или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
26 февраля 2014
2
3 717

Как рязанский Кулибин трактора собирает

От Рязани до райцентра Сараи около трёх часов езды на старом рейсовом автобусе. Сквозь иней на стекле можно увидеть только пустынные поля, разрушенные церкви да заброшенные колхозы. Еду к сараевскому самородку Вале Кулибину, технарю-самоучке, который всю свою сознательную жизнь только и занимается, что железки соединяет.
Валя Кулибин — это 67-летний пенсионер Валентин Николаевич Карабанов. Валя – уважительно, Кулибин – почётно. Так и говорят в народе: «Кулибин поехал», когда видят Валентина Николаевича за рулём самодельного трактора. Хотя на трактор этот четырёхколесный агрегат похож мало: скорее, это что-то среднее между квадроциклом и детским электромобилем. Но может и трактор, спорить не буду, тем более что насобирал он их за всю свою жизнь вместе с мотоболоками около десятка.
От автостанции до карабановского дома три-четыре километра — идти минут сорок. Мешают колючий встречный ветер и собаки, то и дело выскакивающие с лаем на дорогу. Приходится обходить дворами-переулками. Так я и заблудился.
— Не подскажите, где Карабанов живет? Валентин Николаевич? – спрашиваю у мужика, выходящего из магазина «Все для рыбалки». Он остановился, внимательно оглядел меня и спросил осторожно: — А вы что, ничего не знаете?
С такой деликатностью этот вопрос обычно задают тем, кто разыскивает человека, с которым несколькими днями ранее произошла какая-то беда. Услышав мое «Нет», пригласил в свою «таблетку»: — Поехали, по дороге расскажу. И уже открыв дверь «уазика», уточнил: — Мы же на Кирова едем? На Ленина?! Уф, тогда это не тот Карабанов.
— У вас их много что ли?
— А то… полсела, — с неподдельной радостью произнес мужик, — сразу бы сказали, к Вале Кулибину. Во-о-он его дом, сразу за той кучей песка, — и довольный, что не придется рассказывать трагическую историю о каком-то другом Карабанове, помчался прочь.
Пять плюс три — равно «двигателИ»
Мы сидим на крохотной кухне деревенского дома, с трудом помещаемся. Валя-младший – сын Валентина Николаевича у плиты, взбивает венчиком тесто на оладьи. Валя-старший, примостившись у двери на табурете, в очередной раз вспоминает, откуда появилась у него любовь к железякам.
— В школе-то я плохо учился, — рассказывает Валентин Карабанов. – Кое-как закончил пять классов и перевелся в вечернюю школу, там еще три класса, вот и аттестат о неполном среднем образовании на руках. А к технике… под лавку еще бегал, а уже к тракторам тянуло. Ребята меня посодют с собой, рулить дают. Тогда дизеля еще были… Вот мне трактора и пондравились. С военкомата набор был на шоферов, я уж было подался, а друг Колька говорит: «Какие машины? Дорог нет совсем». Ну и пошел я с ним в трактористы.
На курсах по подготовке трактористов юный Валя сразу показал преподавателю, что он из себя представляет. Какую тему не начнут – Карабанов впереди класса. Ещё и учителю норовит подсказать. Однажды договорился до того, что выставили молодого Кулибина из аудитории и отправили в… гараж – «живую технику щупать». Пока сокурсники теорию штудировали, Валя тракторный парк изучал. А после занятий наставник требовал руки показать, и, видя перепачканные солидолом ладони ученика, одобрительно кивал головой: «Будет толк!»
— Вот всю жизнь с ними и вожусь. Техника неприхотливая, правда, грязновато бывает, — произнес сараевский Кулибин и посмотрел на свои ладони, точно так же, как 50 лет назад его наставник.
О себе Карабанов говорит с трудом: жизнь прожита, а сказать нечего. Только о железках. Когда о трубках всяких да карбюраторах речь заводит, даже глаза блестеть начинают молодецким огоньком.
— Проблемы только насчет двигателЕй были, — говорит Валентин Николаевич, ставя ударение на последний слог так, что не сразу понятно, о чем речь.
— ДвигателЕй?
— Кхе, моторы ж. Раньше хорошие были, но тяжелые. А потом мотоблоки «Салют» появились, а у них «движок» 168 F – маленький, легонький, аккуратный. Заводится хорошо, но слабоват, зараза.
«Сараевский Икар»
Электричество в Сараях начали проводить только в 60-х годах, но Карабановы к тому времени керосиновой лампой практически уже не пользовались. Валентин своими руками сделал пропеллер, который крутился от ветра, а велосипедный генератор вырабатывал ток. Позже велосипедный генератор заменил дизельным. Пока село мучилось перебоями с электричеством, в доме Карабановых всегда свет.
Примерно тогда же Валя Кулибин собрал свои первые аэросани, чтобы с ветерком по сараевскому бездорожью мчаться. Раму сварил из трубы, руль поставил от мотоцикла, лыжи, мотор, винт. Днём катался по полям, а ночью, чтобы не мешать машинам, выходил со своим агрегатом на дорогу.
Собственно, в то время аэросанями мало кого можно было удивить. Тогда все технари выписывали «Модельер-Конструктор», где подробно рассказывалось, как это чудо собрать. Поэтому проблем не было, но хотелось сконструировать что-нибудь помасштабнее.
— Был у нас в колхозе парень, Лешкой звали. Головастый такой. Он то ли отучился на инженера, то ли собирался, не помню. Все говорил, что в авиацию пойдет. Потом он мотор с Москвы привез, немецкий трофейный. Вот мы с ним и сляпали вертолёт… Я тогда ящё не женатый был, лет двадцать мне было.
— Заводился вертолёт плохо, — вспоминает Карабанов. — Пока заведёшь, измажешься весь. Свечку вывернешь, зальешь туда. Пока прочхается… Ему главное прогреться, как прогреется, так все – удержу нету. Приделали лопасти фанерные, штурвал, сиденье на одного. Ну и выкатили машину подальше в поле, чтоб, значит, людей не пугать.
В общем, поднялся я в небо, ни приборов, ничего, все вслепую. Метров на тридцать поднялся, и тут мотор зачхал, я еще метров пятьсот вдоль дороги пролетел и упал прям в огромный сугроб. Дорогу накануне чистили, так и оставили по краям снежный барьер. Удачно все получилось, правда, от вертолёта ничего не осталось. Мотор впереди меня оказался. Где сейчас Лешка-инженер, не знаю. Раньше-то молодыми были, азартными. Хотелось чего-то нового попробовать, испытать. Это сейчас никого не заставишь.
Друг 43-й
— Ну, пойдем – я тебе свой 43-й покажу, — поднялся Валентин Николаевич, накинул шапку и вышел. Я за ним в декабрьскую стужу. Карабанов привычными движениями отворяет гаражные ворота и выкатывает тот самый трактор, который с любовью друга называет его «сорок третьим», по названию довоенного дизельного мотора.
— Сын мне оставил как-то «Москвич» старый, говорит, на рыбалку будешь ездить, — хитро улыбается Кулибин. — Но у меня и прав-то нет, валяются дома где-то старые. Чё я буду на нем ездить? Ну и давай переделывать. Все поснимал: узлы, крыло, мост, колёса задние. Мотор от мотоблока. Вот смотри, — проводит «экскурсию» по своей технике Карабанов, — диски «москвичёвские», подвеска «москвичёвская». Фары — дальний, ближний свет, поворотники…
— Весь светится, как ёлка новогодняя, — поглаживает по деталям своего любимца Валентин Николаевич. — По проходимости ему цены нет, но ехать надо 18-20 километров в час, поедешь 25 – не усидишь, подвеска жёсткая. Да и мотор слабоват, хороший «движок» 13 тысяч стоит, а пенсия – восемь. Все заботы у меня только об нём. Шесть лет на нём уж езжу, то в магазин, то огород вскопать…
Есть железо – есть жизнь
Идем обратно. Не доходя до дома, Валентин Николаевич вдруг остановился у летней кухни. — Я сейчас здесь живу, как жена померла полтора года назад, так сюда и перебрался, — сразу погрустнел пенсионер, — а сын в доме. И из ровесников никого не осталось, все ушли. Кто в 50, кто в 60 лет… И ведь быки здоровые все были, а уж нет никого. И колхоза тоже нет. Сначала «Большевик» был, потом в «Колос» переделали, сейчас ничего.
— И молодые все какие-то не те пошли, все на машинах… А понятия «труд» вообще, кажется, у них нет. Раньше техники было мало, как-то втыкались. А сейчас ее везде полно, да зачем она без колхозу-то?
— Есть у меня мечта такая – квадроцикл собрать, но для этого мотор нужно усиленный, — вздыхает Валентин Николаевич. — Поехал тут на место колхоза, ни болтика не нашел – все подобрали. А хорошего от этого мало – земля пустует, потому как если есть железо, то и жизнь есть, — произнес философски Карабанов и поскрипел по снегу к сыну на оладьи.
Поскрипел и я. Возвращался на автостанцию по прямой, несмотря на лающих собак.
Пришлось набраться храбрости, чтобы не опоздать на автобус до Рязани – иначе следующего рейса пришлось бы ждать несколько часов. Мимо пролетала на отцовских «москвичах» да «шестерках» местная молодежь. Возможно, та самая, у которой нет понятия «труд».
Один из рязанских авиаторов сказал как-то, что практически любому человеку под силу собрать вертолёт или самолёт. Тем более человеку русскому, в душе которого, по его признанию, «Кулибин живет с рождения». Необязательно для этого иметь специальное образование – главное, чтобы инженерная мысль была. Это о Карабанове, человеке без академий за плечами, но с упорной инженерной мыслью: переделать заводские аппараты и создать технику под себя, «чтобы за молоком да за хлебом было сподручнее при больных-то ногах». Тем и живёт.
Субботний Рамблер
Рекомендации
Моделист-Конструктор хороший был журнал. Мой дед, царство ему небесное, тоде много всяких механических самоделок по тем чертежам соорудил. И тракторок у него был, и мотоблок, и даже пилораму подключал к этим агрегатам. И все работало!
То что он один единственный тракторок собрал - это еще ни чего не значит, таких кулибиных-энтузиастов у нас в глубинках хоть отбавляй, чуть ли не в каждом селе есть, хотя руки у мужика на месте! Молодец.
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука