или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
23 апреля 2015
39
19 603

«Белая лебедь в темнице». Как я сидела в тюрьме: личный опыт Татьяны Сухаревой

Рустория публикует серию рассказов Татьяны Сухаревой, которая несколько месяцев провела в тюремном заключении. О том, как ходить в туалет при всех, спать без снотворного и привыкнуть к обращению: «курица», что такое «голые дни», как выглядит рождественский ужин в тюрьме, и как вообще не сойти с ума, если попал за решётку.

Эта фотография сделана в нейрохирургическом отделении 7 клинической больницы Олей Ахметьевой, куда я была доставлена с диагнозом «сотрясение мозга» после того, как конвоир ударил меня головой о железную притолку в автозаке.

Многие лепят четки и фигурки из хлеба. Красят чернилами, украшают стразами. Когда для четок делают тесто из хлеба, в нем отчетливо видны серебристые прожилки. Это бром, который добавляют почти во всю пищу. От баландерок известно, что безопасно есть лишь первое на обед и кашу.

Когда говорят, что бром добавляют только мужчинам, знайте: это ложь. Добавляют всем. Для подавления не только сексуальной, но и умственной активности. Зачем следователю арестантка с умственной активностью?

А подавленную проще закатать.

Помните, я говорила о запахе мертвечины со двора СИЗО? Он проникает и в камеры. Во дворе — множество мертвых голубей. Арестантки бросают хлеб голубям, и у птиц из-за него взрывается зоб. Таким вот хлебом кормят женщин.

Каша представляет собой налитое в тарелку молоко, в котором плавает несколько зерен гречки, манки или сечки. Одна порция на двоих.

В обед — суп (тоже одна порция на двоих). Очень мало супа. В детстве у меня была серия книг «Пионеры-герои». Одна из них посвящена Люсе Герасименко из Минска, единственной девочке в серии. Когда Люся оказалась в гестаповской тюрьме, то фашисты давали арестованным «десять ложек какой-то баланды». Так вот, я посчитала количество ложек в супе. Их две. Даже фашисты давали больше.

На второе дают вонючую капусту, которую никто не берет. Там должна быть тушенка. Тушенка дается из списанных запасов мобилизационного резерва семидесятилетней давности. То, чем нельзя кормить солдат, отдали арестанткам. Но и этой тушенки в капусте два-три волоска. А по нормам положено пятьдесят граммов на человека в день.

Рыбу как-то привезли с солитерами.

Мясо — крохотную котлетку — выдают только по праздникам. Это было на Новый год и Рождество.

На ужин — жидкая картошка. Она как вода.

По ночам люди храпят, сопят, бредят. Выспаться невозможно. Многие берут снотворное. Пишут заявление и получают димедрол или феназепам.

Утром и вечером всех выводят на проверку. По четвергам проводится так называемый «голый день»: камера выходит на проверку в халатах или простынях на голое тело. Около входа стоит фельдшер, перед ней надо снять простыню или халат и показать обнаженное тело. Этот осмотр формален.

Он призван скорее унизить и заморозить женщин, нежели что-то обнаружить. Фельдшер «не замечает» ни синяков, ни царапин. «Голые дни» проводились и зимой, когда в коридоре холодно.

Иногда держали на проверке подолгу — в одном халате, в мороз.

Полагается прогулка, не меньше часа в день. Водят в закрытый дворик. Несколько раз зимой, в мороз, держали по несколько часов. Это делают специально, чтобы дать женщинам понять, что они абсолютно бесправны, что с ними можно сделать все что угодно. Мы возвращались в камеру замерзшие, с сосульками на губах.

Спали на железных решетчатых шконках с тончайшими матрасами. От этого дико болят ноги и спина. Просыпаешься в синяках. У меня заболевание позвоночника, и я пыталась добиться второго матраса.

Главврач Иванова после осмотра сказала: «Вижу, но, пока справок с воли не предоставите, второй матрас не получите». «Но вы же видите, что он мне показан», — возразила я. «Я вам все сказала. Идите!»

Как я могу запросить справки с воли без паспорта? Никто их не выдаст. Нет справок — ты здорова. Обойдешься без матраса.

Часто из других камер слышны повторяющиеся крики вроде: «Один ноль семь, врача срочно!» (это номер камеры; говорят не «сто семь», а «один ноль семь»). Если кричат и грохочут кружками, дело совсем плохо. Врач не приходит подолгу. Бывают смерти от неоказания медицинской помощи. Однажды, на следующий день после дикого крика о враче, мы узнали из следки, что женщина умерла от менингита, так и не дождавшись помощи.

У нас в камере была больная эпилепсией. Однажды ей стало плохо. Врач появилась только через шесть часов.

Из врачей-специалистов — только гинеколог и психиатр. По всем остальным вопросам — главврач Иванова.

Когда человеку плохо, давление измеряют через открытую корму. Мы смеялись, что скоро через корму будет и гинеколог осматривать. Когда нужен укол, человека выводят, как здесь говорят, «на коридор». Прямо там делают укол и отправляют обратно в камеру.

Особое издевательство — это шмон. Шмоны проводят для профилактики и для наказания «шатающих режим» арестованных. Например, тех, кто жалуется в ОНК (общественная наблюдательная комиссия. Контролирует соблюдение прав человека в местах принудительного содержания). Перед их визитом оперативник вызывает старшую камеры и разъясняет ей, чтобы никто из арестованных «не вынес сор из избы», иначе «у всей хаты будут проблемы». Вернувшись, старшая беседует с новенькими и особо «буйными», чтобы не подводили всю хату и ничего не рассказывали.

Если арестованная жалуется ОНК на безобразные условия или побои, то буквально через час после выхода членов ОНК из СИЗО в «нарушившей правила» камере начинается шмон. Всех женщин запирают на три часа в шмоналку — холодное помещение с кафельным полом.

Курящие в камере — абсолютное большинство, немногочисленным некурящим остается только задыхаться.

Присесть некуда, разве что на пол. Измученные женщины садятся на сланцы, но все равно простужаются. После таких шмонов массово просятся к гинекологу. Иногда проводят по два-три шмона в день.

Основная цель оперативников — мобильный телефон. Если его находят, то изымают, а старшую отправляют в карцер на пятнадцать суток.

(Я думаю, вы представляете, что сделают махровые уголовницы с той, которая лишила их единственного средства общения, пусть редкого, с близкими).

Иногда при шмоне отбирают бражку, нарисованные карты и таблетки. Но это побочный доход дежурных.

Особенно зверствовала на шмонах оперативница Надежда Рысиковна по кличке Рысь. Запомните это имя: страна должна знать своих героинь. Заходя в камеру, она орала: «Эй, курицы! Задницы подняли, оперативник вошел». Её все боялись.

Как-то во время шмона она отправила камеру к гинекологу в поисках телефонной трубки. Врач намеренно причиняла женщинам боль, а Рысь их держала.

Одна из арестованных не выдержала и укусила ее. Мощно укусила. Рысь потом ходила с перевязанной рукой, но её зверства только усилились.

Поэтому до ОНК не доходит множество безобразий, творящихся в СИЗО.

Зачем над арестованными издеваются? Основная цель, как и в фашистских и сталинских лагерях, — уничтожить вас как личность, лишить достоинства, доказать, что вы — никто. Сделать так, чтобы вы поверили в свою виновность, даже в то, что не совершали, ощутили, что недостойны человеческого обращения.

Надзирательницы обращаются к арестованным исключительно на «ты» независимо от возраста, подчеркивая их приниженное положение. «Эй, ты, поди сюда!», «Тишину словили!», «Курицы!» — такое ты слышишь постоянно. Мало кто делает замечания надзирательницам. А в ответ на редкие замечания следует фраза: «Не надо преступлений совершать».

В СИЗО вам дают понять, что вы уже преступница, что для «порядочного» общества вы потеряны. Говорить надзирательницам о презумпции невиновности и законе — то же самое, что показывать слепому картины.

Атмосфера «зря сюда не попадают» передается и некоторым арестованным.

Эту фразу часто повторяла наша вторая старшая, Ирма. А еще она не сходила с языка у магазинной воровки Вали. Зайдя в камеру, она представилась именем Дойна; потом решила назваться подлинным именем, о чем написала заявление оперативнику.

В шесть утра заходит дежурная надзирательница и заставляет всех вылезать из-под одеял. Ты больна? Приехала из суда в три ночи? Никого не волнует. Оказалась в шесть под одеялом? Пиши объяснительную. Единственная цель — унизить людей. В СИЗО не работают, и просыпаться в шесть утра, если не надо ехать в суд, бессмысленно. Просто очередное издевательство.

В СИЗО можно запросто заразиться туберкулезом. Теоретически каждой новой арестантке должны делать флюорографию. Но часто проверку проводят, когда человек уже переведен из карантина в общую камеру, или не проводят вообще. У девятнадцатилетней студентки правовой академии, дочери одной из моих сокамерниц, подозрение на туберкулез IV степени. До этого к ним в камеру посадили больную туберкулезом женщину. Инфекцию можно подхватить и в автозаке, где до тебя везли больного.

Дежурные никогда не говорят, куда забирают. «С документами» означает, что поведут в следственную часть, куда пришел следователь или адвокат. «Слегка» — на свидание. «По сезону» — в карцер. «На выезд собирайтесь» — в суд или на освидетельствование. «Со всеми вещами и с казенкой» может означать перевод в другую камеру, отправку в Матроску (СИЗО «Матросская тишина»), Бутырку (психиатрическая больница) или в другой изолятор.

Для вывоза в суды будят в четыре-пять утра. Несколько часов ты сидишь в отстойнике, потом трясешься в автозаке. Иногда в общак автозака (на четверых) набивали до двенадцати человек. Сидя внутри, коленями ты упираешься в дверь, а головой — в потолок.

А теперь представьте: вас подняли в пять утра, несколько часов продержали в вонючем общаке, привезли в суд в набитом до отказа автозаке и посадили в конвойку, где воняет мужской мочой и до того душно, что можно задохнуться.

Смогли бы вы после этого убедительно отстаивать свою невиновность или бороться за снижение срока?

После судов всегда возвращаются за полночь. Порой в три-четыре утра. Всё повторяется в точности, только в обратном порядке. Конвойка, автозак, отстойник. Иногда в суды приходится ездить ежедневно.

Нужно подготовиться? Написать выступление? Вспомнить о важнейших событиях, которые могли бы вас оправдать? Некогда, некогда, некогда. Не говоря уже о том, чтобы элементарно позаботиться о внешнем виде. Судья и так видит тебя в клетке, а когда человек в клетке, то чисто психологически трудно поверить в его невиновность.

Первые полгода никаких следственных действий не ведется вообще. Тебе тупо продляют меру пресечения.

Формулировка всегда одна и та же: «В связи со сложностью и многоэпизодностью данного дела».

Все это иначе как пыткой не назовешь. Умышленно наносят вред здоровью ужасными условиями в СИЗО, чтобы ты взяла вину на себя: оговорила себя и других ни в чем не повинных людей.

Как только у меня появилась тетрадь, я начала писать эту книгу. Я назвала ее «Белая лебедь в темнице». Белая лебедь должна была стать символом моей избирательной кампании…

Продолжение следует.

Субботний Рамблер
Читайте ответ на эту статью
Рекомендации
нравится
Нужно обязательно дописать эту книгу и перевести на иностранные языки. А то мы про американские тюрьмы и концлагеря знаем больше, чем про российские. Пусть весь мир узнает, что и наши тюрьмы заслуживают, чтобы о них говорили.
Книга написана. Более того, отредактирована и прошла корректуру. Сейчас я активно ищу издательство. И собираюсь издавать ее не только в России. С частности, собираюсь переводить ее на английский, немецкий, украинский, беларуский и (если получится) грузинский языки.
И в какое это время? На наше не похоже (((-
Я провела в СИЗО с июля 2014 года по март 2015г. Всему описанному я была свидетельницей. Так что очень даже наше время
Татьяна Сухарева, Пишите нам, пожалуйста, ещё! Это важно и нужно. Спасибо большое Вам!
Ксения Баранова, книга готова полностью. Я как раз ищу издательство, которое согласится ее опубликовать. Она прошла рецензию и корректуру. Отзывы очень хорошие. Считают, что книга должна выйти.
Татьяна Сухарева, О, прекрасно!!! В среду дам Вам точный ответ:)
Описанное настоящий ад. Многие в наше время попадают в тюрьму невинными.
Опубликовала второй отрывок. В нем я пишу об обманутых надеждах женщин на амнистию и о том, что делали со мной во время одного из судов по мере пресечения.
Отрывок можно видеть по этой ссылке.
http://rustoria.ru/post/belaya-lebed-v-temnice-otryvok/
Жесть, никогда бы не подумала, что в наше время в тюрьмах такой садизм.
Ничего не изменилось со сталинских времен. Со мной в камере сидела женщина, она говорила, что о том, что в тюрьме происходит, нужно в блогах писать, чтобы все видели. И добавляла: "Да разве кто напишет".
Два других отрывка из моей книги:
http://rustoria.ru/post/belaya-lebed-v-temnice-otryvok/
http://rustoria.ru/post/kak-menya-pytali-belaya-lebed-v-temnice-otryvok-3/?fb_ref=Default
Желаю удачи в издании книги. Очень важное дело.
желаю удачи в издании книги
Книга обязательно должна выйти. Необходимо, что бы ее прочитало как можно больше людей и хоть что-то поменялось в их сознании...
Книга обязательно должна выйти. Пусть главный редактор Рустории обратит на это внимание. Книга Сухаревой имеет все шансы стать вторым "Архипелагом Гулагом". Также важно ее перевести на все языки. Пусть все знают, что творится в России в двадцать первом веке.
пусть книга увидит свет! об этом должны знать все
Обеими руками ЗА то, чтобы книга наконец-то вышла!
Тюрьма, ещё одно учреждение, являющееся крепким рассадником совка.
Книга должна выйти! Она нужна людям
Эту книгу нужно опубликовать!
Хм! Я тоже в ИВС и СИЗО писал всё что видел. Прежде всего, чтобы не свихнуться и сохранить человеческий облик. Есть несколько очерков. Не перечитываю - страшно...
2012 год
Сам сидел 3 месяца в СИЗО, все описанное конечно правда. Казалось женщин содержут в более приемлемых условиях, а нет в нашей стране разницы между мужчинами и женщинами нет.
Перед тюрьмой и пытками все равны.
Евгению Васильеву туда бы определить.
В славном 1984 году провел в Новосибирском СИЗО полный цикл 11 месяцев, т.е. от ареста до этапа на ИТК. Но написанное поражает "цивилизованными", "демократичными" порядками! Конечно гостиница Белая лебедь санаторием никогда не была, но в следственной хате отношение все-таки было не как к осужденным. Во всяком случае, хотя и аспирин был универсальной пилюлей, но лекаря прибегали быстро и прогулки были строго час. Описанные порядки напоминают нахождение в осужденке, т.е. куда помещают арестанта после приговора суда: -там уже на 10 мест находилось по 40человек, нерегулярные прогулки и отсутствие лекарей как класса, а также и бани. Плюс ко всему ради профилактики, раз в неделю получали анальгин(так называли резиновые дубинки) по спине! А ведь Достоевскому не нравился "Мертвый дом"!!! Обязательно опубликовывайте книгу, может постепенно народ перестанет безмолвствовать, и будет требовать свои права и не терпеть беспредел.
Осужденные и подследственные сидят вместе. Спасибо за то, что напомнили. В книге я этот момент опустила. Он отражен только в виде примеров
Сравниваю судьбу Татьяны Сухаревой и Васильевой. Сразу все становится на свои места, сразу убираются все сомнения по нашему правосудию. Воровка, обворовавшая страну на миллиарды, балдела под домашним арестом, развлекалась в бутиках и жила светской жизнью. А ни в чем невиновная Сухарева, которая всего лишь осмелилась выставить свою кандидатуру на выборах, подвергалась пытках и почти год просидела в СИЗО в жутких условиях. Где справедливость? Где закон в конце концов?
ВСЕ, АБСОЛЮТНО ВСЕ ОТ ПЕРВОГО ДО ПОСЛЕДНЕГО СЛОВА ПРАВДА!! Я БЫЛА В ИЗОЛЯТОРЕ №6, НА УЛИЦЕ ШОССЕЙНОЙ С МАЯ 2008 Г. ПО 29ДЕКАБРЯ 2008. НЕ ЗНАЮ КОГДА БЫЛА АВТОР, НО ТОГДА ВСЕ БЫЛО ТО ЖЕ САМОЕ. И РЫСИКОВНУ Я ПОМНЮ, А ЕЩЕ УМРЯШКИНУ - УПРАВЛЯЮЩУЮ СИЕМ КАЗЕННЫМ ЗАВЕДЕНИЕМ. А ЕЩЕ КАК ПОДСЛЕДСТВЕННЫМ ИЗ ОРГАНОВ КОТОРЫЕ НАХОДЯТСЯ В ЭТОЙ ЖЕ ТЮРЬМЕ (ЭТО МУЖЧИНЫ) ТАСКАЮТ В КАМЕРЫ ПЛАЗМЕННЫЕ ТЕЛЕВИЗОРЫ И ЕДУ, ДЛЯ НИХ СПЕЦСТОЛОВАЯ РАБОТАЕТ. САМОЕ УЖАСТНОЕ, ЧТО ПОКИНУВ ЭТО МЕСТО, Я ПИСАЛА ЖАЛОБЫ В НАДЗОРНЫЕ ОРГАНЫ И МНЕ ОТВЕТИЛИ, ЧТО ВСЕ ХОРОШО И Я ОПИСАЛА ИМ ТО ЧТО И ДОЛЖНО БЫТЬ! ТЕПЕРЬ ВОТ, ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ, ЗАДУМАЛАСЬ - МОЖЕТ ОПИСАТЬ СВОЕ ПРИБЫВАНИЕ В КОЛОНИИ, А ИМЕННО О ТОМ, ЧТО ПОПАДАЯ НА ОПРЕДЕЛЕННЫЙ ПО ЗАКОНУ СРОК ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕБОЛЬШОЙ ИЛИ ЛЕГКОЙ ТЯЖЕСТИ ЖЕНЩИНА МОЖЕТ ВООБЩЕ ДОМОЙ НЕ ВЕРНУТЬСЯ, ЗАПРОСТО СГИНУТЬ В КОНЦ. ЛАГЕРЯХ (ПО ДРУГОМУ И НЕ НАЗОВЕШЬ) МОРДОВИИ ИЛИ ЧУВАШИИ. У МЕНЯ ЮРИДИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И КОНЕЧНО Я ЗНАЮ КАК ПРАВИЛЬНО СОСТАВЛЯТЬ ПОДОБНЫЕ ДОКУМЕНТЫ (ДОСТАТОЧНО СКАЗАТЬ О ТОМ, ЧТО ПИСАЛА УЖЕ ИЗ КОЛОНИИ И МНЕ УБРАЛИ ЧАСТЬ СРОКА, ОН И БЫЛ НЕ ТАКОЙ БОЛЬШОЙ КОНЕЧНО, НО ТЕМ НЕ МЕНЕЕ), ТАК ЧТО ПИСАЛА Я ГРАММОТНО И ТОЛЬКО ПО СУЩЕСТВУ УСЛОВИЙ СОДЕРЖАНИЯ. сорри что капсом, эмоции сильные после прочтения, как будто сама пережила все заново, кричать захотелось чтоб обратили на эту проблему внимание
Оляша, я находилась в "шестерке" с 14.07.2014г. по 06.03.2015г. Начальник изолятора сейчас - Кириллова, а главврач медчасти Иванова (по неподтвержденным сведениям ходит под подпиской о невыезде (похоже, кто-то умерла от неоказания медпомощи), но это слухи).
Сама я тоже писала везде и о пытках, и о незаконном заключении под стражу, и о фабрикации дела. Тем более, что у меня тоже есть высшее юридическое образование и ученая степень по экономике. Но все, как об стенку горох. Вчера моей знакомой пришел ответ на ее письмо по моему содержанию в СИЗО. где написано, что "медпомощь мне оказывалась в полном объеме", а еще, что во время моих голодовок меня ежедневно наблюдал медработник. Это ложь чистейшей воды. Во время первой голодовки меня просто заперли в одиночке, никакой медработник ко мне не приходил. Если бы я умерла, то просто бы оформили как смерть от сердечной недостаточности.
А во время последней голодовки меня посадили в камеру с отрицательной температурой (карантинная камера № 03), в результате чего я получила заболевание почек. Зато медработник ходил каждый день, брал кровь, мерил давление и температуру.
Татьяна, да я отлично знаю что там происходит и полностью подпишусь под каждым вашим словом (думаю не я одна). Я не обижена на закон, считаю что меня взяли под стражу справедливо. Но то что происходит потом не соизмеримо ни с преступлением, ни с наказанием. На жалобы я получила подобный ответ, тоже отписались. У меня даже на почте по-моему осталось это письмо из УФСИНа или куда я там писала уже не помню, это было в 2011г. Самое удевительное, то что большинство моих однокурников работают по специальности именно в тюрьмах или УФСИНе. Не могу представить, чтоб они вели себя как садисты, большинство из них милые и добрые люди. Видимо надевая форму, они превращаются в недолюдей (надеюсь что не все, потому что и хорошие люди среди надзорсостава мне попадались, пусть и один против десяти). Надеюсь вы написали в своем повествовании о том как Н. А. Рысиковна, унижает достоинство подследственных и осужденных, с каким то изощренным "БАБСКИМ" садизмом. Как именно по-женски знает что будет больнее и действеннее по отношению к женщинам находящимся в изоляторе.
Оляша, да, о Рысиковне я написала
Это из Газеты.ру по Васильевой. Мне позвонили, и я рассказала о "Печатниках". Какой пиар для Рысиковны.
http://www.gazeta.ru/social/2015/05/08/6678741.shtml
Я читала про нее. Ее сильно били изза этого она слепнет на один глаз. Она куда то балотировалась. Ее посадили кому то мешала сильно. Очень ее жалко.
Конечно пишите! Пусть человек знает, что будет с ним, если нарушить закон или попытаться (что самое обидно) и влететь в "сталинский режим". В котором, как вижу из описанного и Солженицына приписали (хотя он и писал рассказы таких же осужденных и обиженных на закон, а не документальные факты, что и написал, подстраховываясь, на первых страницах "Гулага"), вы побывали. Да и фильм, видимо, вам по душе "Служу Советскому Союзу!" 2012 г. Там то душа и трепет осужденных, сверх-тираном Сталиным, раскрыта на полную.
Желаю удачи как в жизни, так и рассказах. Надеюсь народ задумается о том, что нужно для нормального человека это в первую очередь семья, работа и здоровье, а не лишать этого других.
СИЗО-6 - это отель 5 звезд в сравнении с колониями женскими, вот там, действительно то, что словами не описать. И Рысиковна - милейший человек, если в тюремную романтику не играешь. В СИЗО-6 заключенные - еще люди... А в колонии - уже нет, для сотрудников колонии и для самих заключенных, которые из сизовских "куриц", вдруг в чудовищ диких превращаются. А сотрудники колоний так и говорят: "Чего вы переживаете, вы после смерти в ад не попадете, вы при жизни в нем побывали..." И "голый день" невинной забавой покажется после лагерных "мероприятий". А по поводу этапов, - все верно, только еще хуже. А этапы в лагеря (в "столыпинских" вагонах), когда не часами, а сутками длится весь этот ужас нереальный...Да и в лагерях - одно сплошное месиво из времени, ужаса, боли, отвращения и безысходности. Имею право на все сказанное, провела в этом кошмаре более 7 лет, не признав вину. Скоро год, как я дома, но кошмары до сих пор снятся...Надеюсь, что память сотрет всю эту грязь когда-нибудь...
Прочитал, впечатлен... Ну а что Вы хотели? Ведь попали не на курорт. Там так же сидят и насильники, убийцы, педофилы и т.д. И что их теперь в попу надо целовать и по головке гладить, кормить самыми свежими фруктами и "карэ из молодого ягненка" подавать в обед. Лучше отдать все хорошие продукты в детские дома, а преступившие закон пусть посидят подумают над своим повидением. Ведь обычные граждане не должны кормить их из собственного кормана, пускай вернут каторгу, когда заключенный кормит сам себя, кто не работает тот не ест.
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука