или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
10 февраля 2014
0
1 253

Галопом по книжным Европам

В минувшую пятницу в лектории центра современного «Смена» состоялась лекция редактора старейшего независимого книжного издательства AdMarginem Михаила Котомина. Кратко, но емко он рассказал собравшимся об истории книжного дела.
Началась лекция, естественно, с рассказа о Гуттенберге. Еще со школьной скамьи мы знаем, что именно он был, как выразился Котомин, родоначальником «книжной истории». Однако лектор заострил внимание на другом: по его словам, факт неликвидности книгоиздания стал очевиден уже тогда, в ХV веке. Так, несколько купцов, которые финансировали проекты Гуттенберга (печать библии и индульгенций), не получили никакой финансовой выгоды, и первый книгоиздатель чуть не оказался в долговой яме.
Россия к «празднику книгоиздания» присоединилась довольно поздно. Первым книгоиздателем, объединившим книги с коммерцией, был Смердин. Его к этому подвиг Пушкин, который как раз и стал первым оплачиваемым писателем на Руси. Несовместимость книгоиздания и экономики проявилась и здесь: все закончилось разорением. Смердин заплатил Пушкину за «Руслана и Людмилу сумму, которая не окупилась даже после смерти Пушкниа. Тогда строки «Не продается вдохновение, но можно рукопись продать» ознаменовала возникновение новой книжной экономики, которая, по словам Котомина, не была ничем подкреплена.
Некоторые позитивные изменения коснулись отечественного книгоиздания в конце XIX века. В 1891 году был выпущен первый миллионный тираж. Издатели старались максимально понизить цены на книги. Некрасов тогда ожидал, что «Белинского и Гоголя с базаров унесут». Как раз тогда к процессу книгочтения начали активно подключаться крестьяне и появился прообраз современной дистрибуции: люди, называвшиеся книгоношами, появлялись во всех местах скопления людей — например, на больших ярмарках.
В Советском Союзе ярко выделялся издательский проект Маяковского — у него первого появилась лицензия на собственное книгоиздание. За распространение он мог не переживать: нужно было лишь выбрать, что издавать, а распределялись книги государством.
По словам Котомина, Маяковский даже отправлял собственные сочинения лично Ленину. А случилось это потому, что уже тогда вводилась тарифная сетка за оплату литературных услуг — произведения оплачивались построчно. Маяковский же, как известно, писал «лесенкой», и строчек у него было куда больше, чем у коллег по цеху. Для него тогда пытались придумать отдельную систему, но в итоге оставили в покое.
В середине века книгоиздательская система Советского союза — как, впрочем, и США — не предполагала ни спроса, ни потребления, а являлась исключительно пропагандистской, хотя, по словам Котомина, ее можно считать и нацеленной на просвещение. Избранный круг чиновников определял, что печатать, а что нет. Котомин считает, что в этом есть и положительная сторона:
«Когда у человека нет выбора книг — это не всегда плохо. Если есть только Бодлер и Гельдерлин, это приводит к странным, но интересным последствиям. Как результат советского социального эксперимента — последнее образованное поколение выросло при плановом книгоиздании. Сложно сейчас представить человека, который был бы более направлен в своем чтении, чем советский провинциальный интеллигент».
В 90-х в системе российского книгоиздательства можно выделить два направления. Первое, независимое, состояло из людей, пытавшихся донести через книги некие новые смыслы, открывавших новые имена. Это направление быстро пошло на спад, а его «остатки» сейчас объединены в «Независимый книжный альянс».
Второе, коммерческо-ориентированное, начало подниматься за счет переиздания советской классики: Толстой, Дюма и проч. Именно издательства, укрепившиеся в 90-х, и диктуют сейчас массовую повестку книгочтения.
За океаном
В Штатах же система книгоиздания формировалась во времена «Великой Депресси» — во время, как говорит Котомин, крайне неудачное: тогда упало любое потребление. Именно тогда зародилась классическая для современного издательского бизнеса система: издатель платит деньги автору и типографии, а потом отдает книгу на реализацию в магазин. Продастся книга или нет — неизвестно, но издатель при такой системе остается не у дел.
Системе книжного распространения хорошую службу сыграло бутлегерство — подпольные сети, развивавшиеся во времена сухого закона. После его отмены в эту сеть были запущены журналы, газеты, книги. Так литература получила разветвленную систему логистики.
Сейчас в Штатах подход к книгоизданию диктуется системой корпоративного мышления: огромные корпорации смотрят в первую очередь на рентабельность конкретного издания, рассматривая процесс только как коммерческий проект.
Новые технологии и книжный диджеинг
Конец лекции был посвящен краткому описанию современного состояния книгоиздания. По словам Котомина, книги сегодня — как, впрочем, и остальные проявления жизни — интегрируются с интернетом. Например, разработчики сайта Soundcloud работают над новым проектом. Его идея в том, чтобы объединить социальную сеть с оболочкой для чтения, то есть создать механизм фиксации читательского опыта. Под фиксацией здесь понимается комментирование, подчеркивание, выделение интересных частей текстов и т. д.
Социальная сеть сможет определять скорость чтения, выявлять процент прочтения книг. «Звучит здорово, если не думать том, что рано или поздно появится робот-читатель, который будет рекламировать книгу вашими словами, вашими впечатлениями, а вы так и не поймете, реальный это человек или нет».
Сейчас входит в моду новое направление книгоиздания. Котомин называет его «книжный диджеинг». Так, западные издательства публикуют не целые книги, а лишь выдержки, отдельные главы или цитаты. То есть фактически берут на себя функцию диджея, формируя ваш книжный плейлист, составляя книгу на свой вкус и манер. «Немногие могут себе позволить прочитать «Улисса» Джойса полностью. Однако можно прочитать выборку из нескольких глав и понять, что книга эта не стоит вашего внимания, либо же наоборот», — приводит пример Котомин.
Еще одно проявление такого «диджеинга» — создание сборников мыслей и высказываний (иногда целых эссе) философов — например, Руссо или Смита, — посвященных какой-то конкретной актуальной теме.
Котомин сообщил, что издательство AdMarginem в ближайшее время также займется таким «диджеингом» в рамках серии «Минима».
   
фото: Lina Izplastelina
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука