или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
13 марта 2014
2
2 677

И стали герои жертвами…

Фото: ИТАР-ТАСС
12 марта государственный архив Алтайского края представил общественности свой новый проект: «Репрессированное воинство. Победители – побежденные…». В течение нескольких ближайших месяцев в мемориальной комнате архива жители края могут ознакомиться с документами о трагических судьбах своих воинов-земляков, солдат и офицеров, пострадавших от политических репрессий в годы Советской власти.
Все люди, о которых идет речь в представленных документах, впоследствии были реабилитированы. Государство официально признало, что преследовались они по ложным обвинениям, по сфабрикованным делам, по доносам. Среди них много самых настоящих героев, в этом легко убедиться, почитав оригиналы наградных документов и посмотрев на фото офицеров и солдат. На одних они — бравые войны с орденами на груди, на других — сняты для следственных дел.
Терентий Михеевич Зырянов. Полный георгиевский кавалер. Арестован ОГПУ в 1933, осужден на пять лет. Затем снова арест и — расстрел в 1937.
— На сегодняшний день рассекречено уже довольно много материалов, касающихся темы репрессий среди военных, в том числе высшего командного состава Красной Армии. Но историки продолжают дискуссии по целому ряду тем в этой области, – говорит директор государственного архива Алтайского края Галина Жданова. — Спорят о численности репрессированных. Спорят о том, был ли все-таки заговор в высшем командовании армии за несколько лет до начала войны. Вызывает споры и такая тема как влияние репрессий военнослужащих на боеспособность РККА. Кроме того, многие документы и сегодня не доступны для исследователей, например, материалы, относящиеся к репрессиям по отношению к сотрудникам погранвойск, которые находились в составе НКВД. Вопросов очень много, и много дискуссий, и важно, чтобы мы продолжали открывать новые страницы Истории.
Жители Алтайского края могут увидеть документы, касающиеся и участников Первой мировой войны, и военных репрессий среди военных в 1938 году. Мы посчитали, что не возможно не коснуться и темы «изменников родины», и естественно, участников Великой Отечественной войны…
Среди материалов, представленных к всеобщему обозрению, есть по-настоящему уникальные. Например, в разделе, посвященном бывшим узникам немецкого плена во время Великой Отечественной, — фильтрационно-проверочные дела, регистрационные и медицинские карточки, заводившиеся на пленных фашистами. Есть даже справка о прохождении рентгеновского осмотра узника концлагеря. Потом этот солдат вернулся на Родину, и там она была приобщена к уголовному делу как одно из доказательств, что обвиняемый был в плену, где якобы был завербован.
Немецкой пропагандистской листовки с «пропуском в плен», найденной у бойца Красной Армии, хватало для подозрения в предательстве и уголовного преследования. 
Или личная летная книжка летчика, гвардии младшего лейтенанта Ивана Романовича Дмитриева: за четыре года войны – 566 боевых вылетов на самолетах разных моделей, боевые награды. А в 1947 году, когда он, уже демобилизовавшись, работал в Алтайском крае, отважный летчик Дмитриев был обвинен в изготовлении листовки антисоветского содержания. Естественно, был арестован и лишен всех званий и наград. Его реабилитировали и вернули награды лишь многие годы спустя…
Наградной лист летчика Ивана Дмитриева
Еще одна большая подборка документов – о трагических историях героях Первой мировой, георгиевских кавалеров, проживавших когда-то на Алтае: награды, снимки, личные вещи, фото.
— Трагедия России в том, что почти сто лет назад произошел слом Истории, и после 17-го года многие вещи стали с ног наголову, — комментирует Андрей Краснощеков, известный на Алтае краевед и историк. — Героям Первой мировой войны не повезло: одних вычеркнули из Истории, других объявили врагами, и теперь о многих мы можем узнать как раз только из материалов следственных дел. Даже в военных архивах информации о них крохи.
А ведь в числе жителей Алтая, участников Первой мировой войны, были и кавалеры высшей военной награды России тех лет – Ордена Святого Георгия и Георгиевского оружия. И как раз судьбы этих людей были в большинстве своем трагичны.
Самый, наверное, известный, чью судьбу удалось проследить по материалам следственных дел нашего государственного архива, — Александр Абрамович Алябьев. Родом из крестьянской семьи, родился в селе Павловском Барнаульского уезда в 1878 году. В 1900 первый раз был призван на службу, участвовал в Русско-японской войне, после увольнения в запас крестьянствовал на Алтае, в 14 вновь призван, к 1916 году был уже поручиком, командиром роты, затем – батальона. В одном из боев он несколько часов удерживал позиции под шквальным пулеметным огнем противника.
Александр Алябьев — полный георгиевский кавалер: награжден офицерским орденом Святого Георгия и Георгиевским крестом с лавровой ветвью. Дважды ранен, отравлен боевыми газами, несколько раз – контужен. После демобилизации он вновь вернулся к труду хлебопашца, но потом его призвали в армию Временного правительства, он служил в охране железных дорог, в боях участия не принимал.
— Когда белые отступали из Барнаула, Алябьев с ними уходить не захотел, — рассказывает Краснощеков. — Сначала скрывался, потом вернулся, был арестован, но освобожден и опять служил – теперь уже большевикам, был командиром роты рабочего батальона. Затем его снова арестовали по доносу и обвинили в зверствах во время службы у Колчака. Обвинение было очевидно ложным, дело даже отправляли на доследование за недостаточностью обвинительных материалов, передавали из одного ведомства в другое. Но спустя год Алябьеву предъявили новое обвинение, на этот раз как «участнику контрреволюционной организации «Крестьянский союз», якобы он вербовал в эту организацию заключенных, пока сидел в тюрьме, под следствием. Доказать не смогли, но 8 июня 1921 года его приговорили к смертной казни, правда, информации о приведении приговора в исполнение в деле нет. Правда, есть еще одна загадка: в Казахстане недавно нашелся потомок Алябьева, праправнук по одной из линий, так вот у них есть семейная легенда: якобы Александр Алябьев не был расстрелян, что ему удалось укрыться за границу. Но документальных подтверждений этому нет…
Еще один, забытый надолго герой, память о котором теперь возвращается, — Виктор Михайлович Курковский, участник Брусиловского прорыва, за отличие во время боя награжденный Георгиевским оружием.
В 20-е годы он работал на Алтае счетоводом, землемером, первый раз арестовывался в 1931 году как «антисоветский элемент», но выпущен. В 1937-м его уже не пощадили: расстреляли как участника «кадетско-большевистской организации».
 Виктор Курковский с мамой Александрой Тихоновной, сестрой Надеждой Михайловной Энкович и ее дочерью Ниной
Вспоминать о событиях страшной войны, разразившейся в мире сто лет назад, в этом году готовятся в большинстве государств, принимавших в ней участие, а это 38 стран из 59 тогда существовавших, говорит доцент Алтайской педагогической академии, кандидат исторических наук Дмитрий Вейн. А вот в нашей стране, к сожалению, тема традиций памяти об этой войне пока почти не звучит.
— В маленькой Бельгии существует 16 крупных воинских мемориалов и памятников героям и жертвам Первой мировой. Я напомню, что тогда погибло только в армиях воюющих сторон около десяти миллионов человек – больше, чем во всех войнах за предыдущее тысячелетие.
Воспоминания о первой мировой у людей – не пафос победы, а незаживающие раны. Все европейские памятники и монументы в честь Первой мировой схожи в одном – в них характерна молчаливая скорбь. Там делают все, чтобы память об этой войне не стерлась в памяти поколений. Англичане потеряли около 900 тысяч своих солдат и офицеров – для этой нации огромная цифра. Представьте себе: у них сейчас ни одного забытого из их погибших. Они знают всех по именам.
В Лондоне в дни, когда будет отмечаться столетие с начала Первой мировой запустят такой проект: рядом с мемориальным комплексов будет установлен лазерный проектор, который будет в течение трех суток без перерыва транслировать имена всех погибших англичан. Подсчитано, что на каждое имя потребуется 20-30 секунд. Потомки этих людей уже сейчас записываются в очередь – их огромное количество. И еще одна английская традиция: раз в год 11 ноября, в день окончания Первой мировой, вся страна замирает в минуте молчания. И даже дети знают, в чем суть этого ритуала.
— Есть французская пословица: «народ, забывший свое прошлое, обречен прожить его заново». Хорошо, что в России, пусть и сто лет спустя, возрождается традиция памяти, — говорит Дмитрий Константинович. — Появляются памятники героям Первой мировой, открываются музеи, обнародуются архивные документы – все это кирпичики в храм народной памяти. 
Субботний Рамблер
Рекомендации
Здравтсвуйте!
Пожалуйста, поясните, каким образом фото Курковского Виктора Михайловича было датировано 1911 годом?
Кстати, на фотографии Виктор Михайлович не с женой и дочерью (как можно понять из комментария к фото), а со своими родными - мамой Александрой Тихоновной, сестрой Надеждой Михайловной и племянницей Ниной. В этот период жизни у него уже была своя семья, в которой подрастали трое дочерей.
Арестован, осужден и расстрелян Курковский Виктор Михайлович был в 1937 году в Новосибирске.
С уважением,
Галина Ларионова, правнучка Курковского В.М.
Большое спасибо з а уточнение. Подпись поправил
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука