или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
9 марта
0
254

«И, может быть, город назывался Мальпасо…»

В последнее время мне не часто приходится писать литературные рецензии.С одной стороны, причина этого в том, что я покинул издательский бизнес так же, как покинул журналистику, но, как мне кажется, не это главное. Главное — та самая «другая сторона». Потому что с другой стороны, мне просто не хочется писать рецензий на большинство новоизданных книг, попадающих мне в руки. Как-то мне, если честно, не везет с современной русскоязычной художкой. Но вот днями презентовали мне книжку, которая не то, чтобы меня поразила чем-то, а просто зацепила.

Зацепила в первую очередь тем, что это — возведенная в ранг повести фраза «брошу все, да уеду в Питер!».

Сколько моих добрых знакомых со всех краев великой и необъятной вот так вот в один день подрывались с места, и летели на невские берега, в никуда, просто так, шалым образом! А сколько точно так же приезжало по работе, в командировку, на срочные переговоры? И кто-то оставался, завороженный этим нелепым, шокирующим сочетанием лощеного барокко и щербатого красного кирпича, блеска и разрухи, красоты и полнейшего хаоса в самых нелепых и разнообразных сочетаниях. Бросал все, чтобы пустить тут корни, уцепиться за эту вымоченную дождями небогатую почву. А кто-то бежал отсюда, столкнувшись с тем, что мечта оказалась не такой, как мнилось, культурная столица показала себя злее, чем о ней говорили, а красивые фасады исторического центра — лишь одна из множества ее масок.Этих историй за минувшие полжизни мне довелось выслушать множество — романтических, веселых, грустных.Вот теперь привелось еще две прочитать.

Итак, книга Виктора Семенова «Возвращение в Мальпасо». Нет, ни разу не подражание латиносам, не Кортасар, да Борхес с Маркесом. Просто две повести о поездках в Питер. Добрые. Местами — грустные. Местами — смешные. И при этом какие-то очень уютные. Связанные между собой не только местом действия и героями, но и настроением. В обоих случаях лирический герой, не знающий города, слабо представляющий себе, куда это он попал на самом деле, тем не менее, чувствует себя здесь вполне в своей тарелке. И это ощущение твердой, несмотря ни на что, почвы под ногами — по мере чтения становится чрезвычайно заразным. Так что, — что ни говори, а книжка полезная. Как минимум, в эмоциональном плане. Да и в интеллектуальном — тоже.

Первая повесть — своего рода литературная «матрешка». Взрослый лирический герой пишет по просьбе отца рассказ-воспоминание о поездке в Питер в 2007-м, когда ему было двенадцать лет. О поездке, которая вылилась в то еще приключение, самим главным действующим лицом воспринятое со всем восторгом и, в то же время, пофигизмом, вполне себе свойственным двенадцатилетнему пацану. А вот его отцу стоившее, судя по всему, немалых нервов и седых волос. Есть в этой истории что-то очень гайдаровское, живо напомнившее мне «Судьбу барабанщика». И есть, опять-таки что-то крапивинское. Впрочем, крапивинское легко отыскать у любого автора, пишущего о детях не натужно, а от души.

А еще есть описания городской окраины, настолько правдоподобные, что впору вспомнить собственные эскапады-экспедиции по точно таким же краям, но не в 2007-м, а двадцатью годами раньше.

«Чем дальше уводила нас разбитая асфальтовая дорога, тем больше мне казалось, что мы находимся на краю цивилизации… На Диком Западе. Но никак не в пятнадцати километрах от Невского проспекта. Слева от дороги, в зарослях кустарника, проглядывал красный кирпич полуразрушенных, заброшенных строений, справа – бесконечный железобетонный забор, обтянутый сверху колючей проволокой.– Что это справа? – крикнул я Мише.– Не ори, – ответил он. – Завод какой-то. Туда не лазили. Пока.– Колючка…– Есть дырочки. Там собаки по территории бегают.– Это не очень, – отвечал я с видом профессионала.– А то….Дорога петляла. Через некоторое время мы свернули с дороги, по которой мчали, направо, и Мишка сказал, чуть наклонив голову:– Все почти. Теперь напрямки минут пять – и мы на месте.Мы проехали мимо двух странных двухэтажных жилых домов, потом слева возникли огороженныеучастки, внутри которых просматривались ангары, склады, стоянки большегрузов, автосервисы, разборы автомобилей, а справа потянулось садоводство, довольно большое, но пустое.– Миша, – спросил я, немного волнуясь, – а где люди-то?– Я не знаю. Тут всегда так. Вроде домиков много, а людей никогда нет. Может, внутри сидят?– И чего делают?– Откуда ж я знаю? Может, ждут, когда за ними прилетят инопланетяне…– Инопланетяне?..– Ага. Не знаю, зачем еще здесь сидеть».

Но при этом, что характерно, это не натужное смакование разрухи, а просто описание антуража, «задника» разыгрывающейся на сцене истории. Причем истории доброй. С добродушным подтруниванием над взрослыми, совершенно определенно привнесенным в рассказ повзрослевшим лирическим героем, описывающим свои детские воспоминания. Петербург в ней предстает каким-то странным, совершенно чуждым, но от того слегка волшебным местом. Чем-то вроде «Задверья» Нила Геймана.

И вот в это странное место лирический герой возвращается десять лет спустя, на страницах второй повести. Уже взрослым человеком, сильным и самостоятельным. Но, тем не менее, по-прежнему воспринимающим Питер как странное, алогичное, не вполне реальное место, сказочную реальность. Думается, потому эта книга и называется «Возвращение в Мальпасо», точь-в-точь как старинный вестерн, о котором рассказывает один из персонажей.

«– Вестерн… Старый, начала семидесятых. Помню, в девяностые еще смотрел его в видеосалоне. «Возвращение в Мальпасо» называется. Вчера вот диск нашел на развале, у Пети… Стрелок там возвращается, типа, в город своего детства, уже опытный, прожженный, а там и бандиты, и шериф-трус, и какие-то мексиканцы. В общем, все как положено. Ну, и ему приходится со всем этим разбираться…– И чего? – заинтересовался я. – Всех победил?– Естественно… Всех победил».

Сдается мне, потому и названия ее глав повторяют перечень подвигов Геракла, что главному герою все кажется по-прежнему слегка нереальным. Знаете, как это бывает иногда в чужом городе, чужой стране?

Кому из нас не хотелось вернуться в какой-нибудь страшный сон, а то и в реальный запомнившийся с детства «плохой день» сильным, вооруженным если не мечом-кладенцом, то как минимум, логикой и решительностью взрослого человека? Здесь такое возвращение происходит наяву. И приезжает сюда повзрослевший москвич по серьезным делам, как представитель фирмы отца, присланный решить, казалось, совершенно нерешаемую проблему, да еще в таком деловом климате, от которого столичные бизнесмены впадают в депрессию пачками.

А дальше… Дальше — классическая катавасия, знакомая любому, кто так или иначе занимался бизнесом в северной столице. Нелепая, смешная, невероятная, описанная с прекрасным чувством юмора. Чего стоит только описание общественных слушаний! О, как это свежо и близко!

«Дождавшись, когда закончит орать пожилой мужчина в старом клетчатом костюме, выхватил микрофон, опередив средних лет даму в очках и красивой черной рубашке навыпуск.– Сволочь невоспитанная! – злобно зашипела она, глядя на меня с ненавистью.– И вам мое почтение, мадам, – улыбнулся я и продолжил уже в микрофон:– Ash nazg durbatulûk, ash nazg gimbatul…Неожиданно вырвалось. Я замолчал на минутку. Зал также погрузился в непонимающее молчание.Только женщина на сцене подняла голову от бумаг и внимательно посмотрела на меня. Сотрудница администрации, ведущая встречу, сказала:– Молодой человек! Пожалуйста, по-русски. А то я передам микрофон следующему спикеру. Что это вообще такое?– Это язык Мордора… – неожиданно произнесла дама с трибуны, криво ухмыльнувшись. – Негоже ему звучать здесь…– Как раз, наоборот, Ксения Витольдовна, – ответил я, – думаю, только его и поймут некоторые из присутствующих…»

И — да, такова, в принципе, вся повесть. Автор, похоже, не по-наслышке знает, о чем пишет. Ему, в отличие от лирического героя, наше «Задверье» знакомо — ближе некуда.

Ну, что ж, подведу итог, хорошо?Это — хорошая книга. Не претендующая на глубокомысленное осмысление пятого в глубину уровня подтекста. Не имеющая целью вызвать литературный скандал. Без заявки на нобелевскую премию по литературе, которую вручают сами знаете кому и за что. Просто две хороших повести. Способных вызвать улыбку как у петербуржца, так и у того, кто мечтает когда-нибудь «бросить все, да уехать в Питер».

В общем, рекомендую от всей души.

PS. А еще могу предложить вам забавное интеллектуальное развлечение. На сайте Виктора Семенова, автор выкладывает главы своей новой книги по мере их написания. Игра, как мне кажется, чертовски забавная. Книга — в жанре социальной фантастики. В сюжете прослеживаются некоторые аллюзии к «Победителю» Дональда Уэстлейка и к хайнлановскому «Ковентри». В общем, читается интересно, стиль — очень легкий, язык — всем бы современным писателям такой. Опять-таки рекомендовал бы. http://viktorsemenov.ru/banka-1-1-1.html

Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука