или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
17 февраля 2014
0
2 278

Что стоит за дракой в селе Белом?

В последние две недели обстановка в Красногвардейском районе Адыгеи заметно накалилась, а всему виной многолетнее противостояния местных жителей и курдских переселенцев, составляющих заметную часть жителей района. Газета «Закубанье» сообщает: в среду 5 февраля Сергей Ермаков находился вместе с сыном в сельской школе, когда услышал, как четверо старшеклассников-курдов из параллельных классов в разговоре между собой обильно матерились. Мужчина посчитал такие разговоры на территории школы неприличными и сделал парням замечание, после чего началась словесная перепалка. Закончилось всё тем, что отца вместе с сыном повалили на землю и стали избивать. Драку удалось остановить лишь директору школы.
Оправившись от первого шока, Сергей Ермаков заявил, что дело так не оставит, и отправился в полицию писать заявление, однако на пути из села его стали преследовать неизвестные люди на автомобилях. Они перекрыли дорогу, оттуда выскочили 20-25 человек и стали громить машину и избивать пассажиров. От расправы их уберегло только прибытие казачьего атамана, которого по телефону вызвал Ермаков.
Драка закономерно вызвала возмущение среди местного русского населения, и через день 25 казаков Красногвардейского районного казачьего общества собрались на сход возле спортивного клуба в райцентре. Прибывшие на место полицейские не стали сочувствовать казачьим проблемам, а просто задержали и доставили всех в местное РОВД для «проведения профилактических мероприятий», которые состояли в фотографировании казаков и взятия у них отпечатков пальцев для предотвращения «экстремистской деятельности». Действия полиции в свою очередь вызвали новую волну народного гнева, которая оформилась в виде несогласованного митинга недовольных жителей 11 февраля, в котором участвовало около 150 человек, а также написания письма на имя президента В. В. Путина, под которым поставили подпись около 500 человек.
Претензии русского населения к курдским односельчанам не меняются из года в год и сводятся к следующему (цитирую одно из многочисленных мнений, появляющихся в сочувствующей рассерженным селянам прессе): мол, «курды принесли с собой обычаи решать дела поножовщиной, держать стада коров на приусадебных участках, сваливать потроха и сливать навозную жижу прямо на улицы, выдавать мужчинам 12-летних девочек и рожать вне брака по десятку плохо обучаемых и едва говорящих по-русски детей. В итоге русская молодежь при первой возможности уезжает из родных сёл».
Подобная эмоциональная констатация фактов неизбежно приводит к рассмотрению проблемы в популистской и националистической плоскости. Например, в интервью «Кавказскому узлу» представитель «Союза славян Адыгеи», известных адвокатов русского населения республики, Владимир Каратаев объясняет быстрый рост численности курдов в Адыгее и на Кубани миграционной политикой последних 15 лет, базирующейся «на абсурдных либеральных представлениях о том, что Россия — некая территория, где необходимо устроить очередной «плавильный котел» народов».
Вторая сторона конфликта в публичном пространстве обычно никак не представлена, хотя время от времени поступают заявления от курдской национальной организацией «Агры», которая склонна отрицать межнациональный характер конфликта. Глава этой организации Файзо Абдуллаев указывает, что «у курдов такие же проблемы, как и у всех — в сёлах нет работы, как нет и перспективы».
В такой ситуации возникает необходимость посмотреть на проблему с третьей стороны, абстрагироваться от накала страстей и посвятить себя трезвому анализу. К счастью, такая сторона есть — это научное сообщество: совсем недавно в республике проводился ряд исследований, посвящённых проблеме интеграции курдского населения в общество Адыгеи. К какому же выходу из сложившейся ситуации подталкивает научный взгляд на проблему?
Во-первых, постоянные жалобы жителей села и представителей «Союза славян Адыгеи» на то, что «русским приходится жить в ситуации полного бесправия и оскорблений на каждом шагу» отражают вполне предсказуемую картину: оказавшиеся в незнакомой для себя реальности сплоченные переселенцы (особенно поддерживающие традиционный общинный образ жизни) используют все возможные способы занять выгодное для себя и своей общины положение и обеспечить стабильность её существования. Что тут можно сделать? Ответ состоит в том, что главным арбитром должно стать государство, которое бы обеспечило в районе верховенство права (отсутствие которого является одной из важных черт нынешней ситуации не только в Адыгее, но и во всей России), а также состязательность и независимость суда. Этот легальный и вполне эффективный инструмент позволил бы создать жителям систему сдержек и противовесов, позволяющую решать повседневные вопросы.
Во-вторых, многие исследователи обращают внимание на казалось бы частную, но на самом деле важнейшую проблему, а именно на катастрофический уровень образования в среде местных курдов (см. ​тут или ​тут). Многие представители курдской общины практически не владеют русским языком (особенно дошкольники и люди пожилого возраста). Большинство курдских детей не посещает дошкольные образовательные учреждения. Девочки, как правило, учатся только до 5 или 6 класса, позже родители не пускают их в школу, мотивируя это тем, что их дочерей могут украсть по дороге в школу или обратно. Увеличение интереса к образованию наблюдается, но оно растёт крайне медленно и в целом не позволяет изжить негативное отношение к образованию в курдской среде и к восприятию школы как определенного «социального сейфа», в котором происходит ожидание взросления ребенка. Для мальчиков взрослая жизнь — это обычно торговля на рынке, а для девочек — замужество, ведение домашнего хозяйства.
Крайне ограниченное владение русским языком ведёт к тому, что курдская община оказывается в изоляции от принимающей стороны. В итоге окружающее русское и адыгейское население вместе с органами исполнительской власти и СМИ заметно дистанцируются от «чужих». А ведь переломить сложившуюся ситуацию удастся только, если местная власть и недовольное население в целом перестанет занимать пассивно-агрессивную позицию сторонних наблюдатей и займётся активной «просветительской» деятельностью среди курдов. В конце концов, образование (безусловно наряду с соблюдением законов) является одним из ключевых инструментов интеграции в современном мире, а, как показывают исследования, именно в этой сфере в Красносельском районе наблюдается полный провал.
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука