или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
19 февраля 2014
6
1 711

Две с половиной минуты на пациента

Дефицит кадров — самый больной вопрос для костромской медицины. Врачей не хватает в поликлиниках, на «скорой помощи», в профильных учреждениях, больницах. Некоторые медицинские учреждения закрываются (в них просто некому работать). Например, некогда в Костроме была своя «инфекционка». Сейчас её нет, и больных приходится возить на «скорой» за 40 километров в Волгореченск. И не только из Костромы. Знакомый, которого перед Новым годом угораздило попасть туда с энтеровирусом, рассказал, что соседа по палате доставили и вовсе из Красного-на-Волге. Это еще 40 километров до областного центра. В дороге с мужчиной случился инсульт.
Власти изобретают различные «пряники», чтобы привлечь молодежь. Но результата это не дает. Чтобы понять, почему так происходит, автор этих строк решил прогуляться по вызовам с обычным участковым педиатром.
Одна из детских поликлиник Костромы
До последнего клиента
Отдельного времени для встречи у врача Татьяны Викторовны (имя изменено по ее просьбе — Ред.) не нашлось. Рабочий день участкового педиатра начинается в 8 утра, попасть домой удается после 8 вечера. В день на ее долю приходится в среднем по 25 вызовов. А еще прием, занимающий от двух до четырех часов в день. То и другое — «за себя и за того парня»: из-за тотальной нехватки людей каждому врачу приходится обслуживать по два участка.
Сегодня прием заканчивается в 12:00. В 12:05 кабинет покидает очередная мама с маленьким пациентом, и туда тут же входят следующие. Неужели опоздал? Может, там уже начал прием другой врач? Впрочем, коллега Татьяны Викторовны начинает принимать с 13:00.
Тем временем последние посетители выходят в коридор, вскоре появляется и врач.
– Хотите посмотреть на наш дурдом? Ну идемте. Нам повезло, сегодня я на машине. Сейчас, только оденусь.
Быстро покинуть поликлинику не получается. Сначала Татьяну Викторовну требуют к городскому телефону в регистратуру, а перед самой дверью раздается трель мобильного, и ей приходится долго разъяснять маме очередного пациента плюсы и минусы различных лекарств от гриппа. Мобильник не будет давать покоя и на всем нашем маршруте — это врачей в регионе дефицит, а у них в пациентах недостатка не наблюдается.
Старый холодильник
Но вот наконец садимся в темную «классику» с красным крестом на лобовом стекле.
— Только у меня условие, — предупреждает врач. — Никаких фамилий, номеров поликлиник, улиц, чтобы меня никто не вычислил. У нас все интервью по согласованию с начальством, а оно бы «добра», скорее всего, не дало. Напишете — а меня потом на собраниях будут склонять.
На мои вопросы о зарплате врача и том, что на нее он может себе позволить, Татьяна Викторовна прямого ответа не дает.
— Хотела, чтобы дочка по моим стопам пошла, она у меня детей любит, — вспоминает она. — А в ответ услышала: «Мама, ты что? Я всю жизнь в нищете прозябать не хочу». А что я ей на это скажу? Вот и подалась дочка в менеджеры. Теперь у нее своя квартира, машину уже второй раз поменяла. А у меня — только старый холодильник.
От вопроса про отпуск и вовсе отмахивается: когда последний раз отгуляла сполна, уже и не вспомнит. Да и частично получалось не во всякий год: людей не хватает, работать некому. Стоит взять отпуск кому-то из врачей, его участки и пациенты добавляются к нагрузке коллег, которая тоже немаленькая. 
Тем временем приезжаем на первый адрес. Татьяна Викторовна, оставив пальто на заднем сидении («Чтобы времени не терять»,- поясняет на ходу), устремляется в подъезд.
На улице оттепель, температура чуть ниже нуля. А ведь еще неделей раньше морозы доходили до — 20.
— Когда уж совсем холодно, конечно, не геройствую. А вообще я закаленная — который год уж так.
Термос в багажнике
Ожидание коротаем разговорами с водителем Геннадием (имя также изменено — Ред.).
— Машин у нас еще меньше, чем врачей, — рассказывает он. — Так что не каждый день у них по вызовам с нами получается. Только если дежурство — тогда машина гарантирована. А обычно — как повезет. Мы же и взрослую поликлинику обслуживаем. И вообще-то анализы в лабораторию отвези, то главврача в департамент, то еще чего.
— Они и на машине толком ничего не успевают, — добавляет он. — Сколько раз без обеда оставался из-за этого. Но не брошу же я врача. Уже приноровился — термос с чаем вожу на такой случай.
Возвращается Татьяна Викторовна. Едем в соседний квартал, где у нее два вызова в одном дворе.
— Больной ребенок, года нет, сидит с бабушкой, мама после трех месяцев на работу вышла, — делится она впечатлениями от визита к больному. — И уже со вторым малышом так. Сумасшедшие они все в этой ювелирке. Может, конечно, квартира в ипотеке, вот и нет выхода. Но ведь самого дорогого себя лишает — материнства.
Ювелиры в Костроме — в некотором роде особая каста. Зарплаты в этой сфере выше, чем в других. Впрочем, баснословными их назвать и там нельзя, а с социальной защищенностью непросто: основной доход зачастую выплачивается в пресловутых конвертах.
От проблем пациентов Татьяна Викторовна переключается на болезни родной отрасли:
И ведь нельзя сказать, что совсем молодежь не идет. В поликлиники неохотно, а хирургов в этом году много пришло. В сосудистый центр так вообще один из Питера переехал. Там перспектива была возле профессора с крючками стоять, а здесь сам оперирует.
«Пряники» мимо кассы
В системе здравоохранения региона, по данным областного департамента здравоохранения, не хватает порядка 500 врачей. Эта цифра стабильно удерживается на протяжении последних нескольких лет: некоторый приток кадров есть, но и отток тоже — кто на пенсию (среди тех же участковых терапевтов и педиатров немало людей пенсионного возраста, но работают, пока позволяет здоровье), а кто на менее трудные хлеба.
— Нам постоянно говорят на собраниях — расскажите родственникам, знакомым, кто собирается поступать в вузы, чтобы шли в медицинский, область обучение оплатит, — говорит Татьяна Викторовна. — Желающих немного находится. Если уж я дочь родную не уговорила…
В прошлом году желающих получить диплом врача за казенный счет в обмен на обязательство после выпуска отработать в регионе не меньше пяти лет набралось около 50 человек. 11 старшекурсников медицинских вузов соседних регионов (своего в Костроме нет, только колледж) заинтересовались возможностью в обмен на это обязательство получать от из областной казны доплату к стипендии — 5000 рублей в месяц. Впрочем, закон об этом «прянике» для будущих врачей облдуме только еще предстоит принять.
Молодой врач, устроившийся на работу в систему здравоохранения региона, может претендовать на субсидию на жилье — до 1 миллиона рублей, и единовременное пособие — 100 тысяч при устройстве в сельскую больницу и 50 тысяч — в районную. В городе нет и этого. В Кострому медиков заманивают муниципальным жильем (но квартир меньше, чем желающих) или компенсацией аренды, не покрывающей и комнату в коммуналке или общежитии.
Но если Кострома — областной центр с трехсоттысячным населением и развитой инфраструктурой, то что сказать, например, о Нее с единственным на весь город кафе и крайне неудобным транспортным сообщением с той же Костромой или Поназырыве, где в роли градообразующего предприятия выступает исправительная колония? И вряд ли миллион на жилье и субсидия даже в 100 тысяч перевесят перспективу похоронить себя заживо в таких местах как минимум на пять лет.
Выпускники медвузов, по словам Татьяны Викторовны, предпочитают работу медицинских представителей, которые всегда нужны компаниям, специализирующимся на дистрибьюции фармацевтических препаратов.
Ответственности никакой, зарплата — не сравнить, нагрузка — и подавно, — констатирует она. — Чем плохо? А кто во врачи пошел, многие в Москву уезжают. Там хорошо устраиваются. Это я уже не в том возрасте, чтобы куда-то срываться.
Пятнашки по городу
Снова приехали. Татьяна Викторовна просит Геннадия остановиться где-нибудь посередине — дома, в которых ее ждут больные дети, находятся по разные стороны двора.
Врачи всегда стараются подгадать так, чтобы туда-сюда не мотаться, — говорит Геннадий. — Только не всегда получается. Сколько раз бывало: только микрорайон отработали, только выехали — звонок из регистратуры, снова туда на вызов. Или еще веселее — уехали уже на другой конец участка. А на дежурстве — вообще за милые веники туда-сюда по всему городу — ни дать, ни взять игра в пятнашки.
Геннадий
Поликлиника принимает вызовы до 17:00. После — по всем вопросам в «скорую помощь».
— Могут и в 16:59 позвонить — и слышать ничего не хотят: вы обязаны — и все тут, — продолжает Геннадий. — В общем, да, обязаны. Но врачу-то не легче.
Тем временем Татьяна Викторовна пересекает двор, направляясь в следующий дом. Геннадий, заприметив, в какой подъезд она вошла, меняет дислокацию, чтобы встать к нему поближе.
На последнем вызове Татьяна Викторовна задерживается заметно дольше обычного.
— У ребенка температура 39, — рассказывает она по возвращении. — Как уйдешь, если у него в любой момент судороги могут начаться?
Не так давно руководство поликлиники, по словам Татьяны Викторовны, посчитало, сколько в среднем времени уходит у врача на одного пациента. Получилось две с половиной минуты.
— И это на ребенка! — сокрушается врач. — А что поделаешь?
Новый двор. В окрестных домах у Татьяны Викторовны целых пять вызовов. Можно сказать, удача — не придется далеко ходить. Повезло и Геннадию: забрав с заднего сидения пальто, доктор отпускает его на обед (время перерыва как раз подоспело, это врачу не до того), договорившись, что позвонит и скажет, откуда ее забрать.
— Ну что, получили представление? — спрашивает Татьяна Викторовна меня. — И так до конца дня.
— Только не сдайте, — просит она напоследок.
Фото Николины Сергиенко (люди на снимках не имеют отношения к героям данного материала)
Субботний Рамблер
Рекомендации
Уважаемый Руслан,что же вы делаете? Ведь просили у вас анонимности,а вы фото выложили того доктора,наивно полагать,что по фото не определят что за поликлиника и что за Татьяна Викторовна-нехорошо поступаете.
Под материалом написано, что люди на снимках не имеют отношения к героям данного материала. Читайте.
Как наши власти говорят - нужно вести здоровый образ жизни и меньше болеть. Тогда и на медицину жаловаться некому будет.
В Костроме говорят в болота использованные урановые стержни сбрасывают оттого в области большая смертность от онкологии,вот народ и не хочет там работать,получают образование и убегают оттуда подальше. Говорят еще охотники на такое болото зимой боятся наткнуться,там все цветет и в мину 30 и только вертолеты сбрасывают...
молодым докторам пособия,квартиры,доплаты, а стажированным-за старым холодильником дожить бы,на вызов успеть,за квартиру заплатить. моя дочь так нам с женой(врач и медсестра) сказала по окончании школы-" любая работа,кроме белого халата". и не поспоришь...
В наш Рязанский мединститут ломятся за огромные деньги. И у меня вопрос: ради чего? Так болеют за здоровье горожан? Или заранее знают, как будут "подрабатывать"? Ни в коем случае не хочу оскорбить порядочных врачей (а таких много, я точно знаю), но вопрос не дает мне покоя... Учиться 7 лет, каждые полгода платить по 70 тысяч (в позапрошлом году было, сейчас, наверное, больше), чтоб потом работать за 8 тысяч? Как-то странно )))))))))
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука