или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
10 ноября 2015
10
2 377

ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР О ЭПИЛЕПСИИ

Родион Кузнецов

Основатель сообщества людей с эпилепсией www.epiup.com.ua

Глава общественной организации «Сообщество людей с эпилепсией» в Киеве

Украина

КАК ЭТО ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ?

Мой первый приступ был, когда мне было 18 лет, это был сентябрь 2000 года, через несколько дней я собирался пойти на футбольный матч Динамо Киев – Манчестер Юнайтед, это было огромным событием для меня в то время, и я с нетерпением ждал этого дня. Но…. пролежал в больнице всю следующую неделю и даже не смотрел футбол по телевизору.

За три дня до футбола, субботним утром я проснулся в состоянии спутанности сознания с нарушением речи (сложно было воспроизводить даже не самые сложные предложения), были также не комфортные ощущения в области живота, просто жутко было, поверьте. Да, что немаловажно, мне были знакомы эти симптомы ранее, как правило, проявлялись по отдельности. Я переживал к 18 годам их уже очень много раз, но всегда списывал их на усталость или просто на головную боль, да, на что угодно и не придавал значения, а надо было бы быть внимательным, но жизнь научила.

Как выяснилось, это уже были предвестники более сложных эпилептических припадков или микро приступы (petit mal), до которых до субботнего утра дело раньше не доходило.

После пробуждения, я с таким туманом в голове ходил и тупил по дому, пошел, умылся, не помогло, попробовал поесть не получилось. Просто было все отвратительно, мерзко и не понятно. В попытке собраться с мыслями (которые еще как-то удавалось найти в такой голове) и наивной уверенностью в то, что это состояние пройдет, я услышал просьбу своего отца: «Родик, давай вместе поедем в магазин и купим продуктов домой». Я, едва опять собравшись, сказал: УГУ. Всю дорогу в машине я односложно отвечал на его вопросы в стиле «угу», «да», «нет». Отец подумал, наверное, что у меня как обычно, что-то подростковое в голову ударило.

Мы приехали к рынку, я тут же поспешил сказать, что не хочу идти, хочу остаться в машине. Помню, что вжался в сидение машины, чувствовалось непроизвольное подергивание глаз. Был дождь и я пытался попробовать заснуть. Очнулся уже на следующий день на каталке в коридоре одной из центральных больниц города Киева, полностью потерявшимся во времени человеком и с пустотой в голове, непониманием того, что же со мной происходило.

Со слов отца, приближаясь к машине, он услышал стук в салоне машины, подумал, что-то бьется о стекло. Мне очень повезло, что приступ начался, когда отец возвращался. Подойдя поближе к машине, он увидел, как меня бросает в кресле машины в судорогах. Голова повернута в бок, руки вытягиваются, лицо меняет цвета, как хамелеон, идет пена изо рта, и я бьюсь головой о стекло. Это было очень страшно даже для моего папы. Что он чувствовал, я боюсь даже предположить.

В реальности произошло за 1 день, больше 3-х эпилептических тонико-клонических вторично-генерализированных припадка с периодичностью в 1 час каждый и протяженностью не менее 1 минуты каждый. Первый приступ был, как я уже сказал, в машине. Отец отвез меня домой и вызвал скорую помощь. Она приехала, когда отец с братом занесли меня домой. Приехала бригада скорой, увидели испуганные лица родителей и меня отходившего после приступа. Провели осмотр, сказали, что все в порядке и уехали. Я вроде бы пробудился через минут 30 и попросился в туалет, идя в туалет, я с сильным криком в коридоре упал, и началась вторая волна – второй приступ. У родителей началась паника и тогда-то мне вставили ложку в рот, которую НИКОГДА в жизни человеку с эпилепсией вставлять не нужно. Моя челюсть болела следующие три недели. Так как это было в первый раз и родители не знали, что делать.

Обычно приступ проходит без внешнего вмешательства.

Как правило, человек через 1-2 минуты приходит в себя.

КАК ОКАЗЫВАТЬ ПЕРВУЮ МЕДИЦИНСКУЮ ПОМОЩЬ ПРИ ЭПИЛЕПСИИ

1. Картина не из легких, но соберитесь и НЕ ПАНИКУЙТЕ.

2. Предусмотрите, чтобы человеку с эпилепсией — ничего не угрожало. Чтобы ничего его не могло травмировать при конвульсиях. Если всё в порядке, не трогайте и не перемещайте его. Терпеливо ждите, пока приступ сам не прекратится. Обычный приступ, как правило, длится не больше 1 минуты.

3. Оставайтесь с человеком на протяжении всего припадка и убедитесь в том, что он пришел в сознание.

Когда всё закончится, успокойте человека и помогите прийти в себя. Разговаривайте мягко и плавно, не пугайтесь его реакции когда он придет в сознание. Он может быть шокирован от другой обстановки.

4. Обязательно засеките время начала приступа. И стараетесь детально и подробно описать характер приступа и передайте информацию, так сказать, в надежные руки, лично человеку или его родственникам. Это очень ценная информация для компетентного врача-эпилептолога или невролога, которая поможет в постановке правильного диагноза и выборе правильного лечения.

5. Подложите человеку с эпилепсией что-нибудь мягкое под голову, особенно когда идет приступ.

6. Не удерживайте его в неподвижном состоянии, пытаясь остановить судороги. Мышцы это не расслабит, но запросто может стать причиной травм и переломов.

7. Не кладите больному ничего в рот. Не пытайтесь разжать человеку челюсти и поместить между ними какие-то твёрдые предметы: есть риск, что во время очередного напряжения он или случайно укусит вас, или раскрошит себе зубы.

8. Помогите ему доехать домой или вызовите скорую медицинскую помощь.

ПОСЛЕПРИСТУПНЫЕ СОСТОЯНИЯ

Обычно люди считают, что человек чувствует сильную боль. Нет, это вымысел, обычно сознания нет и точка. Никакие боли не ощущаются, понимание на уровне физических ощущений приходит только через сутки. Ровно через 24 часа после субботнего утра все мышцы моего тела покрыла тяжелейшая крепатура, мышцы начали отходить только через полторы недели. Почти все время в больнице я ходил как замученный травмами футболист, мне было больно практически от каждого движения, будь то поворот головы или выпрямление ноги в постели. Дня 4 мне постоянно кололи, что-то от тошноты, так как без этого средства, я вырывал все, что как-то съедал – мышцы желудка были очень сильно напряжены после судорог. Очень противно — ни поесть ни попить.

Именно с этой субботней поездки за покупками началась в моей жизни нескончаемая плеяда из периодических госпитализаций, постоянных встреч с полными развернутыми эпилептическими припадками, аурами и их послеприступными состояниями: крепатурой, тошнотой, болью в спине и многими другими неприятностями, длящимися в течение 3-5 дней после приступа.

Будучи студентом первого курса, именно тогда произошел первый приступ, у меня было очень много жизненных устремлений: мечтал о карьере в сфере дипломатии и международных отношений, увлекался психологией и бизнесом, интересовался компьютерными технологиями и увлекался профессией консультанта по подбору персонала. Также, учась в институте, хотелось простой и беззаботной жизни. В свободное время я всегда любил яркую и заводную музыку, веселые ночные компании в кругу действительно интересных людей с серьезными целями в жизни. Странно, но именно таким я видел, наверное, себя самого. Образ ботана и заучки меня отвращал, но по прошествии 10 лет ботаны стали весьма престижными и успешными людьми, а заводилы стали организаторами вечеринок у ботанов и то далеко не все. Тогда у меня было хобби играть отличную музыку на диджейском пульте.… В моем мире как-то сочетался образ успешного академического студента с миром хаоса, было какое-то чувство, что в мире можно успеть все без занудного тайм менеджмента, дисциплины и прочей скукоты…

Я очень ошибался в таких суждениях, и эпилепсия отчасти помогла мне выйти из мира грез и открыла очевидную реальность.… Напрашивался вывод: я живу как-то очень эгоистично и при этом живу, не заботясь о себе. Как бы это парадоксально ни звучало. Так что есть невидимые полезные моменты и эпилепсия дала мне их обнаружить. Испытания, которые дает жизнь, содержат в себе скрытые возможности и позитив. Нужно уметь превращать негативную энергию внутри себя в позитивную и направлять ее в созидательное русло.

ПРОИЗОШЕЛ ЭПИ ПРИСТУП, НЕ РАНО ЛИ СТАВИТЬ ДИАГНОЗ?

К сожалению, после одного или нескольких приступов диагноз эпилепсия не ставится, приступы должны повторяться в той или иной форме. Поступив в таком состоянии в больницу, я и мои родители (а они после приступов были напуганы больше меня, я же себя не видел в судорогах), начали искать объяснения происходящему. Было много конфликтов, я не хотел следовать их советам и рекомендациям, мне казалось, они не понимают меня. Потом я только понял, что я не уважал своих родителей в полной мере. И проблема была в том, что у меня была какая-то подростковая обида на них. Слава Богу, эта обида меня не беспокоит больше, так как, попав в правильное окружение людей, меня образумили.Мы ездили на разные консультации, в Институт Нейрохирургии в Киеве, делали сложные МРТ, электроэнцефалограммы, все неврологи только строили гипотезы и осматривали мой мозг с разных ракурсов.… Как наверное бывает у многих с эпилепсией, существенного результата исследования не показали. Может, что-то исключили. Никаких серьёзных осложнений не замечалось. Обычно, при появлении первого приступа, квалифицированный эпилептолог, да и невролог впрочем тоже, не поставит Вам диагноз эпилепсия, так как по очень разным причинам приступы могут происходит до 1 раза в жизни у вполне здорового человека. Многих в таком случае временно «радуют» и пишут диагноз: «вегето-сосудистая дистония». Людей с эпилепсией с таким диагнозом в истории болезни очень много. Вы себе представить не можете, как этот диагноз обнадеживал меня, так что после 6 приступов за год, я продолжал верить, в то, что у меня не эпилепсия, а «вегето-сосудистая дистония».

Так сильно мне нравился образ без эпилепсии, студента и завсегдатая ночных вечеринок, что это мешало мне по-настоящему посмотреть на реальность. Была надежда, что просто один раз дернуло и больше не повторится. Я был наивен и жил, как ни в чем не бывало, прятал и не афишировал то, что у меня произошел приступ. Кому как, но в тот момент, мне было проще умереть, чем кому-то сказать о своем эпиприпадке.

СКОРАЯ ПОМОЩЬ УЗНАВАЛА МЕНЯ ВСЕ ЧАЩЕ

Итак, добро пожаловать в тот период в моей жизни, когда я жил от приступа к приступу. Между ними я жил как все нормальные и здоровые люди. Как только меня навещал мой приступ (как правило, до 6-8 развернутых генерализированных припадков в год, не считая большого количества микро приступов — их было очень много), я говорил «привет», уже как старому знакомому. Как правило, все заканчивалось госпитализацией. В некоторых больницах меня отказывались принимать в виду того, что может я просто какой-то очередной наркоман или еще какой-то другой асоциальный элемент.… Видать человек с эпилепсией и госпитализация в больницу – это лишнее, я привык потом к этому и уже решил ложиться в больницу при необходимости.

Если до полного приступа не доходило, были только спутанность сознания, обычно приезжала скорая и беззаботно предлагала 10 кубов магнезии внутримышечно после разговора с родителями о симптомах, возможно принимаемых препаратах.… Через некоторое время я уже понимал, чем заканчивается вызов скорой – либо приступ – либо укол. Каждый раз на вызов прибывают разные бригады, люди в них тоже попадаются разные. Как-то приезжала пожилая врач скорой и говорила: ”Что ж ты сыночек не пьешь лекарства?” — после того, как услышала о моем отношении к лекарствам.Тогда я жаловался на не компетентность врача, но в реальности не мог даже пить лекарства. Помимо магнезии, бывало, мне вводили очень сильные препараты, от которых потом было нелегко просыпаться. Это максимум, что может сделать скорая, ну еще привезти в больницу на госпитализацию, если ты в судорогах повредил себя, да еще, хорошо, если прием в больницу нормально пройдет. А еще, учитывая зарплату врачей скорой помощи это не удивительно, иногда попадались пьяные доктора, иногда пенсионеры, уставшие от работы и пациентов, со злобным выражением лица. Также были очень хорошие, добрые и внимательные врачи (к сожалению их, было меньше), либо красивые и милые практикантки – это был позитив. Один раз даже приехала одноклассница и говорила: ”Родион выздоравливай”. Было не просто, так как я не хотел афишировать свои приступы, а тут такое. У меня реально до сих пор болезненные воспоминания об этих уколах внутримышечно и внутривенно. После них оставались большущие синяки.

В современной медицине находят новые методы, которые заменяют уколы магнезии внутримышечно. Отчасти уколы помогали, отчасти вообще нет,– были приступы даже после уколов магнезии.

ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ЧЕЛОВЕКА С ЭПИЛЕПСИЕЙ

Шел 4 или 5 год такой жизни, сказать, что она меня устраивала, я бы не сказал. Анализируя это время я понимаю, что был слабохарактерным, депрессивным, закомплексованным и очень сильно зависящим от мнения людей, своего окружения, а еще я чувствовал одиночество и просто требовал от окружающих чего-то и, как правило, из-за этого были конфликты, уйма конфликтов. Страдал я и окружающие меня люди. Я не чувствовал, что понимаю, что со мной происходит. Я опускал руки на все что касалось лечения эпилепсии, да и вообще не понимал как с этими состояниями жить. Такое внутренее состояние накладывает отпечатки, которое чувствуется иногда и по сей день. Оно не позволяло мне учиться нормально в институте, общаться с людьми, иметь полноценные взаимоотношения, строить планы и достигать жизненные цели.

Я признаю факт, что был деморализован как личность + мое окружение было абсолютно беспомощным и безразличным к моим проблемам. Общаться на эту тему ни с кем не хотелось от того, что мало кому понятно что это. В такой ситуации безразличность переживается очень тяжело. Диалог с родителями в моей ситуации оставлял желать лучшего. Мама и папа – не были авторитетами у меня. А зря. Слушал бы их здоровее был бы. Откровенно говоря, где-то я осознавал, что в моём унынии я только родителям и был реально нужен. Даже если мы сильно ссорились, как только мне становилось плохо, они всегда предлагали руку помощи. Это бесценно, и это нужно ценить превыше всего.

Сегодня, я встречаю таких деморализованных людей с эпилепсией и не только в Украине, России, но и в мире. Они спиваются, сидят на наркотиках или прячутся от общественного мнения, бояться говорить об этом при устройстве на работу, при знакомстве с другими людьми, многие бояться будущности, да и просто немного отрезаны от общества стигматизацией и тотальной неосведомленностью о возможности жить и жить как и много других здоровых людей.

Родители больных эпилепсией не всегда хорошо осведомлены об этой болезни, что тогда говорить о других. Редко можно встретить осведомленного педагога в школах и ВУЗах. Однокурсники и коллеги по работе редко понимают, что такое эпилепсия. Большинство людей с эпи не признают или скрывают всеми правдами и неправдами свою особенность. Живут в образе «здорового человека», что в принципе неплохо если ты уверен в себе и можешь как то это балансировать. Но признать, что у них есть такая особенность не могут очень много людей и держат эту боль в себе.

Замкнутость и внутренняя закрытость одна из важнейших проблем – уж очень она подрывает самооценку и уверенность в себе, закрывает человека от близкого окружения, врача-эпилептолога, общества. Будучи сам таковым и общаясь с большим количеством людей последние несколько лет убеждаюсь в этом.

Пытаясь работать над собой через несколько лет я пришел к острой необходимости создания двух проектов:

Общественной Организации «Сообщество людей с эпилепсией» в Украине, в городе Киеве.

Онлайн проекта для людей с эпилепсией www.epiup.com.ua — место где можно вести учет состояний и говорить как жить с эпилепсией (пока на русском языке)

Эти инициативы направлены на решение таких проблем как:

  • недостаточный уровень осведомленности об эпилепсии
  • устареллость законодательства о правах людей с эпилепсией в обществе
  • стигматизация человека с эпилепсией в обществе
  • проблемы диагностики (с точки зрения пациента)
  • низкий уровень вовлеченности человека с эпилепсией в лечение и общественную деятельность
  • низкий уровент лояльности общества
  • низкий уровень качества жизни человека с эпилепсией (обучение, трудойстройство, морально-психологическая поддержка)

ИГОЛКА В СТОГУ СЕНА – ВРАЧ-ЭПИЛЕПТОЛОГ

После нескольких госпитализаций мне попадались разные врачи-неврологи, как в поликлинике, так и в больницах. Самые умные из них говорили, что не эксперты и рекомендовали обращаться к узкому специалисту — врачу-эпилептологу. Настоятельно рекомендовали регулярно наблюдаться у него, но не давали направления к этому самому специалисту, не объясняли где его найти — просто не знали (это был суровые 2000 — 2002 год). В конце концов, в очередной раз, когда я лежал в больнице после вторично-генерализированного приступа, такой врач появился ка свет в конце тоннеля для меня и родителей. Меня направили к врачу-эпилептологу. Я не обрадовался, но я был уверен, вот теперь он скажет, что у меня нет эпилепсии. Наивен был опять.

Что касается поликлиники по месту прописки – это зона ответственности любезно возложена государством на местного невролога так в Украине. Узкоспециализированного эпилептолога в поликлинике нет. Это, как правило, специалист редкий на весь район, с большой очередью в часы приема. Выдернуть его спокойно не представлялось возможным никогда. Очередь из бабушек и инсультников иногда была очень веселой, но в большинстве своем для молодого человека была печальным зрелищем. Как то хотелось все это не видеть. Напрягало как тучи.

За все время, что я сталкивался с неврологом – лет не меньше 5 подряд. На приемах он изучал заключения практикующих эпилептологов или ссылался на таковое даже если уже больше года прошло. Если такого не было, рекомендовал куда можно обратится, если не знал (чаще чем первый вариант), то разводил руками. После визита возникало чувство искать ту саму иголку в стогу сена — врача-эпилептолога. Но ничего, потом оказалось, что невролог очень пригодился. Оказывается мой местный невролог получал уведомления от скорой о приступе (если скорая была хорошая). После чего приходил ко мне домой либо наоборот я к нему в кабинет (после очереди и бабушек и инсультников) и предлагал выписать направление на госпитализацию в обычную больницу – это максимум.

Вывод можно делать следующий: если ты не нашел врача-эпилептолога, лечиться придется у местного невролога. Большинство людей с эпилепсией мирятся, да и просто не в состоянии противостоять (по ряду причин) современному аппарату здравоохранения, и наблюдаются у неврологов или бросают лечение вообще разочаровавшись.

Я жил в Киеве, но и при этом получить хорошую консультацию в поликлинике и во многих больницах не всегда получалось. Что уже говорить про вариант, если ты не живешь в райцентре, а если в селе…. Ужас просто. К сожалению, в Украине эпилептологов очень-очень мало, можно по пальцам рук сосчитать даже в областных центрах. Как правило, находятся в самых крупных городах типа Киева, Харькова, Одессы, Днепропетровская или Львова. Если вы где-то в районном центре, наблюдаться у врача-эпилептолога – это огромная роскошь и везение.

Постепенно я пришел к понимаю о существовании специализирующихся в области эпилептологии врачей. Из уст главного невролога в одной из больниц я узнал про Центр «Эпилепсия» на Фрунзе в Киеве, так я и начал знакомство со своим будущим врачом-эпилептологом, периодически встречаясь с ним. Это был 2004 год. На все про все у меня ушло больше 4х лет, но я знаю что бывало люди находили врачей и быстрее.

Вообщем, пройдя свой путь — я обнаружил, что врача можно найти. Нужно просто хотеть его найти.

Мне рассказывали такие же пациенты как и я (через социальные сети и при живых встречах), что многие местные неврологи брались диагностировать людей с эпилепсией и упускали из виду много нюансов, которые бы заметил врач-эпилептолог хоть с какой-то минимальной практикой. Уровень компетентности врачей-неврологов в области диагностики и лечения эпилепсии весьма печален и оставляет желать лучшего. Но и отношение многих пациентов тоже печально на фоне всеобщего бедствия. Я не буду вдаваться в цифры. Я лично знаю энтузиастов врачей-эпилептологов в Украине, которые делают немало для того, чтобы повысить уровень квалификации врачей. Относительно пациентских инициатив — вот только мамы деток активны, а вот сами люди с эпилепсией (от 18 лет) только на приеме у врача могут побывать. Все.

Одно из возможных решений проблемы компетентность врачей — это приглашение зарубежных экспертов и обучение врачей — неврологов и эта должна быть государственная программа, одна из основных. Тут мне кажется в этом есть надежда. Многие врачи будучи студентами сейчас учаться на эпилептологов.

Я не претендую на роль человека знающего всех врачей-эпилептологов в СНГ и Европе. Но знаю, что у пациента с эпилепсией должен быть хороший и здоровый диалог и взаимное уважение, и высокий профессионализм со стороны врача-эпилептолога и комплексного всестороннего подхода со стороны пациента.

Врач-эпилептолог однозначно должен владеть английским языком и быть экспертом в области диагностики, особенностях наблюдения проявлений пациента, его социальной адаптации.

Куда более сложней стоит тема социальной адаптации пациента с эпилепсией после подбора корректного лечения.

Так можно достигать результатов в лечении в 70% так точно, так говорит мировая статистика.

ДИАГНОСТИКА И ПОДБОР ПРЕПАРАТА

В силу специфичности и индивидуальности проявлений эпилепсии, описание состояний пациентом и многих других обстоятельств жизни пациентам далеко не всем практикующим врачам-эпилептологам удается организовать системный подход в лечении эпилепсии по очень разным причинам. Это на половину проблема пациента, но и на половину врача-эпилептолога и его профессиональности. Вот такая это тонкая и щепетильная, многогранная тема.

С одной стороны — открытость, системность, организованность пациента требующая высокий уровень внимательности и всегда быть на чеку, с другой стороны высокая внимательность врача-эпилептолога, его умение выстраивать диалог с пациентом, досконально изучить приступы, провести корректно обследования, ЭЭГ и МРТ тщательно собирать и анализировать анамнез и всю информацию, на основании собранных данных воспользоваться самыми эффективными практиками лечения в мире (что подразумевает обязательное владение английским языком) и подобрать лечения или помочь минимизировать приступы.

Когда поиски вроде бы были уже позади и все было про специализацию врача-эпилептолога вполне понятно было несколько смущающих меня обстоятельств:

Отделение психиатрической больницы просилось стать моим вторым домом!

Резиденция моего врача-эпилептолога находилась в сердце медицинского центра людей с серьезными психическими отклонениями или в народе говоря в «дурке». Поездка просто к нему на прием уже располагала на будущность и яркую жизнь. Это была одна из причин, не главная, почему туда не хотелось ехать. Нужно было мириться с этим :)

Описываем приступы и возможные причины как они есть и будь что будет.

Сначала я посещал врача-эпилептолога несерьезно легкомысленно. Что я имею в виду? После первых 2-х приемов мне был официально поставлен диагноз «эпилепсия», на основании того, что я и мои родители рассказали обо мне. С моей стороны не было понимания необходимости искренности в общении с врачем, я утаивал, что бывало, я очень хорошо гулял на дискотеках и пил пиво, пробовал различные психостимуляторы на дискотеках (1999 — 2004 год). Наркоманом классическим я не был, но околодискотечные темы мне были прилично знакомы и знал я многих ребят, у которых на почве приема наркотиков наступали приступы.

На протяжении 2-х лет визитов к врачу-эпилептологу, я как-то уходил от этих разговоров с врачом, даже в тот момент, когда врач предлагал мне поговорить об этом конфиденциально без родителей.

Говорим правду: описываем также и возможные провоцирующие факторы (дефицит сна, марихуана, курение, алкоголь, наркотики и прочее. другие факторы).

Первый выстрел терапией по эпилепсии и личное поражение!

После ряда разговоров с врачом-эпилептологом, проведения анализов, ЭЭГ, был предложен вариант лечения таким препаратом как «финлепсин» и его аналогом «карбамазепин». Согласно предписаниям врача, я должен был постепенно поднимать уровень дозировки и выйти на 1 таблетку утром и 2 таблетки вечером (1200 мг в сутки), доходили позже с врачом до 1600 мг финлепсина в сутки.

Лечение обещало быть очень долгим, может лет 5, может всю жизнь, никто не мог ответить. За своими состояниями необходимо наблюдать ежедневно и вести дневник состояний, нарушения режима сна и любой возможный фактор необходимо фиксировать, чтобы потом при следующем приеме подробно описать врачу-эпилептологу своё состояние. Дать возможное обьяснение на основании своих наблюдений.

Казалось бы, ничего особенного, если ты дисциплинирован и научился быть системным человеком. Но на тот момент у меня с этим не совсем хорошо было :) и в потоке ежедневных хлопот это упускалось.

Меня хватало на 2-х недельный прием таблеток, потом я забывал их выпить вовремя (обычное время для приема должно быть такое же), в таком случае обходилось без приступов, что давало мне повод расслабиться и тешиться мыслью, что ранее приступы были случайными. Все мои неудачи в этом плане я спихивал на побочные эффекты от финлепсина, неправильность выбранного лечения, непонимание со стороны окружающих. Было очень непросто, особенно после того, когда нужно было повторно приходить к врачу эпилептологу.

Продолжение следует…

Субботний Рамблер
Рекомендации
надеюсь на продолжение истории).

Мне кажется, жизнь с эпилепсией и понимание того, чтo это никакое не ограничение, напротив, заставляет тебя думать о других недостатках и болезнях общества.

Плюсую насчет всестороннего подхода и предпочтительного владения английским медработников (а лучше вообще всего населения).
Быть культурным человеком сегодня – это освобождать людей от всякого стереотипа, помогать им встречаться и узнавать друг в друге не "черного или белого", "богатого или бедного", "нормального или ненормального" но человека.
Аноним, будет)))
Неплохо, если бы не ошибки...
Аноним2, работаем над этим. Уже вроде меньше ))))))
Тяжело это переживается, жизнь перекраивается, цели становятся не столь приоритетными, появляются еще более важные- добиться стабильно здорового состояния. Все остальное важно, пока снова не начались припадки. А как начинаются, то сразу врачи, больницы, обследования и нет там места своим "высоким мыслям о достижениях", и "как бы выкарабкаться"- становится пожалуй одной единственной целью.
Что касается поиска врача- специалиста- эпилептолога, это очень существенный момент, потому что в дальнейшем от этого будет зависеть и качество подбора препаратов. От всех таблеток рано или поздно наступает перенасыщение действующего вещества в крови (~через 3-5 лет ежедневного приема препарата начинаются ухудшения), потом требуется замена лекарств- а вот это "как пальцем в небо". В этот период поиска, больной регулярно встречается с твердыми поверхностями квартиры, только если родственники вдруг не оказались рядом и не успели поймать.
Родион, желаю вам все- таки добиться состояния без приступов=)
Аноним3, спасибо))) вторая часть будет про достижения контроля над приступами )))) состояния микроприступов проскакивают, есть но они слабы по сравнению с теми что были ранее))))
Родион,
я приношу тебе свои искреннейшие извинения,
за каждый ироничный комментарий в твою сторону.
Ты - очень сильный человек.
Аноним4, Теперь я понял про сообщение в скайп!
Познакомлюсь с парнем/мужчиной от 18 и до 55 лет для взаимной мастурбации по web-камере и реального секса без обязательств и строго анонимно! Мой Ник SofySunnyRay на сайте http://HBA3L.TK
Познакомлюсь с парнем/мужчиной от 18 и до 55 лет для взаимной мастурбации по web-камере и реального секса без обязательств и строго анонимно! Мой Ник SofySunnyRay на сайте http://HBA3L.TK
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука