или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
24 февраля 2014
0
886

Елена Островская: «Хочу быть офицером»

Фото Андрея Шопши
«В Израиле, если человек не служил в армии, на него смотрят с подозрением».
Елена Островская с самого детства ревностно относилась к своей национальной идентичности: постоянно участвовала в деятельности Еврейской национально-культурной автономии Республики Коми, летом ездила в еврейские лагеря, в 11 классе проводила лекции для детей о еврейской культуре. Закончив школу, Елена исполнила давнюю мечту – отправилась на историческую родину, в Израиль, где поступила на службу в армию. О своей армейской жизни Елена рассказала в интервью корреспонденту Красного знамени
– В каких условиях вы жили в армии? Что больше всего запомнилось?
– Самое яркое событие, пожалуй, – это присяга, во время которой я поклялась в верности Израилю. Что касается условий жизни, то, например, во время прохождения курса молодого бойца, который длится три месяца, все живут в казармах по 12 человек в комнате. Двухъярусные кровати, спальные мешки — всё, как в любой другой армии. На курсе молодого бойца мы просыпались, делали уборку, завтракали, потом была физическая подготовка. Большую часть курса учили иврит, потому что я была в группе с ребятами, которые недавно приехали в Израиль и не знали языка. Изучали также историю Израиля, его войны. Каждый день бегали, отжимались. После курса молодого бойца ты уже сам выбираешь, где служить: либо на закрытой базе, либо на открытой, либо будешь снимать квартиру. Я сейчас снимаю квартиру и в армию хожу, как на работу. Армия помогает мне в оплате жилья.
– Что во время прохождения курса молодого бойца показалось самым трудным?
– Было сложно принять
иерархию. В жизни мной никто не командовал так, как это было в армии. Мной руководила девочка, которая была младше меня, говорила, что делать, и не спрашивала, что ты об этом думаешь. Смириться с этим было тяжело… Например, тебе приказывают принести матрасы из казармы, и ты должен не идти, а бежать. Если не побежал, то должен отжаться семь раз. Отказался отжиматься — закрывают на шабат. Шабат — это суббота, когда все идут домой. И вот ты понимаешь, что хочется домой, поэтому приходилось слушаться. То есть там показывают: мы тебя уважаем, но ты будешь делать так, как мы тебе скажем.
– Как складывались у вас отношения в женском коллективе?
– Все мои самые лучшие подруги – из моей казармы. На всех же орали, всех гоняли. Чтобы было легче это переносить, мы объединялись, постоянно поддерживали друг друга.
– Правда ли, что мужские и женские подразделения тренируются вместе?
– На курсе молодого бойца были только девочки. Когда ты уже отправляешься на службу, получаешь должность, то работаем уже совместно. Я сейчас служу в офисе, в котором два командира–женщины, а в соседнем работают парни.
– Боевые способности девушек в израильской армии сильно отличаются от мужских?
– Если девушка призывается в боевые части, то ей, как и парням, поблажек не будет. Единственная разница в том, что парни служат три года, а девушки — два. Кстати, есть боевые части, в которые призываются только девушки. Их немного, но они есть. Служить в боевых частях очень почётно. Когда ты устраиваешься на работу, тебя всегда спрашивают, где служил в армии. Если в боевых частях или был офицером, как-то проявил себя в армии, то это очень ценится.
– Не приходилось ли вам сталкиваться с мнением, что служба в армии – не женское дело.
– Нет. Приехав в Израиль, я живу по заведённым здесь порядкам. А служба для девушек в израильской армии обязательна и почётна. В Израиле даже высокие чины постоянно говорят благодарственные слова. Там тебя уважают за то, что ты идёшь в армию. В моём случае (ведь я приехала из России и пошла служить, чего была не обязана делать) поддержки и одобрения ещё больше. Мой командир звонит мне по выходным, спрашивает, как у меня дела, всё ли хорошо. Интересуется, есть ли у меня еда, и если бы не оказалось, мне бы обязательно помогли. В этом плане в армии замечательные условия.
– А с издевательствами по признаку пола сталкиваться не случалось?
– Нет. Бывает, смеёмся иногда, зовем девушек «цейра», что на иврите значит «молодая, только призвалась». И на этом всё заканчивается. Никого там не оскорбляют, не обижают.
– В какие войска девушек чаще всего отправляют? Как вообще происходит распределение?
– Раньше девушек брали далеко не во все виды войск, но в какой-то момент ситуация поменялась. Появилась одна женщина, Элис Миллер, которая заявила, что хочет быть лётчиком. Ей сказали: «Иди, вяжи носочки, ты же женщина». Тогда она юридически грамотно разъяснила, что это неправильно, и потребовала равноправия, чем изменила всю систему нашей армии…
Что касается распределения… Конечно, всегда смотрят, что нужно армии, но стараются найти какой-то компромисс и прислушиваются к твоим пожеланиям… Когда приходишь в армию, отводится целый день на прохождение теста, где проверяют твои способности. Например, дают конструктор, на короткое время показывают картинку и дают 10 минут, за которые надо собрать увиденное на картинке. Если хорошо справляешься, могут направить в технические вой-
ска. Также есть тестирование на компьютере, загадывание загадок, проверка на реакцию. То есть сначала проверяют способности человека, потом его спрашивают, чего он хочет, а потом смотрят, что нужно армии. И на основе этого уже направляют в те или иные войска. Меня, например, сначала призвали в полицию, где я служила два месяца. Оттуда я ушла и поступила на другую должность… Ушла из полиции, потому что всегда хотела быть офицером, а в полиции не было возможности получить это звание.
Когда в твоей биографии написано, что в армии был офицером, – на такого человека все смотрят с большим уважением.
– Кроме уважения, какие-то выгоды даёт офицерский чин в гражданской жизни?
– Ну, во-первых, за это получаешь деньги, потому что это как работа. Также предоставляются скидки на разные покупки, например, машины или квартиры.
– Как вы считаете, полезна ли будет служба в армии для современных девушек?
– Думаю, да. У меня сильно поменялось мировоззрение после призыва. С другой стороны, в России это никому не нужно. В Израиле, если человек не служил в армии, на него смотрят с подозрением. Но таких немного, почти все рвутся служить. Например, со мной служила девочка с «синдромом Дауна». Она могла не призываться, но пришла как доброволец отдать два года жизни своей стране. Помогает на кухне поварам готовить еду. Также есть знакомая из Америки – она еврейка, но не живёт в Израиле. И вот она приехала отслужить два года, чтобы затем вернуться в Америку.
– Если бы в России был призыв девушек в армию, пошли бы?
– Нет. По крайней мере, с теми условиями, возможностями и уровнем занятости, которые сейчас есть в российской армии.
– Много ли россиян в израильской армии?
– Да. 30% жителей Израиля — русское население. Ну и служит, соответственно, тоже немало. Вообще Израиль – очень многонациональная страна. Мне приходилось служить с американцами, французами.
– Вы служите уже второй год. Как служба на вас повлияла?
Во-первых, с патриотической точки зрения. Я и раньше любила Израиль, но теперь понимаю, что это моя страна, и я делаю для неё все, что позволяют мои силы. Во-вторых, я стала терпелива, в чём очень помог курс молодого бойца. После него уже ничего не страшно. И, в-третьих, конечно, опыт. Армия мне очень многое дала. Сейчас она занимает всю мою жизнь.
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука