или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
7 марта 2014
2
2 289

Харьков: затишье…

В поезде Москва — Кисловодск, прибывшем в Белгород, вошедшие в вагон пограничники спрашивают проводника, не садились ли по пути люди в камуфляже или военной форме. После его отрицательного ответа начинают проверять документы пассажиров и выпускать тех, у кого поездка здесь заканчивается. В числе таких и я — дальше предпочел добираться экспрессом «Князь Владимир», связывающим центры двух приграничных областей: так ощутимо дешевле.
Куда идти Путину?
В экспрессе ажиотажа не наблюдается — вагоны первого класса почти пусты, второго заполнены не под завязку. По соседству усаживаются две пожилых женщины, едущие в соседнее государство за покупками. Для белгородцев это — обычное дело. Поездки по будням себе могут позволить только пенсионеры, а в выходные харьковские рынки и супермаркеты принимают обильный десант из заграничного региона. Цены в Харькове на многие товары ниже, поэтому затраты на дорогу (самый дешевый билет на экспресс — 275 рублей в один конец) себя оправдывают.
  • Меняла, проходя по вагону, предлагает 250 гривен за 1000 рублей.В Харькове меньше дадут, — заверяет он. — Я не обманываю, пора привыкнуть. Раньше и 325 давали, но все курсы вернулись.
Забегая вперед, надо сказать, что душой он все-таки покривил: курс с целом по городу, начиная с вокзала, те же самые 25 гривен за 100 рублей, есть обменники и с менее выгодным, но встречаются нечасто. Но больше не предлагают — в этом не наврал.
За 100 рублей больше 25 гривен в Харькове не дают
  • Все на четыре умножайте, — советует он белгородским старушкам, путь которых по прибытии в город лежит на Центральный рынок, в народе именуемый Благбазом — сокращенно от пережившего советские времена еще дореволюционного названия Благовещенский базар.
На станции Дергачи, расположенной уже с украинской стороны границы, пассажиров следующих из России поездов встречает матерная надпись на заборе, повествующая, куда должен убираться с Украины Путин и какие нехорошие и неразумные люди «Допа» (глава харьковской облгосадминистрации Михаил Добкин) и «Гепа» (городской голова — украинский аналог мэра — Геннадий Кернес). А харьковский Южный вокзал встречает теплой погодой — температура на пару градусов выше, чем в Белгороде, не говоря уж о Москве — самая настоящая весна.
  • Страшно в городе, да? — интересуется одна из пенсионерок-попутчиц у проверяющего ее паспорт украиснкого пограничника.
  • Да все нормально, — с улыбкой отвечает он.
Танки — только у музея
В глаза бросается разве что автомат на плече у одного из патрульных милиционеров (украинские стражи порядка полицейскими не стали): обычно они ограничиваются дубинкой, газовым баллончиком и кобурой с пистолетом.
За окнами такси, едущего через центр города, а затем спальные районы, обычная жизнь: люди спокойно идут по своим делам. У станций метро по случаю приближения 8 марта торгуют цветами. Рядом лотки с овощами, рыбой, компакт-дисками, сим-картами и карточками пополнения счета местных сотовых операторов.
По случая приближения 8 марта на харьковских улицах море цветов
Танки на улицах удалось увидеть только на постаменте возле исторического музея: они там всегда стоят — «тридцатьчетверка», родиной которой считается Харьков, времен Великой Отечественной и трофей, доставшийся Красной армии от британских интервентов в Гражданскую войну. С бронетехникой соседствуют несколько пушек и скифских баб.
Танки на улицах Харькова можно найти только на постаментах. Например, возле исторического музея — в компании с пушками и скифскими бабами
Отголоски недавних громких событий удается обнаружить только на центральной площади Свободы, которую харьковчане считают самой большой в Европе, а в мире — второй после пекинской Тиньаньмынь. Скептики на это возражают, что если считать ее размеры без учета сквера за памятником Ленину, который не так давно собирались снести, но передумали, картина изрядно подкорректируется.
Милицейский щит
Перед входом в здание бывшего обкома компартии, которое ныне занимает областная государственная администрация, стоит кордон из нескольких милиционеров с металлическими щитами. Входящим и выходящим не препятствуют, оставив для прохода небольшой зазор, документы не проверяют, фотографировать себя не запрещают. Разбитых стекол в окнах выдержавшего два захвата (сначала активистами Евромайдана, затем — неизвестными, которых сторонники евроинтеграции окрестили «белгородскими титушками» и «туристами Путина») не наблюдается: видимо, оперативно заменили. 
Здание областной государственной администрации: на крыше украинский флаг, у входа стена милиционеров
Установленный последними захватчиками российский триколор тоже провисел недолго — теперь на крыше здания желто-голубой украинский флаг. Не наблюдается российских флагов и на улицах: преобладают «жовто-блакитні», а коммунисты под памятником Ленину собирают подписи за всенародный референдум под красным с надписью «Компартия Украины». Того же цвета и палатка, издалека заметная на пустынной площади, через которую народ активно снует только между станциями метро «Держпром» (в честь расположенного позади памятника Ленину и сквера бывшего Дома государственной промышленности, сокращенно Госпрома) и «Университет» (национальный университет имени Каразина огибает площадь слева от памятника; в Харькове порядка 20 гражданских вузов, немало и военных, и все они в 90-е стали университетами или академиями, а первый в городе университет, тогда называвшийся государственным, в те времена окрестили «настоящим»). Ну и возле красной палатки коммунистов многолюдно.
  • Я за Россию, — говорит в камеру коллег с телеканала «Россия-1» плотный мужчина, назвавшийся Геной Коваленко («г» произносит с характерным украинским придыханием). — Правильно Путин сказал, что здесь одних жуликов заменили другими. А я ни тех, ни других не хочу. И вообще у меня мама из Казани, а папа — харьковчанин. И все здесь за Россию. Завтра приходите — полная площадь народу будет.
Харьковчанин Гена Коваленко рассказывает российским журналистам, почему он за Россию
К журналистам из России коммунисты лояльны и доброжелательны. Да и вообще россиянин в городе, где кафе «Українські страви» («Украинские блюда») соседствует с отделением «Сбербанка России» (впрочем, в его банкоматах за снятие денег с карточки российского «Сбера» взимается комиссия, аналогичная политика у местных «однофамильцев» «ВТБ-24» и «Альфа-банка»), рискует столкнуться с проблемами разве что в метро. Автоматы, продающие билеты, принимают купюры до 5 гривен, а более всеядные предлагают только пополнение карточки для проезда, где взять которую, непонятно. А обменные пункты и банкоматы банкнот ниже десятки, как правило, не дают.
Зловредный билетный автомат в метро, не принимающий купюры больше пяти гривен
Подписи под Лениным
Харьковские коммунисты созывают народ на вече
На 12:00 субботы на площади Свободы (а в советские времена — Дзержинского), как повествует написанная от руки листовка на палатке коммунистов, назначено народное вече. На повестке дня три вопроса: особый статус Харькова в условиях федеративной Украины (пока страна по Конституции остается унитарной), статус русского языка в нем и отношение к вступлению в НАТО. По первым двум пунктам, коммунисты, понятно, за, по последнему — против. Эти же вопросы они хотят вынести и на референдум, за который собирают подписи. Чтобы были основания для его проведения, подписаться в поддержку должны два миллиона человек. Сбор первый день, как начали, но желающих высказаться в поддержку немало — около палатки даже возникает небольшая очередь.
  • Что, и Крым отдадите? — спрашивает кто-то из прохожих.
  • Смотря кому, — улыбаются коммунисты в ответ.
Тут же раздают листовки с аргументами в пользу решений по всем трем пунктам. Федерализация, в частности, по мнению инициаторов референдума позволит оставлять в распоряжении города больше заработанных им денег, а Харьков, как сказано в тексте, по доходам на четвертом месте, уступая лишь Киеву, Донецку и Днепропетровску, и решить вопрос со статусом второго государственного в регионе для русского языка без оглядки на Киев.
Коммунисты под памятником Ленину на площади Свободы собирают подписи за референдум
Стоит отойти от площади и углубиться в парк Шевченко — и снова обволакивает обыденная жизнь без малейших признаков недавних громких событий. По парку гуляет народ, резвятся малыши на детской площадке, люди сидят в кафе, которых здесь без преувеличения на каждом шагу.
Та же картина и на главной улице города Сумской. Поклонники велоэкстрима облюбовали для своих кульбитов лестницу рядом с символом города — фонтаном «Зеркальная струя», работают многочисленные кафе, рестораны, магазины, офисы, движется плотный поток транспорта (от пробок Харьков страдает не меньше крупных российских городов). А расположенные на Сумской оперный театр и театр украинской драмы имени Шевченко зовут народ на спектакли. В репертуаре театра Шевченка, к слову, нашлось место как для Шекспира и Бернарда Шоу, так и для Гоголя и даже не жаловавшего Петлюру и послереволюционную украинизацию Булгакова.
Харьковские велоэкстремалы в сквере у Зеркальной струи
Булгаков, Гоголь и Шекспир на афишах театра Шевченко
И вообще в городе все спокойно, и хочется надеяться, что так и будет.
Фото автора
Субботний Рамблер
Рекомендации
Допа и Гепа ждут куда подует ветер. Крутятся ужами. Тут главное примкнуть к победителю.
Еще бы Ваши записи хоть кто-то из россиян бы увидел, а то они ж в полной уверенности, что у нас тут фашисты стройными рядами ходят и гилер юген выращивается в каждой школе ;)
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука