или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
11 марта 2015
6
30 468

Как я уехал жить из СССР в Аргентину. «Каскабель в генераторе»

«Рустория» публикует серию писем Владимира Гапонова, который после распада СССР навсегда уехал жить в Аргентину. В этом письме рассказ двух сложностях в Аргентине: змеях и работах. А ещё о змеях на работе.




Саша, сегодня, наконец, решил затронуть самую болезненную для имигранта тему — тему работы…

Но, прежде, чем начать, хотелось бы вспомнить один из эпизодов моей трудовой деятельности в Аргентине, проиcшедший августе 1998 года во время монтажа паро-газовой электростанции «Термоандес», недалеко от городка Гуэмес в провинции Сальта.

А дело было так…


…Первым делом нужно было осветить вентиляциооный канал генератора. Протиснувшись до самой последней перегороки, я укрепил лампочку переноски и, развернувшись на коленях, пополз к выходу.

Уже в этот момент я уловил за моей спиной присутствие странного звука, больше всего напоминающего маракасы в кубинском оркестре — такой приглушённый завораживающий ритм ча-ча-ча…

По мере того, как я перемещался к люку, звук ослабевал.

- Включай, — я крикнул Гюнтеру, и уже в следующий момент мягкий свет разлился по каналу, отражаемый блестящими рефлехами покрашенной лаковой поверхности электрической изоляции. Гюнтер передал мне длинный шланг индустриального пылесоса и я вновь пополз вглубь генератора.

Я должен был выполнить простую, но очень важную работу перед окончательным закрытием машины — тщательно проконтролировать и пропылесосить все внутренние полости, а потом сдать работу Гюнтеру, представителю немецкой компании «Сименс».

Гюнтер был немцем, переселившемся сразу после войны в Аргентину. В момент, когда мы с ним познакомились, ему было уже 77 лет, но он был полон бодрости и с удовольствием работал вместе со мной по контракту с «Сименс». Только я был простым бригадиром монтажников, а он — генеральным приёмщиком работ.

Кроме того, что он, как и я, был инженером по турбинам, у нас было ещё нечто общее — я родился в Киеве, а он там полтора года был в плену.

В остальном (в силу разного возраста, и не только) наши общие интересы дальше работы не шли: по вечерам,

я тосковал за семьёй, оставленной в Буэнос — Айресе, лежал на кровати, обняв подушку, в тысячный раз переслушивая «Белый альбом» «Битлз», а 77 -летний Гюнтер шлялся по ночным улицам Гуэмеса, выискивая себе путану сообразно своему вкусу и фантазии…

Когда он был не в духе, громко ругался по-русски матом, выученном в плену, попрекал меня очередными кредитами, выпрошенными Ельциным у Германии…Но, зато как пoвеселился я, когда однажды, купив «левую» виагру у парагвайцев, он неделю не вылезал из сортира.

Но, это — так, лирическое отступление.

Я ползу в генераторе и снова появляется звук маракасов…

Сворачиваю в лобовую полость и замираю от ужаса: в углу, свернувшись в клубочек, лежит небольшая каскабель и смотр ит прямо на меня своими неподвижными глазками. То, что это была каскабель, не было сомнения — треугольня головка, своеобразня окраска, но главное — трещотка на кончике хвоста, которой она довольно точно имитировала популярную в то время песенку:

- Segure o tchan,

Amarre o tchan,

Segure o tchan, tchan, tchan, tchan, tchan…

То, что каскабель — в Аргентине, по русски — просто гремучая змея, это ты догадался. А то, что небольшя, так это не важно, если меня цапнет — то мало не будет.

В ужасе ползу назад к выходу.

- Что, уже всё прошёл? — слышу крайне недовольный голос Гюнтера.- Нужно ещё, давай Влади, а я потом проверю.

И, что бы было понятнее, он прикрывает люк, оставляя лишь место для шланга пылесоса. Ладно, эсесовская морда, думаю я, отсижусь здесь.

Главное — контролировать ситуацию, чтобы она не приползла сюда.

В это время между люком и корпусом генератора образовывается щель и я вижу красную физиономию Гюнтера:

- Кэ паса, Влади? (Что происходит — по-испански), я тебя не узнаю! Давай заканчивай работу и вылезай!

Надо сказать, по работе у нас с Гюнтером всё ладится очень хорошо, он мне доверяет и постоянно хвалит перед начальством за добросовестность.

А после того, как я ему однажды рассказал, что мой прадедушка во время русско-турецкой войны привёз мою прабабушку из Болгарии (вот откуда взялись мои тёмные волосы), то и вообще зауважал (а то раньше подозревал во мне еврея).

A вообще, похоже, он не был отягощён комплексом вины за прошлое. Наверное, не просто так слинял аж в такую даль — в Аргентину.

Ползу назад, вглубь генератора.

А каскабель уже шею с головкой в латинскую букву «S» изогнула, готовится к атаке. И хвостиком щёлкает. Нужно продержаться хотя-бы ещё десять минут…

Вспоминаю, как в зоне монтажа не раз натыкались на змей. Чаще всего, когда краном поднимали какой-нибудь ящик с оборудованием: стропим, поднимаем — а там под ящиком, лежит парочка, от солнца спрятались. Аргентинцы их без раздумья тут-же убивали и отрезанные с хвостов трещотки вешали себе на шею, как талисманы, желая тем самым показать, что они настоящиe «мачо».

А вообще, змеи были повсюду: фундаменты под турбогенераторы были возведены под открытым небом, до ближайшего городка Гуэмеc, километров 20, вокруг — заросли сахарного тростника, да вершины предгорий Кордильер, покрытые снегом. Где-же им обитать, как не здесь.

Но, чтобы заползти внутрь генератора…


Десять минут проходят как десять часов… Время от времени шаркаю насадкой шланга по стенкам, чтобы изобразить видимость работы. Но, моя рабочая совесть чиста — ещё накануне я всё прошёл пылесосом, так что сегодняшний последний контроль — обыкновенный цирк, просто ещё одна перестраховка в чисто немецком духе.

Стучу в люк:

- Листо (Готово- по-испански)!

Вылезаю и пытаюсь обьяснить Гюнтеру, что случилось, но, он, одержимый идеей уличить сегодня меня в русской недобросовестности, уже лезет вовнутрь. При этом шланг пылесоса выбрасывается наружу. Когда новые рабочие джинсы и ботинки Гюнтера исчезает за поворотом, я прикрываю люк и выдёргиваю из электрощитка кабель освещения.

- Свет! — слышу крик из генератора.

Потом вижу, как Гюнтер зажигает фонарик.

Ещё плотнее закрываю люк и приваливаю его куском шпалы из кебрачо. Из глубины несётся мат на немецком, испанском и, выученном в плену, русском.

Делаю пятиминутную выдержку и открываю люк. Как пробка шампанского из бутылки вылетает Гюнтер…

Прости, должен прерваться…


Следующее письмо читайте по ссылке

Читайте также
Субботний Рамблер
Рекомендации
когда следующее письмо будет то?
Опять не о трудоустройстве, а о приколе. Странная змея - чего же не кусила?
Вообще очень интересно, вы писатель, Владимир, издавайте книги с Русторией, пусть этот сайт Вам поможет в этом, у Вас столько поклонников!!! Очень хочется почитать про аргентинских людей, какие они, чем увлекаются, что любят, что смотрят, как любят, какая у них свадьба? Вот это ооооочень интересно!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Не надо было крышку открывать,не надо.(ехидный смех)
Молодца! Пиши лучше про каскабель! Про испанский - не надо!
Будучи свидетелем приключений Владимира Гапонова на монтаже в Злочивке Харьковской области, я что-то сильно сомневаюсь про обнятую подушку в Гуэмэсе :))) Бу-га-га! Скорее всего все было намного веселее чем тут скромно описывает автор
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука