или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
25 января 2014
0
1 684

КАК МЫ ПЫТАЕМСЯ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЕ ПРОТЕЗЫ (продолжение)

Итак, с момента подачи и регистрации нашего заявления в ФСС на получение техсредств реабилитации прошло прошло шесть месяцев. Вот как они прошли.
Мы, конечно, получили долгожданное, но своевременное письмо: дескать, вынуждены были послать пару дополнительных запросов, прежде чем принять правильное решение по вашему заявлению – и все! В общем, прожив в ожидании первый месяц, решили действовать.
Брать за горло заведующую отделом обеспечения инвалидов техсредствами реабилитации не имело смысла – все равно человек подневольный: что скажут, то и сделает. Потому как наравне с другими мелкими чиновниками изо всех сил держится за свое кресло. Решили брать быка за рога, и встретиться с управляющим: уж кто как не он должен владеть всей ситуацией!
Управляющий ярославским отделением ФСС Михаил Юрьевич Лапочкин изволит предъявлять свой светлый лик простым смертным только раз в месяц. То бишь, только в определенный день он готов вести какие-либо переговоры с, желающими его видеть, гражданами. То есть, на два часа в месяц. А в остальное время – ни-ни.
Как оказалось, идея присутствовать при столь редком событии оказалась своевременной: очередное снисхождение небожителя до страждущих должно было состояться как раз через неделю. Запись на прием велась прямо по телефону. После долгих расспросов кто я, откуда, по какому вопросу, «а если конкретней», что мне нужно и кем я прихожусь заявителю мне назначили точное время для встречи.
Мы ждали знаменательного дня с нетерпением: он мог многое решить или не решить ничего, но в последнем случае мы хотя бы имели представление, что вообще происходит. Ведь заявление мы подали 5 июля, а встречу нам назначили на 13 августа. То есть, времени для рассмотрения, рассуждения, размышления — или что там еще требуется для ФСС — было предостаточно.
Задумка записать беседу на диктофон не выходила из головы. И не для того, чтобы завладеть каким-нибудь «жареным» фактом, хотя и эта мысль была довольно соблазнительной. Просто идти на прием мне предстояло одной, потому что кабинет управляющего располагается на четвертом этаже в здании без лифта, а Николаю очень хотелось знать, как и о чем шла беседа. Поэтому решили: записываем разговор!
Теория относительности по ФСС
Знаете, после знаменательной встречи вспомнилась фраза из кинофильма «Здравствуйте, я ваша тетя!»: «Если бы вы слышали, какие гадости он мне говорит! Порядочная женщина не выдержала бы и пяти минут». Нет, говорил г-н Лапочкин вполне корректно — не придерешься! Зато тон и содержание… Не только у порядочной женщины, но и у хладнокровного чекиста, пожалуй, как минимум, сдали бы нервы, если не хуже.
Как, наверное, понял читатель, существует стенограмма этой встречи, которую так и подмывает опубликовать полностью. Однако, из опасений утомить читателя длинным повествованием, мы поведаем лишь выдержки. Быть может, не самые интересные и не самые пикантные, зато наводящие на некоторые размышления.
(Из беседы с управляющим Ярославским региональным отделением ФСС М. Ю. Лапочкиным):
"И.В. (автор публикации): Михаил Юрьевич, я представляю интересы инвалида 1-й группы Николая Вячеславовича Мишагина, который 5 июля этого года написал заявление о предоставлении ему, согласно индивидуальной программе реабилитации, технических средств. А именно – инвалидной коляски и электронных протезов с внешним источником энергии. На официальном сайте Фонда социального страхования я ознакомилась с порядком приема заявлений граждан.. С момента регистрации оно рассматривается в течение 30 дней. Сегодня уже 13 августа, то есть, все сроки истекли. За это время мы получили от ФСС уведомление о направлении новых запросов в отделение соцзащиты и Федеральное бюро МСЭ. Никакой-либо конкретной информации о вашем решении, касающемся нашего заявления, в уведомлениях нет. Хотелось бы узнать сроки, в которые вы готовы принять четкое решение.
М.Ю.: 18 июля вам направлено уведомление. Получали?
И.В.: Получали.
М.Ю.: Значит, в этом письме мы вас уведомили, что нами направлены соответствующие запросы в Федеральное бюро медико-социальной экспертизы, наше ярославское отделение МСЭ и отдел соцзащиты на предмет обоснованности данной программы реабилитации. Так что пока этот вопрос оставили в подвешенном состоянии. В мае 2012 года Николай Вячеславович Мишагин получил протезы бедер и, соответственно, на сегодняшний день срок использования теми протезами, которые выдаются на 2 года, не истек. Значит, дальнейшие действия регионального отделения по вопросам обеспечения протезами будут предприниматься по получению ответов и результатов.
И.В.: Какие действия в настоящий момент вы предпринимаете для ускорения этого процесса?
М.Ю.: Мы ждем сейчас ответ от Федерального бюро МСЭ, которое запросило дополнительный документы. Ждем ответ из нашего ярославского главного бюро МСЭ. Получили ответ из соцзащиты. А больше ответов нет. По получении этих ответов мы будем принимать решение.
И.В.: Насколько мне известно, вам уже направили список всех документов для рассмотрения запроса Федеральным бюро МСЭ. Разве вы до сих пор их не предоставили?
М.Ю.: Мы их получили в четверг (8 августа – авт.).
И.В.: Что нужно сделать для ускорения всего процесса?
М.Ю.: Мы оперативно направим документы в Федеральное бюро МСЭ.
И.В.: Какие сроки подразумеваются под словом «оперативность»?
М.Ю.: Минимальные.
И.В.: Насколько минимальные? Список документов вы получили в четверг, сегодня уже вторник.
М.Ю.: Направим сегодня-завтра.
И.В.: То есть, под минимальными сроками подразумевается неделя?
М.Ю.: Почему неделя?
И.В.: Вы получили в четверг, завтра уже среда. Получается – неделя."
Неделя — неделей, а прошло более полугода, а воз… Как там по Крылову?
Однако, очевидно, понятия «минимальные сроки» и «оперативность» в случае подачи заявления исчисляются месяцами — не меньше. О каком уж порядке рассмотрения заявлений опубликованном, кстати, на официальном сайте ФСС, может идти речь — непонятно.
О качестве инвалидных колясок
Далее — почти по Задорнову. Особенно могут развеселиться те, кому известно об инвалидных колясках не понаслышке. Дабы не заставить читателя сомневаться, следующий кусок цитирую так же по стенограмме без ремарок:
"И.В.: Второй вопрос – по поводу коляски.
М.Ю.: Какой коляски?
И.В.: Инвалидной. Она развалилась. Последнюю мы получили год назад. Предыдущая тоже прослужила всего год. Вот то, что нам выдается…
М.Ю.: Давайте конкретней. В чем загвоздка?
И.В.: Загвоздка в том, что коляска такого качества нам не подходит.
Т.В. Баранова (зав. отделом по обеспечению ТСР): В новой ИПР прописана коляска активного типа. До этого выдавались обычные комнатные.
И.В.: Дело в том, что нам звонили из Ярославского ПРОПа и предложили получить коляску. Я спросила, какая модель. Назвали что-то вроде «Индорспорт» или «Интерспорт». Но мы никогда не слышали о таких колясках и нас это очень настораживает.
Т.В.: «Сириус-спорт».
И.В.: «Сириус»? Никогда не слышали.
М.Ю.: А в чем проблема-то?
И.В.: Нам нужна такая коляска, чтобы мы ее получили, и до окончания срока эксплуатации вопрос о ее исправности иссяк.
М.Ю.: Все коляски для инвалидов – прогулочные, комнатные, активного типа – мы заказываем соответствующего качества. Ваша коляска заказана также согласно всем требованиям. Это гарантирует фирма, выигравшая конкурс. Мы не можем приобретать коляску, которую вы захотите. Есть конкурс. Вот вы получили коляску, и обязаны ею пользоваться… Не получили?
И.В.: А вы гарантируете ее качество? Николай – человек активный, насколько это возможно. Ездит на дачу, на рыбалку. И если коляска окажется плохого качества и развалится где-нибудь в лесу, что мы будем делать?
М.Ю.: А на каком основании он поедет на ней в лес? Для этого ни одна коляска не приспособлена. Конечно, при такой эксплуатации она может сломаться. Коляски предназначены, чтобы передвигаться по ровной гладкой поверхности. Я рассуждаю со стороны обывателя, и не представляю, как по лесу можно ехать на коляске. Техническое средство дается инвалиду для его реабилитации. А если цель не достигается, то мы и с него спросим.
И.В.: Поэтому мы сейчас и говорим о качественной коляске.
М.Ю.: А на каком основании? Вот попробуйте доказать, что такая коляска необходима для полной реабилитации. Мы первый раз слышим о таких требованиях. А если вы ее сломаете, мы будем принимать меры…"
Если вы до сих пор не верите в достоверность этих слов, напоминаю: существует аудиозапись беседы. Иначе я бы и сама не поверила, что она происходила в реальности.
Откровенно говоря, я впервые услышала, что человек, получивший коляску за счет средств ФСС, не просто должен отчитываться перед Фондом за ее состояние, но и САМОСТОЯТЕЛЬНО доказать ее необходимость. Это что же получается? Следуя, позиции ФСС, в идеале человек должен поставить инвалидную коляску в уголок из страха сломать ее, двигаясь не «по ровной гладкой поверхности»? Такое отношение к людям даже мне, здоровому человеку, кажется откровенно садистским. Искренне жаль вынужденных сталкиваться вот с такими вот инквизиторами-«лапочкиными».
«Мне это неинтересно»
Последний пункт нашей встречи был самым болезненным — высокофункциональные протезы. Об этом уже были публикации, поэтому напомню вкратце.
Жителю Ярославля Николаю Мишагину, перенесшему парную ампутацию бедер, летом 2012 года выдали протезы, которыми он так и не сумел воспользоваться из-за их низкого качества: сначала он не мог на них стоять, а после упорных тренировок протезы попросту сломались без какого-либо шанса на ремонт. После этого Николай стал добиваться повторного качественного протезирования высокофункциональными протезами с внешним источником энергии. Однако ФСС не торопится объявлять конкурс, посылая многочилсенные запросы с целью доказать беспочвенность претензий Николая.
И так, вернемся к выдержкам из беседы:
"М.Ю.: Вам выделили деньги на 2 года, вы получили протезы. Вот и пользуйтесь!
И.В.: Но они не пригодны для ходьбы.
М.Ю.: Мы-то здесь при чем? Раз получили, значит, Мишагин ходит.
И.В.: Человек не то, что ходить, даже стоять на них не может. Эти протезы если и подходят для протезирования, то только с односторонней ампутацией. Нет ни одного человека с парной ампутацией, кто ходил бы на аналогичных протезах без костылей.
М.Ю.: Это явилось основанием для возврата протезов? Вы должны были обратиться к нам, а мы провели бы проверку, разобрались бы в ситуации, отремонтировали протезы, если надо…"
"М.Ю.: Значит, объясняю. Мы выделяем деньги только на протезы и комплектующие. А кто и как учит, за чей счет проходит реабилитация – это нас не касается. Это финансируется из других источников. Мы занимаемся только обеспечением техсредствами. Все остальное – не моя компетенция. Мы работаем с протезным предприятием в части обеспечения протезами.
И.В.: Только с одним предприятием?
М.Ю.: Мы работаем с протезными предприятиями только в части тех обязанностей, которые предусмотрены законодательством. Это может быть наше предприятие, костромское, Питер – какое хотите.
И.В.: Михаил Юрьевич, так насколько все же важно направление дополнительных запросов, и нужны ли они?
М.Ю.: Мы посчитали это необходимым, поскольку протезы у вас в наличии имеются. У нас есть и другие основания для обращения в соответствующие органы.
И.В.: Вы можете озвучить эти основания?
М.Ю.: Это наши вопросы. Мы вас уведомили, все остальное – наше дело. Вас это не должно интересовать. Обо всех наших действиях мы вам сообщим.
И.В.: Но ведь это и нас касается.
М.Ю.: Я, к сожалению, не могу ответить на этот вопрос. Как только получим ответы на все запросы, будем решать.
И.В.: В какие сроки после получения всех ответов вы должны рассмотреть наше заявление?
М.Ю.: Сразу…"
Однако «сразу» до сих пор не получилось, даже когда инстанции для дальнейшей рассылки запросов, очевидно, иссякли. Что касается рекомендаций самого г-на Лапочкина, что нам следует делать, могу привести в качестве примера следующий его «опус»:
"И.В.: Но сейчас-то речь идет о новой ИПР (в новой ИПР от 2013 года вписаны протезы с внешним источником энергии — авт.), которая написана в этом году.
М.Ю.: Можно каждый день что-то новое писать. Для этого нужны аргументы. Для меня в этой ситуации есть необходимость в обоснованности, потому что мы считаем, что Николай Вячеславович Мишагин пользуется теми протезами, которые ему выданы! А если это не так, напишите, где, когда и при каких обстоятельствах они сломались. От протезного предприятия мы требуем, чтобы протезы были сделаны соответствующего качества, и чтобы инвалид был доволен.
И.В.: И что будет, если мы напишем такое обращение?
М.Ю.: Я не готов вам сказать, что из этого получится…"
Однако настоящий «бриллиант» нашей беседы следующий:
"И.В.: Да как же вы не понимаете, что полноценно ходить на протезах стоимостью всего в 400 тысяч рублей – это не реально!
М.Ю.: Да я знать не знаю, сколько мы там платили денег! Я так понимаю, что если мы заплатили 400 тысяч, то это должно быть какое-то техсредство, достаточно эффективное… 400 тысяч машина стоит!
И.В.: 400 тысяч – это дешевые протезы, для «парника» абсолютно бесполезные.
М.Ю.: Я не готов вам ответить. Никогда не интересовался этим вопросом. Но думаю, что за эти деньги мы что-нибудь изготовим.
И.В.: Я бы вам порекомендовала изучить подробней вопрос о стоимости протезов.
М.Ю.: Мне это неинтересно. А если эти протезы дешевые и вам не подходят, то почему вам их рекомендовали?"
Быть может, чиновников не смущает, что управляющий Фондом не имеет понятия куда и как расходуются средства самого Фонда. Однако рядового гражданина это должно шокировать. Как-никак, сам Фонд социального страхования состоит как раз из тех средств, которые ежемесячно отчисляются от кровной (кстати, «белой»!) зарплаты рядового гражданина на случай болезни, увечья или несчастных случаев.
Выходит, что деньги, кровно заработанные простым человеком, в массе своей не просто уходят в неизвестном направлении, но и сам управляющий запросто в этом признается, ничуть не стесняясь того, что его познания о стоимости автомобилей гораздо глубже, нежели ценообразование технических средств реабилитации. То есть того, что ему по долгу службы вроде как положено знать.
Быть может, это и не должно никого коробить. Может, оно — в порядке вещей. Но… Знаете, если когда-нибудь я выступлю в роли работодателя, меня будет очень смущать мысль, что часть зарплаты работников переводится в какой-то таинственный Фонд, функционирующий без намека на «прозрачность». Что, вероятней всего, эти «страховые» средства канут в Лету, а не израсходуются по прямому назначению с максимальным эффектом. Потому что этот «секретный» механизм делает схему перевода денег в Фонд похожей на аферу с приватизацией 90-х: вроде стабильно и надежно, но как-то подозрительно, знаете ли, а главное — малоэффективно! Позиция сотрудников ФСС, опубликованная в соцсетях, говорит об отношении к страхователям гораздо больше, нежели все рассуждения об активном взаимодействии Фонда с населением: «Для нас этот мир делится именно на эти 2 части». То есть, «стена» между страхователями и ФСС не просто существует, она сознательно возведена непосредственно сотрудниками Фонда. Этакая избранная каста, знаете ли…
Борьба «механизма» с человеком
Смущает и тот факт, что шесть месяцев целое региональное отделение тратит время, силы и средства (опять же, кстати, застрахованных граждан, не свои личные!) на борьбу с одним беспомощным человеком.
Полгода потрачено на то, чтобы доказать НЕправомочность его требований, чтобы НЕ дать того, что полагается по Закону. За все это время ни одно движение со стороны ФСС не было сделано в пользу самого инвалида — только против, ничуть не смущаясь обкрадывать человека, забирая то, что невозможно вернуть — время.
Мне доводилось беседовать с людьми, вынужденными общаться с сотрудниками ФСС в других регионах. Отношение к посетителям везде разное. Хотя хорошее отношение к инвалиду в этой конторе, независимо от региона, все-таки редкость. Разумеется, нельзя по одному человеку судить обо всех. Но… Судят, и еще как. Слишком много фактов против ФСС.
Ничего удивительного, что при таком отношении к рядовому человеку во многих регионах, в том же Ярославле, все чаще на выборах голосуют за оппозицию. В первую очередь, вина местных чиновников! Но это уже априори.
Что касается истории Николая Мишагина, есть у сотрудников ярославского ФСС еще одно сомнение: не уверены, дескать, что после удачного протезирования он устроится на работу.
Хорошо, допустим, сомневаются. Хоть и звучит этот аргумент несерьезно. Но что сами чиновники сделали для его трудоустройства?
А ведь в «майских указах» Президента прямо сказано: «Разработать до 1 ноября 2012 г. комплекс мер, направленных на повышение эффективности реализации мероприятий по содействию трудоустройству инвалидов, на обеспечение доступности профессионального образования, включая совершенствование методов профессиональной ориентации детей-инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья, на подготовку специализированных программ профессионального обучения инвалидов с учетом особенностей их психофизического развития и индивидуальных возможностей, а также индивидуальных программ реабилитации инвалидов, на создание условий для повышения уровня занятости инвалидов, в том числе на оборудованных (оснащенных) для них рабочих местах». Как быть с противоречиями «майских указов» и политикой Ярославского ФСС? Или как раз для Фонда закон не писан?
Разумеется, можно парировать тем, что ФСС не обязано заниматься трудоустройством инвалидов. Ведь у Фонда цели несколько другие: НЕ ДАТЬ, ОТКАЗАТЬ, ПОСТАВИТЬ ПОД СОМНЕНИЕ, СЭКОНОМИТЬ на застрахованных.
Кстати, при этом же ярославском отделении ФСС существует неформальный медиаклуб. И похоже, что руководство регионального отделения чувствует себя непотопляемым под защитой «пятой власти». Любопытно, а представителям ярославских СМИ известно о позиции управляющего в отношении инвалидов? Или журналисты довольствуются вежливым общением с его заместителями?
Да, много тайн и загадок в «прозрачности» работы учреждения под названием Фонд социального страхования. Что касается отдельно взятого случая, то на днях Николаю Мишагину было предложено… подписать новую индивидуальную программу реабилитации, в которой были бы изменены сроки выдачи техсредств реабилитации. Ведь с 5 июля 2013 года, когда Николай подал заявление, много воды утекло. Сроки для его рассмотрения давным-давно истекли. Но, видимо, ярославским чиновникам доставляет особое удовольствие бороться с беззащитным человеком, стремящимся всего лишь вернуться к нормальной жизни. А новая ИПР даст возможность посылать новые и новые запросы. Одно слово — инквизиция…
(Продолжение следует)
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука