или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
3 февраля 2014
8
4 041

Каллиграф из Владивостока о характере слов и усидчивости

Каллиграф из Владивостока Евгений Тхоржевский, ​автор шрифта Braxton, рассказал о том, какими инструментами можно рисовать слова и какой будет первая на Дальнем Востоке шрифтовая мастерская.
- Расскажи, как все начиналось? Почему ты стал заниматься каллиграфией?
— Я с 1998 года начал заниматься граффити и тогда начал интересоваться шрифтовой культурой, потому что граффити, в первую очередь, это шрифт. Мне нужно было понимать, как правильно строятся шрифтовые ритмы, как правильно распределять штрихи, их толщину, как правильно рисовать буквы. Потом, примерно с начала 2000- х годов я начал рисовать логотипы, первый логотип был для SmartShop, это магазин скейт- и сноубордов в Хабаровске. Можно сказать, что с этого момента у меня началась карьера графического дизайнера.
Позже я пришел к идее, что хороший логотип должен быть написан или нарисован от руки, потому что, если он сделан из наборных шрифтов, это не обеспечивает его полную оригинальность. Это допустимо, но в таком случае логотип теряет индивидуальность.
Отталкиваясь от этой идеи, я начал заниматься каллиграфией, потому что она сосредотачивает в себе все знание о шрифтовой культуре. Шрифт есть застывшее письмо, и, чтобы понять, что он такое, нужно в первую очередь позаниматься письмом, в частности каллиграфией: понять логику пера, порядок написания штрихов. Я занимался упражнениями на основные штрихи, потом копировал исторические образцы основных шрифтов.
- Насколько мне известно, образование у тебя не художественное, а техническое…
— Я техник-строитель по образованию, художественного образования у меня нет. Но меня это и не стесняет. Я считаю, что высшее образование желательно, но не обязательно, особенно для художественных, музыкальных профессий, психологов. Здесь гораздо важнее желание. Если есть желание развиваться, в наш век wifi скоростей и общедоступных знаний это не проблема. Знания можно получить в интернете, купить там же книги – знания общедоступны.
- Что ты изучал, чтобы научиться каллиграфии, чтобы достичь того уровня умений, на котором сейчас находишься? Как ты учился ей?
— Учиться каллиграфии я начал с книги Малькольма Кауча «Творческая каллиграфия». Она написана простым, доходчивым языком, дополнена систематическими упражнениями. Там описывается техника каллиграфии, история шрифтов и основы композиции. Очень много вдохновения получаю из работ коллег по цеху, учился и на них тоже. Сейчас я читаю книгу о происхождении и назначении засечек в шрифтах.
- Какова в целом задача шрифта?
— Есть две функции, две задачи шрифта – передача информации и эстетика. Самое главное в нем – чтобы можно было его прочесть. Например, мы можем написать одно и то же слово некрасиво и красиво. И то, и другое слово можно будет прочесть. То есть функциональная его часть будет выполнена, информация передана. Но от того, будет ли слово написано красиво или некрасиво, зависит, приятно ли будет его читать, какие эмоции возникнут.
- Может ли шрифт своей формой накладывать отпечаток на восприятие текста, смысла?
— Да, в том случае, если содержание будет правильно подобрано. Например, в акцидентных шрифтовых наборах, которые должны бросаться в глаза, желательно, чтобы эти требования соблюдались. Если написано, например, «Деревенское молоко», это может быть шрифт с округлыми линиями, плавными переходами, перетеканиями. В акцидентных наборах желательно, чтобы форма и содержание были взаимосвязаны.
В текстовых шрифтах важнее удобочитаемость, читабельность. Человек должен читать шрифт, не уставая. Удобочитаемость слагается из нескольких параметров: емкость, насыщенность штрихов, например, считается, что шрифты с засечками читаются лучше, чем рубленные, гротесковые. То есть текстовой шрифт – это в первую очередь шрифт-функция. Акцидентный шрифт – это в первую очередь шрифт-эмоция.
- Как связан смысл слова с его графической формой, как его можно выразить?
— Через образ, который несет слово. Это уже скорее философия. Любое слово несет образ, и каждый объект этого мира несет определенные свойства. Кот, например, мягкий, огонь, например, горячий. И эти свойства можно передать определенным графическим языком.
Мягкость кота можно передать, например, через акварельные, размытые пятна, мягкие образы, ненавязчивые, или через какую-то гибкость линий, потому что кот весь такой изящный, гибкий. Огонь, например, жгучий. Это можно передать через образ острой, напряженной линии, может быть, даже рваной, это будет скорее агрессивный образ.
Это все передается через характер штриха. Ведь графический образ – это совокупность характера штрихов, заливок, цвета. Хотя цвет – это скорее не свойство формы, а свойство содержания. Я работаю в черно-белой технике, поэтому рассматриваю в основном все-таки свойство формы. Таким образом, свойство слова можно передать через совокупность заливки и (в большей степени) характера штриха.
- А что с авторской каллиграфией, когда изображается, например, имя человека? Можно ли в этом случае можно передать характер человека через написание имени?
— Можно так же передать характер человека через характер штриха. Если, например, человек агрессивный, то и штрих будет агрессивным. Если мягкий, то и штрих будет мягким, ненавязчивым, «с добрым посылом».
- Что должен уметь человек, который хочет заниматься каллиграфией?
— В первую очередь он должен иметь желание этим заниматься. Желание обеспечит усидчивость, потому что необходимо подолгу заниматься упражнениями. Каллиграф должен постоянно писать, тренироваться. Именно так можно достичь жесткости руки, раскрыть руку.
Также необходимы теоретические знания в этой области, нужно постоянно смотреть по сторонам, на то, что делают коллеги по цеху, читать книги, следить за тенденциями. Но в основном это все-таки практика и еще раз практика. Она здесь все решает.
- Чем ты работаешь? Какими инструментами?
— У меня есть «черный ящик», в котором хранятся мои инструменты. Здесь плакатные перья, старого образца, какими еще наши деды писали на черчении, и современные, позволяющие делать штрихи разной ширины. Широко используется каллиграфический рейсфедер, работы, выполненные им, характеризуются обратным наклоном письма. Еще один распространенный в каллиграфии инструмент — Parallel pen, его можно назвать бестселлером. Это автоматическая ручка, которая заправляется баллончиком с тушью, и ей можно писать, не макая в баночку, как предыдущие перья.
Также у меня есть японские ручки и кисти для письма. Обязательный инструмент – держатель для остроконечного пера. Он позволяет «раскрывать» перо по отношению к строке горизонтально. Кроме того, в моем ящике – всевозможные маркеры и самодельные инструменты, в том числе с использованием алюминиевой бумаги и даже трубочек для напитков, и другие специальные кисти и ручки.
- Какой производитель считается флагманом на рынке инструментов для каллиграфии?
— Я думаю, что все-таки Pilot. У них есть ручки, кисти разных размеров, в том числе заправляемые. Во Владивостоке инструменты найти практически нельзя, все заказывается по интернету. Заправляемые кисти здесь начали появляться буквально в конце прошлого года.
- Что можно сказать о каллиграфии в России? В каком она сейчас состоянии?
— Сейчас каллиграфия получила развитие благодаря международной выставке в Сокольниках. Подобные выставки проходят регулярно раз в несколько лет, в них участвуют художники из всех точек Земли. Проект объединяет в себе практически все школы каллиграфии: восточную, ближневосточную, еврейскую, индийскую, тибетскую… Словом, там представлена практически вся каллиграфия мира.
Такие выставки проходили в Москве, должна была быть в Париже, но сорвалась, в Великом Новгороде. Появляются школы, курсы по каллиграфии, в первую очередь это школа Петра Петровича Чеботько в Санкт-Петербурге. Он, кстати, является председателем Союза каллиграфов в России. Появляются молодые художники, которые неравнодушны к этому виду искусства. Среди уличных художников появился интерес к нему, развивается течение каллиграффити.
Шрифтовая культура тоже потихоньку «поднимается», в частности, благодаря Гаянэ Багдасарян с ее международной шрифтовой конференцией «Серебро набора». Всеми возможными способами популяризирует направление отдел шрифтовой графики Артемия Лебедева, выпускается литература.
- А в Приморье?
— Во Владивостоке есть серьезные люди, которые занимаются шрифтом и каллиграфией. В первую очередь это Дмитрий Рыжов, мой хороший знакомый, он занимается каллиграфией, у него даже была тематическая выставка. Также это Владимир Боженов, я лично с ним не знаком, но знаю понаслышке, это шрифтовик старой школы, старой закалки. Можно назвать еще Мишу Гулькова, который развивает направление каллиграффити (каллиграфические граффити на стенах). Также к каллиграфам Приморья относятся Арсений Яковлев, дизайнер из студии EDDISON, и Андрей Отченашенко, я с ним лично тоже не знаком, он расписывал кафе-бар «Снегирь», рисовал им меню, штендеры, видно, что человек подкован в шрифтографике.
- Как будет работать твоя будущая студия? Какие цели ты ставишь, кто там будет работать?
— Я хочу делать цифровые шрифты. В мастерской будет три направления: коммерческая деятельность, образовательная и художественная. Коммерческая будет заключаться в создании логотипов и ​создании цифровых шрифтов и гарнитур. Они будут условно бесплатными, это значит, что в каком-то одном начертании, в урезанной версии шрифт будет бесплатным, а в профессиональной, расширенной версии – платным.
Образовательное направление – это проведение всевозможных мероприятий, курсов по шрифтографике, скорее всего бесплатных, мастер-классов и так далее. Художественная деятельность будет заключаться в создании каких-то картин, холстов – каллиграфия как она есть, в чистом виде.
Возможно, будем заниматься еще и высокой печатью. Этот вопрос мне очень интересен, в будущем хочу купить специальный пресс и печатать вещи типа приглашений на свадьбы, визиток и так далее. Услуга будет недешевая, но очень качественная.
Мастерская будет площадкой, куда творческие ребята смогут приходить и работать, что-то вроде коворкинга для заинтересованных в шрифте людей.
У меня есть помещение 16 «квадратов» с потолками высотой 5 метров, а сама студия будет двухэтажной. Я хочу сделать первый этаж художественной мастерской: краски, пресс, все производство. А верхний этаж – диванчик, компьютеры – цифровая деятельность. К этому я сейчас стремлюсь.
- Много ли уже собрано денег на Boomstarter’е?
— У нас есть уже 56% суммы. Сейчас мы собираем деньги на ремонт: дверь нужно поставить новую, окно. ​В благодарность за помощь здесь я предлагаю людям леттеринг их имени, изготовление логотипа или другую графическую благодарность. Вторым этапом я буду собирать деньги на Kickstarter’е. Они пойдут на возведение второго этажа: на каркас, на лестницу, на половое покрытие второго этажа. После этого мастерская заработает в полную силу.
Это будет первая мастерская на Дальнем Востоке, которая будет заниматься именно шрифтами, их созданием. Других подобных здесь нет, есть только студии, которые создают логотипы.
Фото — Алена Тимофеева.
Субботний Рамблер
Рекомендации
Интересно, спасибо.
хорошо, когда настолько любишь свое дело)
Сколько же для этого нужно усидчивости!!!
А почему не назвал известный шрифт более патриотично, V-vostok, хотя бы...?
А кириллицей слабо?
Дизайн шрифта это важная вещь, Стив Джобс это доказал, потому важность на лицо, парень серьезным делом занят
Хорошо, когда любимое дело еще и доход приносит
Да рисовать иероглифы сейчас модно,только какой смысл в этом. Я понимаю шрифт создал новый-это дело,но так сильно загоняться я бы не стал.
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука