или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
9 августа 2016
0
830

Ханты. Часть 5: День коренных народов

Когда среди бескрайней сибирской тайги, в верховьях Абакана в 1974-м году обнаружили семью отшельников Лыковых, событие стало мировой сенсацией. Газеты с очерками Василия Пескова, впоследствии написавшего об удивительной семье книгу «Таежный тупик», раскупались в те времена мгновенно. А интерес к жизни Агафьи Лыковой – единственной оставшейся в живых представительнице семейства отшельников – не угасает до настоящего времени. Таежную жительницу регулярно навещают сотрудники хакасского заповедника, представители лесничеств и МЧС, журналисты. На вертолете отшельнице везут соль, спички, крупу, семена овощей и прочие недоступные в тайге предметы первой необходимости. Однажды даже козла доставили. А сама Агафья время от времени пытается вернуться к людям, но… погостив у родственников или поправив здоровье в больнице, снова возвращается в тайгу, где ей лучше и привычнее. И общественность всякий раз живо обсуждает новые подробности таежной эпопеи самой известной в мире отшельницы…

Удивительное — рядом…

Между тем на русском Севере совершенно обыденно и без лишнего шума со стороны СМИ проживают целые народы, умеющие обходиться без привычных современному человеку благ цивилизации. Более того, «блага» эти представляются им малопригодными и даже опасными для своей культуры и привычного уклада хозяйства.

Речь идет о малочисленных народах Севера, о коренном населении Югры. Сегодня, 9 августа, отмечают Международный день коренных народов мира, который установлен Генеральной Ассамблеей ООН в 1994 году. Вот и захотелось вновь напомнить о ханты. Тем более, город, где я сейчас работаю уникален еще и тем, что возник он не только вблизи от богатейшего нефтяного месторождения, но и на бывших угодьях одной из старейшин пимских ханты Ольги Колывановой. Кроме того, буквально в часе-другом езды от города, среди болот и лесов проживают в своих угодьях другие хантыйские семьи – Востокины, Нимперовы, Песиковы, Кантеровы, Сенгеповы… Исторические хроники Югры помнят эти фамилии еще с начала освоения здешних земель последователями Ермака в 16-17-м столетиях. Впрочем, сегодня расскажу не о средневековье, а о наших современниках, не очень любящих все то, что принято называть «современностью». Приехавшие сюда на заработки нефтяники недоумевают, отчего это ханты продолжают жить в своих лесных угодьях, когда можно перебраться в городские квартиры: жилье-то для ханты сегодня предоставляется по государственным программам вне очереди! А те всё предпочитают жить по старинке.

Быть может, им сложнее дается учеба в русскоязычных учебных заведениях? Может труднее проходит адаптация в социуме после размеренной жизни в лесу? А может и беспокоятся, не случится ли чего с лесом, если покинуть его навсегда…

Одним словом, попробовав «на вкус» чужую культуру, многие ханты убеждаются, что им и в лесу хорошо. Вот и возвращаются после окончания интерната в родительские угодья, где продолжают жить жизнью своих далеких предков, наполненной непогодой, лишениями и физическим трудом.

В экспедицию за… впечатлениями

Необычный уклад лесного народа хорошо известен сотрудникам Лянторского хантыйского этнографического музея. Ученые регулярно ездят в угодья с исследовательскими экспедициями, записывают песни и сказания ханты, приобретают для пополнения музейных фондов рукотворные предметы быта, украшения и одежду.

- Народ ханты (устаревшее название – остяки) относится к угорской ветви финоугорской этноязыковой общности. Среди ханты выделяют три этнические группы: северную, южную и восточную. В каждой из них выделяют ряд подгрупп, получивших своё название по названиям рек, в бассейнах которых они живут. Так ханты подразделяются еще на аганские, тромъеганские, ваховские, казымские, кондинские, салымские, юганские, пимские этнические группы. Каждая из групп отличается языковым диалектом, особенностями ведения хозяйства, культурой и традициями при заключении браков в своей группе. Пимские ханты относятся к сообществу сургутских ханты. Проживают они на территории бассейна реки Пим, его притоков Ай-Пим, Вачим-яун, Мильтон-яун и другим небольшим рекам. Это самая малочисленная группа среди сургутских ханты, насчитывающая всего около 400 человек, - рассказывает научный сотрудник музея Елишка Агабекян.

Подозреваю, что из экспедиций, которые длятся неделями, сотрудники музея привозят не только экспонаты, фотографии и народный фольклор. Помимо всего научного и материального, приобщаются они в угодьях и к уникальному образу жизни, неразделимо связанному с природой. А вместе с экспонатами и впечатлениями везут домой особое чувство баланса, присущее жителям здешних болот и лесов многие века.

Среди рыб и воды

Западная Сибирь отличается большим количеством рек и речушек. Они текут во всех на­правлениях, делятся на протоки и рукава, которые расходятся на десятки километ­ров, переплетаются и иногда заканчиваются тупиком.. В прежние временареки были главными транс­портными артериями Сибири. Древний человек, передвигаясь по ним, освоил Западносибирскую равнину. Одновременно Обь и Иртыш связали тайгу с рай­онами Южной Сибири и культурным ми­ром «большой земли».

Маленькие таёжные речки летом хорошо прогреваются, однако, даже хороший пловец не от­важится пересечь речушку с заболоченным топким берегом вплавь. У местных жителей для этого есть лег­кие «долбленые» лодки — обласы.

Рыболовство – одно из основных занятий пимских ханты. Основной компонент в рационе их питания — рыба. Добывают здесь окуня, язя, щуку, плотву, налима, карася и даже осетра и стерлядь, которых в прежние времена обменивали у оленеводов на мясо и шкуры, а сейчас продают на рынке горожанам. Из рыбьей кожи прежде даже мастерили непромокаемую одежду и «модные» аксессуары. Впрочем, навыки эти окончательно не утрачены до сих пор, хоть у большинства коренных жителей есть возможность приобрести покупную сумочку. Особый интерес представляет и отношение ханты к рыбе. Бросить живого карася в кипящую воду – непростительное зверство! Рассказывают, за такой проступок рыбака заживо съели два лесных великана — менкева. Так ханты называют таежных духов огром­ного роста. А беременным женщинам вообще запрещено разделывать рыбу, чтобы не вселился в утробу злой дух.

Ханты-охотники сурово осуждают и чрезмерное уничтожение животных, и небрежное отношение к природе, и беспричинно шумное поведение в лесу. Подозреваю, их настороженность по отношению к «белым людям» объясняется не только вторжением нефтяного бизнеса на их исконные территории, но и нашим неумением чувствовать природу и настроение окружающих…

Правдивые легенды

Ошибочно считать, будто мировоззрение ханты складывается исключительно из суеверий и древних верований. Если вблизи угодий установлены вышки, лесные жители пользуются и современными коммуникациями – интернетом, сотовым телефоном, смотрят телевизоры при помощи электрогенераторов. Технический прогресс добрался и до здешних мест. Летом в город за покупками некоторые ханты приезжают на автомобилях. Зимой-то на оленях удобнее: не ровен час, застрянет легковушка в снегах…

Между тем, в среде ханты продолжают передаваться из уст в уста семейные истории и легенды. Некоторые из них удалось записать сотрудникам музея, побывавшим в угодьях. Существует, например, легенда, будто некогда многочисленный род Песиковых практически исчез из-за проклятия богов. Один человек из этого рода помог Советской власти уничтожить идолов юганских ханты. Оставшиеся в живых вынуждены были покинуть обжитые земли, так они и оказались на реках Лямин и Пим. Здесь предки рода Песиковых начали новый этап своей истории.

А вот строки из полевого дневника Татьяны Лозямовой, записанные со слов Олега Востокина: «Родители умерли рано. Отца не стало, когда Олегу был годик. Ещё через год утонула его мама. Когда Олег подрос, очевидцы рассказали ему трагическую историю. Дело было ранней весной 1976 года на реке Пим. Природа «баловалась». Вроде зима не кончилась, да и весна ещё не началась. Из посёлка мама шла домой на стойбище, в руках несла люльку с двухлетним Олегом. (Раньше семья Востокиных жила на берегу реки Вачим-яун, где сегодня находится городской музей). После оттепели лёд совсем стал слабый и проломился под тяжестью шагов. Она вместе с люлькой стала тонуть. Женщина успела лишь по льду толкнуть люльку, а сама ушла под воду в образовавшеюся полынью. Плачущего Олега подобрали жители посёлка. До 5 лет он жил с бабушкой и дедушкой, а потом воспитывался у старшей сестры, затем в школе-интернате…».

Сейчас Олег Востокин с супругой Татьяной живут в лесу.

Их зимнее стойбище расположено на заболоченном месте. Здесь жилой дом, хозяйственный лабаз, специально отведённое место для костра и хлебная печь. Жилой дом 5 х 5 метров был построен в 2010 году совместными усилиями супругов. Задняя стена жилища смотрит на север и считается священной. Вход в дом расположен с южной стороны. Крыша дома низкая двухскатная покрыта досками и рубероидом. Дополнительно, в традиционном стиле, сверху лежит настил большими пластами болотного мха: так тепло в доме сохраняется дольше. Избушка построена из сосновых брёвен, проложенных также болотным мхом. С внутренней стороны дома потолок дощатый из самодельных досок. Как говорит хозяин, он их сам выпиливал бензопилой из цельных брёвен.

Внутренний интерьер дома тоже предельно скромен. Справа от входной двери находится железная печь «буржуйка», слева — хозяйственные полки под посуду и умывальник. Здесь же маленький телевизор с DVD-магнитофоном. Внутри светло за счёт двух больших окон. У задней стены дома находится спальное место, оно выше от основного пола на 25 сантиметров. Под потолком над входной дверью и спальным местом есть специальные жерди для накидывания одежды. Пол деревянный, покрыт линолеумом. У печки специальное место для дров и сушки бытовых принадлежностей.

Примерно в 20 метрах от избушки Востокиных стоит хозяйственный лабаз: амбар на высоких деревянных сваях.

Лабаз предназначен для хранения не только пищевых продуктов, но и предметов быта, зимней одежды. Построен лабаз в традиционном стиле из сосновых брёвен, проложенных болотным мхом. Имеется приставная лестница и входная дверь.

Каждый вечер перед наступлением темноты Олег включает маленькую электростанцию, которая работает на бензине. Когда не ловит сигнал ТВ или перебои с электричеством, в домике на болоте рассказывают истории, сказки, охотничьи байки зашедшим на огонек родственникам или гостям. Потом эти рассказы обрастут подробностями и получатся новые легенды…

Традиции трудолюбия

Теперь, когда читатель и сам готов отправиться в лес, чтобы слиться с природой, забыть о проблемах на работе, вести неспешную жизнь среди болот, а вечерами беседовать с народными сказителями, расскажу, как протекают будни ханты в угодьях.

В хантыйской семье разграничивают мужскую и женскую работы. Мужчина – добытчик и кормилец. Основное его занятие – охота, рыбная ловля и все, связанное с подготовкой к этому. Снабдить семью продуктами (мясом, рыбой) — долг мужчины. Он сам готовит охотничье снаряжение, ловушки, долбит обласа, мастерит весла, ножи с ножнами, топоры. Все, что связано с работой по дереву, делается мужчинами вручную: и деревянная посуда, и плетенные из кедрового корня изделия, и детская дневная колыбель, если в семье появился малыш. Женщина – хранительница очага. Ее ловкие руки знают секреты обработки шкур, изготовления одежды и обуви. Хантыйские женщины не пользуются выкройками, а кроят на глаз или по образцу старой одежды. Не сидят без дела и дети ханты. С раннего возраста они наравне со взрослыми занимаются заготовкой ягод и трав на зиму (грибы, которых здесь в изобилии, ханты не едят). Мальчики вместе с отцом отправляются на охоту, а девочки осваивают рукоделие. Достигнув школьного возраста, они уезжают в интернат, и с родителями общаются только на каникулах. В хантыйские интернаты отдают детей даже «городские» ханты, уверенные, что среди своих, тем будет лучше, чем в общеобразовательной школе. Не смотря на длительные отрывы от семьи, маленькие ханты помнят свои традиции. Семью ханты заводят в очень юном возрасте. Порой, не доучившись, возвращаются они в угодья, где живут уже самостоятельной молодой семьей.

Традиции и культура коренных северных народов интересуют сегодня многих. Художники черпают вдохновение в удивительных хантыйских узорах, где, словно древними пикселями зашифрован весь окружающий мир, ученые пишут исследования, музеи собирают коллекции предметов их быта… Между тем, традиционный уклад малочисленного народа потихоньку утрачивается. Как долго на земле просуществует эта хрупкая и уникальная культура полного симбиоза с природой и бесконечного рукотворного творчества – не знает никто. Может быть, даже и не честно желать, чтобы ханты продолжали оставаться независимыми от современной цивилизации, поменьше пользовались достижениями научно-технического прогресса и больше трудились… Скажу только, что это их выбор, и главная задача современного человечества в отношении коренных народов – если нет возможности помочь, то… не мешать.

Татьяна КОРНЕВА

В материале использованы фото, предоставленные МУК «Лянторский хантыйский этнографический музей».

Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука