На судоверфях делают– «Хивус», «Марс», но это уже настоящие корабли – шести, десятиместные. А мой вариант – рыболов и пара друзей…
Танков говорит, что никаких иллюзий по поводу развитию бизнеса на постройке своих аппаратов у него нет – он взрослый человек, и знает, на что может рассчитывать. Но деньги важны, чтобы продолжать.
— Не будет заказа в ближайшее время – в январе начну делать аппарат для себя, я сам безлошадный. А деньги я другим бизнесом заработаю.
Тут дело в чем: когда что-то нравится – я этим могу заниматься не как из-под пинка на работе, восемь часов — у меня работоспособность намного выше. А когда только деньги главное – интерес к делу все равно, в конце концов, угасает со временем. И кто это поймет, еще не став совсем старым и больным, — тому надо начинать что-то делать. 
Фото автора и из архива Игоря Танкова
Субботний Рамблер
Рекомендации
Есть ведь в России умельцы. И фамилия какая бравая - Танков:)
Отличный материал. Только благодаря таким людям и жива до сиз пор Россия. А "Кулибина" этого обязательно местным властям поддержать нужно и грант безвозмездный выделить на развитие.
Отличная новость. Танков молодец. Молодёжь пусть учит. Муниципальная власть, ау! Из этого серьёзный бизнес может развиться. Надо помочь стартануть.
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука