или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
29 октября 2013
0
1 096

Домик в деревне

«Хорошо иметь домик в деревне!» — декларировала старушка из рекламного ролика, фальшивая и лубочная, одетая в крахмальный передник, прокипяченный в хлорке. Как сильно эта реклама задевала сельчан, простых и чистых, всегда готовых к непосильному физическому труду во благо продовольственной безопасности страны! Ибо в ролике этом столько же правды, сколько и в «думках» некоторых среднестатистических жителей США о медведях с балалайками на улицах Москвы.
Есть изумительная притча. Однажды Тамерлан осадил город и послал туда гонцов, чтобы взять с народа дань в виде мешка золота. Люди выплатили дань, и гонцы вернулись.
И вновь Тамерлан отправляет гонцов, однако те вернулись с пустыми руками, сказав: «Люди плачут, говорят, что у них больше ничего нет!» «Раз плачут, значит еще что-то осталось!» — ответил Тамерлан и повернул воинов назад.
И действительно гонцы вернулись с золотом. Тогда Тамерлан спросил: «Что делали люди?» «Они смеялись и веселились», — ответили гонцы. И сказал тогда Тамерлан: «Раз они радостны, смеются – значит теперь у них и правда больше ничего не осталось…»
Не просто так вспомнила я об этой притче. Иду я по деревне, по непролазной грязи. Осенняя хмарь и в самом идиллическом месте не добавляет настроения. А тут – старая ржавая техника, полуразрушенный зерноток, опустевшие с провалившейся крышей бывшие фермы, высоченная «грязевая» колея… Всё в серо-ржавых тонах сепии… И люди – потрясающие люди. От мальца на велике (ещё думаешь – как он сухое местечко без грязи находит – проехать), до бабулечки, медленно переставляющей ноги в старых резиновых сапогах. Каждый улыбнётся, и громко, искренне глядя в глаза, говорит мне «Здравствуйте!» Чему улыбаются, казалось бы? Почему? Может потому, что просто больше ничего не осталось? Всё что можно у села отняли. И последней каплей стало вступление в ВТО, что мы видим теперь уже совершенно наглядно.
Но теоретизировать можно лишь тогда, когда поймёшь, поговоришь, узнаешь, докопаешься… Хватает у нас в государстве людей, политиков, газетных и телевизионных кликуш, исключительно рассуждающих, не считающих нужным вникать в суть вопроса. Не считаю нужным, да и возможным, уподобляться оным. Вот они – живые люди, с живыми мнениями и непридуманными словами и проблемами. 200 километров от центра Кировской области. Деревня Безводное. Которая совершенно не оправдывает своего названия. И речек, и дождей в достатке. Даже озеро есть, весьма немаленькое.
Любуются пейзажами, как правило, лишь заезжие «столичные фифы и бонвиваны». Сельчанину наслаждаться красотами a-la «в багрец и золото одетые леса» приходится редко. На это просто нет времени.
Огородная правда
Галина Петровна Шестакова сейчас на пенсии. Чистенький маленький домик, обшитый сайдингом. Огородик. Даже в осеннюю пору видно, что уход за ним надлежащий.
— А как ты хочешь? — объясняет Галина Петровна. – Этим огородом мы кормимся довольно долго. Что потопаешь – то и полопаешь.
- И картошка тоже, конечно… — как выясняется, некстати вставляю я.
— А вот картошку почти никто уже не сажает. Только пару грядочек. Не как раньше…
Одна из картинок моего далекого детства – картофельные плантации у каждого дома. Картошкой и скотину кормили, и сами ели, и продать можно было.
— Знаешь по сколь ее сейчас покупают? По 5 рублей за килограмм. А чтоб вырастить, надо сперва вспахать – значит нанять трактор. Потом посадить. Потом почиркать (окучить иначе говоря – прим. А.Т). А с жуками сколько ещё мороки! Опрыскивать надобно, и не один раз. В итоге только надорвёшь спину. И останешься в убытках.
- Дом у вас красивый, отделанный, не чета многим.
— Так ведь копили сколько на это! Одна радость, что остался этот, отцовский домик. Из нашего, того где жили, большого дома нас просто выставили в 2010-м году. Объявили колхоз «Земледелец» банкротом. И стали распродавать всё, что только возможно. Никому ж из нас раньше в голову не приходило что-то выкупать в собственность! Работали, верили в то, что всё будет хорошо. И тут сообщают о банкротстве, говоря: «Выкупайте свои квартиры!» Нам, к примеру, объявили стоимость дома в 200 тысяч. Ну, откуда у нас с мужем – двух пенсионеров – столько денег?
- А больше колхоз при банкротстве ничего не мог продать? Не отнимая жилья?
— Сами чуть не плакали… Да можно было хотя б сдать для начала ржавую технику в металлолом. Ещё какие-то могли быть придумки… Но зачем? Проще ж нас выгнать. Вот, вчера сказали, дома наши отобранные продали кому-то в Ленинградской области, какой-то военной части.
- И что –оттуда поедут сюда люди?
— А и не знаю, что тебе и сказать. Скорей всего купили для перепродажи.
Галина Петровна 40 лет проработала агрономом. Потрясающая цифра! И главным агрономом тоже была. Прекрасно знает – как надо заниматься сельским хозяйством, с чего начинать. Скотину, разумеется, тоже держали. Но, увы. Во дворе не слышится ни мычания, ни блеяния, ни кудахтанья кур. И привычного запаха навоза тоже нет… Нонсенс! Как можно на селе не держать никого из «зверья»!
- Кого сейчас держите? Корова-куры?
— А никого, милая, не держим, — огорчённо вздыхает Галина Петровна. – Когда колхоз помогал – давали корма, помогали с сеном, техника была колхозная — скосить, привезти. А сейчас всё на свои, а это неподъёмно.
- Даже для своих нужд держать дорого?
— Очень! Сено скоси. Сметай. Заплати, чтоб привезли. Корм купи. И это ради банки молока? Раньше на два стада коров набиралось. Своих, частных два стада было в Безводном. Пастухов кормили по очереди, все, чья скотина в стаде. Так за год бывало очередь не доходила до некоторых обед сготовить пастуху. А сейчас – нужно заплатить 700 рублей, да накормить. Где взять денег? И никто почти скотину больше не держит.
С горечью рассказывает Галина Петровна, как пытался один односельчанин растить бычков. Это не меньше года, а то и полутора, чтоб вырастить – уход за ними нужен, кормёжка. А сдать ему предложили этих бычков по 150 рублей за кило. И выручил бы он тысяч 30-40 за бычка. Вот вам и «сверхприбыль» — за полтора года 40 тысяч. Не то что не пошикуешь – смысла просто нет.
В Кировской области с каждым годом снижается количество сельских жителей, занимающихся сельским хозяйством. Сегодня это 9% сельского населения. Оставшиеся 91% — это врачи, учителя, дорожные строители, безработные, пенсионеры…
Мысли вслух
— Лет 5 назад на каждой улице был пункт приёма молока, — рассказывает мне Галина Петровна. – Сдавали по утрам литров по 5, а то и по 10. И получали нормальную деньгу раз в месяц. А сейчас! 20 рублей литр! Какой смысл держать корову? За копейки продать односельчанам? Сдавать за гроши? И всё – просто всё получается в убыток!» Я сразу вспомнила о чём говорит Галина Шестакова – такие деревянные помостики с лесенками и правда были на каждой улице. Мы по ним лазить любили. Сейчас даже сгнивших остовов не осталось, что наглядно говорит о том, что все благие начинания растворились. Как сизый дым от «Беломора».
После вступления в ВТО были снижены пошлины, и на рынок России хлынул импорт. Только благодаря усилиям общественных институтов, например, Национального союза свиноводов, удалось добиться того, что по некоторым направлениям были закрыты товарные потоки, и цена поднялась до прежнего уровня. А когда она падала, одновременно шло удорожание зерна. Очень тяжёлая была ситуация. Предприятия еле выживали – обращались в банки, делали реструктуризацию.
Константин Гозман, генеральный директор агрофирмы "Дороничи"
Прогуливаемся вдоль огорода. Всё убрано, только капусту Галина Петровна пока оставила на грядке – заморозки ещё не сильные. И парник есть, и множество других грядок. На нищенскую пенсию прожить невозможно. Нравится мне фраза, что уровень благосостояния, да и вообще – просто УРОВЕНЬ страны измеряется по отношению к самым незащищённым – старикам и детям. Я даже комментировать не буду, учитывая уровень пособий на детей и пенсий стариков…
Не испытанный крестьянским трудом человек никогда не поймёт – каково это жить в селе. Не так уж это и приятно – стоять, простите, раком на огороде от рассвета до заката то в зной, то в дождь. Ещё сложней в той же позиции сажать рассаду. А с помидорами сколько возни! Их нужно подвязывать, пасынковать, ежедневно поливать… А удобрение земли? Это нужно смешать в ведре навоз и воду, а затем этой вонючей жижей удобрить и землю и растения.
Растениям, конечно, хорошо – природное удобрение. И урожай будет экологически чистый и полезный. А ты весь в брызгах этой самой жижи. Это я к слову о домике в деревне. Насколько просто, как некоторые думают, его иметь! Шиш! А заготовка дров! А зимой растопить печку в 6 утра!
— Знаешь, — говорит мне Галина Петровна, — главное, что я думаю – нужно увеличить налог на прибыль. И чтоб все ресурсы были у государства – газ там, нефть, электроэнергия… А так то – мы особо ничего не ждём. Разъезжаются только молодые. Средний возраст, кому за сорок, не говоря про нас, стариков, никуда не поедет. Просто некуда. Мы – живём огородом и пенсией. Мужики работящего возраста – все на вахтах и в столицах. Тут-то работать негде. Только школа, садик живут. И то потому, что им платит не область, а государство.
Никто не разрабатывает сельскому поселению программу развития. Их там населения всего «раз-два – и обчёлся», они все – дотационные, у них болит голова о том, как наскрести заработную плату. Кроме того, жители на селе не имеют специальных навыков разработки такой программы. Можно ещё лет 20 говорить, что у нас нет программы развития сельских территорий и в то же время не делать ничего для того, чтобы эти программы появились. И вот сегодня некому разработать такую программу! Нет такой структуры! И самое главное, что никто об этом не задумывается! Подобных парадоксов море.
Леонид Трушников, ректор ФГБОУ ДПОС "Кировский институт переподготовки и повышения квалификации кадров"
Рассчитывай только на себя 
Николай Алексеевич Журавлёв улыбчиво-стеснительно-немногословен. Как большинство жителей замечательного Безводного. Пыталась его «выловить» и поговорить почти два дня. Нет, он не «прятался» от журналистки. Просто ему, в самом деле, было некогда. То и дело возникали какие-то срочные вопросы, требующие решения. В итоге – увиделись у сельхозпостроек, где у Николая Алексеевича расположена арендованная сельхозтехника и откуда начинается рабочий день. В 8 утра. Опоздай я минут на 15 – и снова бы осталась без интервью.
- Фермером себя можете назвать? Прибыль приносит занятие сельским хозяйством?
— Как сказать… Богатым ты здесь точно не будешь. Быстрей будешь горбатым (Смеётся.). Выгодно ли? Когда работаешь, делаешь всерьёз какое-то дело – всё равно что-то да остаётся. А если чесать языком, всё будет не выгодно. Вот, промышленность стала, видать, тоже невыгодна – всё теперь из Китая.
- А уж после вступления в ВТО…
— Я просто про жизнь. Чо такое это ВТО – мне неведомо. Не наш это уровень. Вот общаемся мы с покупателями нашего зерна, просто с людьми с похожими интересами из Чувашии, к примеру. Или из Татарии. Ну и что – они считают, что заниматься зерноводством выгодно! Если говорить про наше Безводное, так есть места, где люди ещё бедней живут. Где люди немного думают о себе – может в тех же Чувашии и Татарии – так и живут нормально. Держат свои личные подсобные неплохие хозяйства. Держат и по 10 коров, и поросят — и живут! И смотрят, ищут, прицениваются. С Набережных Челнов в этом году ко мне приезжали сюда за сеном к примеру. Посчитали, что это будет выгодно.
Я не вижу никаких плюсов для села от вступления в ВТО. 5-6 лет назад, когда Правительство пропагандировало нацпроекты, нам говорили, что будет курс на импортозамещение, и была принята концепция продовольственной безопасности, а на самом деле страну ввергли в ВТО на самых невыгодных для сельского хозяйства условиях. При этом наша судебная система и контрольные органы вообще не занимаются, например, антидемпинговыми процедурами. Во всём мире демпинг считается серьёзным правонарушением, а у нас это норма рыночных отношений, и никто даже вопросов не задаёт, если кто-то необоснованно снижает цены и пытается захватывать рынки. Нам говорят о том, что должно быть справедливое субсидирование сельского хозяйства стран участниц ВТО. Но о какой справедливости можно говорить, если развитые страны дают своим предприятиям кредиты под 1,5%, а наши даже с учётом субсидий – под 8-10%. За всё то, что правительство Медведева сделало с сельским хозяйством, его надо отправлять в отставку немедленно!
Константин Мошуренко, генеральный директор компании "Абсолют-Агро"
Николай Журавлёв не устает повторять, что надеяться надо на себя и только. Люди рассчитывают только на себя. И нет в этом ничего плохого или обидного, по мнению сельского предпринимателя. Ну, вот да, такая жизнь. Зато и спрос понятней и проще – с себя самого.
— Нужно перестать уже языком щёлкать: то невыгодно, другое невыгодно… Чего ныть то?! Работать надо. Кто работает – тому некогда.
- Чем именно вы занимаетесь?
— Не я один – у меня партнёр Сергей Колбин. Сперва мы взяли технику старую – трактора, комбайны. Стали обрабатывать, сажать помаленьку. Мы только растениеводством занимаемся. Сажаем пшеницу, рожь, ячмень, овёс.
Рассказал Николай Алексеевич, как непросто было денег найти, чтоб даже эту самую старую технику купить. «У нас такое законодательство, что начинающему предпринимателю с небольшими доходами во все эти программы кредитования либо не попасть, либо нужно, чтоб капитал у тебя был гораздо существенней. А где я возьму его на первых порах, капитал то?»
Начинающим предпринимателям Журавлеву и Колбину пришлось обивать пороги не одного банка. Везде получили от ворот поворот. Никто не стал рассматривать их идею растениеводческого хозяйства. Пенсионеру, сказали, дадим кредит с радостью. А предпринимателю – нет. Для банкиров помощь предпринимателям – неоправданный риск. 
— А помогли нам односельчане, — говорит Журавлев. — Наши же – у кого были, дали нам под честное слово!
В 2012-м году цены на зерно побили все исторические максимумы. Учитывая, что основная часть себестоимости продукции в животноводстве – это корма, рентабельности, на которую могли рассчитывать предприятия, не было. Были убытки.
Константин Гозман
Более всего в разговоре с Николаем Журавлёвым удивило его философское спокойствие с наличием нот оптимизма. Да, в наш непростой исторический период рассчитывать не на кого. Но есть люди, которые в тебя верят. Есть дело, которое по душе, и которым ты занимаешься всю жизнь. Значит, и жить есть ради чего. 
Помочь селу финансово пытается скованный международными обязательствами и «властной грызней», делающей возможности ограниченными, и действующий президент. К примеру, в Государственную Думу было внесено предложение объявить большую часть территории России непригодной для ведения сельского хозяйства.Такой шаг — попытка обойти договор о ВТО в области субсидирования отечественных сельскохозяйственных предприятий. То есть, обыкновенная юридическая лазейка. Если объявить территории непригодными для сельского хозяйства, государство (в обход ВТО) получит право вкладывать в отечественного сельхозпроизводителя столько денег, сколько нужно для поддержания продовольственной безопасности государства на должном уровне. Что ж, будем надеяться… 
 Сельчане с благодарностью примут любую помощь. И вспомнят, что значит рассчитывать не только на себя. Пока же они себе этого не представляют… 
— Разве бывает по другому? — сказал мне, прощаясь, Николай Журавлёв – фермер из Кировской области. 
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука