или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
4 марта 2014
0
248

Ирина, Сашка и 8 Марта

История, которой я хочу поделиться, произошла много лет назад и как раз накануне 8 Марта.
В самые первые и долгожданные дни весны, я – совсем молодая девушка, умудрилась попасть в терапевтическое отделение автозаводской больницы. В палате, кроме меня, было еще три женщины среднего возраста.
Я, находясь в состоянии перманентной и безнадежной влюбленности, ни с кем из них в разговоры не вступала и свободное время между процедурами проводила, предаваясь возвышенным мечтам и светлой грусти.
Среди моих соседок очень выделялась одна – Ирина. Мало того, что говорила она практически без умолку, еще ее отличал на редкость добродушный и веселый нрав. Краем уха я слышала, что она постоянно талдычит про какого-то Сашку. Что-то еще говорила про дом, кота и баню.
Но, однажды, когда я уже совсем погрязла в угрюмой тоске, Ирина, чутко уловив мое состояние, все-таки вовлекла меня в разговор.
- Мы ведь, Галь, с Сашкой хорошо живем, ты не думай. Он у меня знаешь, какой хороший. А добрый какой! – начала она.
Я хотела сказать, что я вообще ничего не думаю ни о тебе, ни о твоем Сашке, но промолчала.
А Ирина самозабвенно продолжала.
- Мы с ним на заводе познакомились. Ты, кстати, кем там работаешь-то?
И тут же дальше, не дожидаясь моего ответа:
- На завод еще девчонкой пришла, но уже много лет работаю в цехе по обслуживанию лифтов. Ну там поломка какая-где, или застрял кто-нибудь между этажами – это к нам. Вот в цехе-то Сашка меня и заприметил, — смущенно захихикала Ирина. – Ухаживать начал, да смешно так. То конфетки мне принесет, то шоколадку какую.
- Ну, а Вы что? – спрашиваю
- А что я? Смеялась, но в душе приятно было. Мне ведь, Галь, лет то знаешь сколько? Уже 43. Вот. А тут он. Потом провожать меня начал, а затем и вовсе ко мне жить перебрался. Хорошо мы с ним живем. Он, знаешь, какой работящий. У нас ведь дом-то свой, работы сама знаешь сколько. Так Сашка мой сроду не посидит. Все и делает, и делает. Ему и говорить ничего не надо, сам дела видит. Ой, а уж в субботу вечером — у нас праздник. Пока Сашка во дворе возится, я в доме все намою, начищу, еды наготовлю, а вечером мы с ним в баню идем. Пар оба любим. Напаримся, намоемся от души и за стол. А потом Сашка пластинки заводит.
- Что заводит? – не поняла я.
- Ну, пластинки с музыкой. Приемник включает и пластинки крутит. Он у меня, Галь, плясать страсть, как любит. Как музыку развеселую услышит, так сразу и давай кренделя ногами выписывать. Да ловко у него так получается. Ну, а я сижу, смотрю, да и с ним плясать кинусь. Вот так и живем с ним, пляшем да песни поем.
- Я, смотрю, Ирина, Саша у вас чрезвычайно одаренный товарищ, — с наивозможнейшим сарказмом сказала я.
Ирина издевку не поняла и простодушно продолжала:
- Ха! Ты бы знала, как он кроссворды гадает. Слово правильно впишет и радуется так.
Тут меня что-то насторожило, я возьми и ляпни:
- Странный он какой-то у вас! – и еще при этом жеманно так плечиками повела. Типа, уж я-то бы такого Сашку и на пушечный выстрел к себе не подпустила. Мы-то, мол, барышни из другого коленкора сделаны будем. 
А Ирина летела в своем рассказе все дальше, стремительно и бесповоротно поражая мою затуманенную несчастной любовью, психику.
- Он, ведь, Галь, младше меня. Да. Намного, — и доверительно наклонившись ко мне, сказала — Ему только 24 года. Во как.
Я ошарашено молчала.
- Когда с ним только жить начали, мать его приходила. Ругалась на меня сильно. А я говорю, так ведь не держу его я. Он сам не уходит. Значит хорошо ему со мной.
- А она что? — промычала я, от несказанного удивления с трудом ворочая языком.
- Что она? Много ли, говорит, дурачку надо. Он, Галь, дурачок у меня немножко. Ну, вот тут у него не хватает чуток – и она красноречиво покрутила пальцем у виска.
«Аааа….Вот в чем дело. Ну, оно и видно, вообщем-то.» — подумала я, как потом оказалось, весьма опрометчиво.
Вечером, когда легли спать, ко мне наклонилась другая соседка и сурово припечатала:
«Это ж надо какой позор! И еще ведь не стыдится, рассказывает. Сама старуха, а охмурила молодого идиота. И чему радуется?».
Я удрученно молчала…
На улице пела весна и манила на волю. Я все грустила и вздыхала. К Ирине каждый вечер приходил с передачами ее Сашка. Две другие соседки по очереди бегали к телефону-автомату и строгим голосом вопрошали детей, пришел ли домой их папка, и если пришел, то в каком виде. Как правило, вид их мужей был далек от трезвого, поэтому чаще всего, они грустили и вздыхали вместе со мной. Радовалась и веселилась одна Ирина. От ее счастливого, ежевечернего возгласа: «Ой, девчонки, я сейчас Сашку провожала до крыльца. Как же на улице хорошо!» — у нас с соседками начиналась нервная икота.
Наступил день 8 Марта. Я, в ожидании чуда и праздника, отпросилась у врачей и отправилась домой, где думала дождаться звонка от любимого и окунуться в долгожданный водоворот чувств.
Звонка я не дождалась. Тщетно промаявшись у телефона, я не нашла ничего лучшего, как вернуться в больницу.
Еще по пути в палату, я заметила, плачущую у телефона, соседку. Как выяснилось, заботливые детки собрали заболевшей мамке передачу, которую должен был доставить в больницу любящий муж. Но, до больницы он не дошел. Затерялся на праздничных просторах вместе с мамкиной передачей. Вторая соседка висела на окне и выглядывала своего благоверного, который должен был прийти еще с утра с поздравлением и подарком.
Войдя в палату, я сразу увидела сияющую Ирину, букет гвоздик на ее тумбочке и накрытый сладостями стол.
- Галь, слышь, мой-то учудил! Пришел за мной с одеждой теплой, которую из дома захватил. Говорит за мной приехал, чтобы выкрасть меня и праздник вместе провести. Угощений наготовил, стол накрыл и баню затопил. Во ведь чего удумал! Я не поехала. Боюсь, вдруг будет…это…как его…нарушение больничного режима. Хотела у врачей отпроситься, да нет никого.
Я подошла к столу, на котором красовались торт и конфеты, а в бутылке из-под молока стояли три крепенькие гвоздички.
- Ирин, а это что за цветы?
- Так это Сашка мой для вас принес. Ты ведь, говорит, не одна лежишь. Передай это от меня своим соседкам. Мой-то букет вот стоит. А еще торт и конфеты, чтобы, значит, мы с вами чай попили.
Я опустила голову в цветы и вдохнула их аромат. Они пахли весной и праздником. Моим несостоявшимся праздником. Меня никто не поздравил, кроме чужого и незнакомого Сашки.
- Ирина, твой Сашка – чудо. Никакой он не дурачок. Он у тебя самый настоящий мужчина с большой буквы. Влюбленный, любящий и любимый. Ты счастливая, Ирин! – сказала я и обернулась к ней.
Ирина сидела на кровати, по-девичьи болтала ногами и заливалась радостным смехом.
Она-то точно знала, что такое счастье! А я смотрела на нее и думала: пусть у меня сейчас этого нет, но теперь и я точно знаю, как выглядят любовь и счастье. Эти дивные чувства я уже ни с какими другими не перепутаю, и мой праздник обязательно наступит.
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука