или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
5 января 2014
2
1 501

Картины Подпомогова: протест, вызов несправедливости

На большом полотне — монументальнейшее творение рук человеческих: конгломерат культур и народов, этакая конусообразная башня, начинающаяся храмами и пирамидами Египта. Выше – армянские христианские храмы с любовно выделенным на ладони облака Звардноцом… Башня заканчивается кристаллами современных небоскребов, уходящих в небо. А над нею, подобно терновому венку, рассеивающееся полукружием облако – облако от ядерного взрыва, погубившего создателей этого величественного монумента, возводимого тысячелетиями. К обезлюдевшим сооружениям тучами устремляются крысы (как известно, не боящиеся радиации).
Родившись в 1924 году, Валентин Подпомогов две трети своей жизни занимался чем угодно, только не живописью. Кино, мультипликация, любые оформительские работы по государственным и частным заказам. Был он и непревзойденным мастером по оформлению декораций. По его собственным признаниям, просидев в 4 классе несколько лет, был из школы благополучно выдворен и на радостях больше туда не вернулся. Однако четырехклассное образование ничуть не помешало ему быть какой-то период главным художником при Ереванском горсовете. Почти всю свою молодую и зрелую жизнь Валя работал на киностудии «Арменфильм» художником-постановщиком, создав галерею прекрасно оформленных кинокартин.
Хотя по фамилии, доставшейся ему от украинца-отца, он не армянин (армянкой была мать), сам себя он считал рафинированным армянином.
И вот в 50 лет он создал поразительной выразительности грустную обезьяну, назвав картину «Ностальгия». С тех пор Валя не занимается, практически, уже ничем, кроме живописи.
MEA CULPA- на большом полотне монументальнейшее творение рук человеческих – конгломерат культур и народов, этакая конусообразная башня, начинающаяся храмами и пирамидами Египта… выше – армянские христианские храмы с любовно выделенным на ладони облака Звардноцом… Башня заканчивается кристаллами современных небоскребов, уходящих в небо. А над нею, подобно терновому венку, рассеивающееся полукружием облако – облако от ядерного взрыва, погубившего создателей этого величественного монумента, возводимого тысячелетиями. К обезлюдевшим сооружениям тучами устремляются крысы (как известно, не боящиеся радиации)
СТРАБА АЙАСТАН- А вот два могучих железных быка натужно тянут плуг, пытаясь вспахать голую скалу, — это символ Армении, возделанной непосильным трудом.
Тема Христа у Вали обыгрывается неоднократно, ни разу не повторяясь. Всякий раз он находит новое, ни на что и ни на кого не похожее решение.
РАСПЯТИЕ – в воздухе парит лишь оболочка распятого тела, содранная кожа. А душа упорхнула, как птица из разоренного гнезда. Христос, упавший на колени, прописан с тщательностью автопортрета (да это автопортрет и есть). В глазах Христа слезы. Ладони простерты к зрителю с немым, полным боли укором: Люди! Что вы сделали с вверенной вам Землей!?
На ТАЙНОЙ ВЕЧЕРЕ льющийся сверху свет отбрасывает тень от Христа – терновый венок, которого ещё нет. Вместо 12 апостолов справа и слева от Христа – зажжённые свечи, тени от которых превращаются в человеческие фигуры в капюшонах. Одна из свечей погасла и чадит. Её дым окутывает Христа. Это, конечно же, Иуда.
Кстати, свеча – неизменный элемент картин Вали. Как искра надежды, даже в самой трагической, в самой без исходной ситуации. Апофеоз «симфонии» свечей в картине БЕССМЕРТИЕ. Представьте каменистую дорогу в ночи, уходящую в небо. На дороге, как бредущие люди, одни только свечи, звездами мерцающие в дали. На переднем плане оплавившиеся огарки, слившиеся в сплошную массу, в которой угадываются обнаженные человеческие тела. И над всем этим в полную высоту вертикального холста полупрозрачная могучая свеча. Это гимн гению человеческому. Он посвятил его Шекспиру, которого обожает, наверное, ещё и потому, что сам немножко Шекспир в живописи.
Картины Подпомогова, как правило, — протест, вызов несправедливости во всех его проявлениях.
БОРЬБА- Ешё одно распятие? Да. Но распята на сей раз Природа на железобетонном кресте цивилизации. Корчится в предсмертных судорогах голое сухое дерево, впиваясь скрюченными корнями в растрескавшуюся землю. Оно ещё живое, ещё борется!
Неотъемлемой частью картины Валя считал раму как её продолжение и оправу. И поэтому делал их сам.
Подпомогова глубоко волновал геноцид армян 1915 года. Он посвятил ему не одну картину. Самая монументальная из них — РЕКВИЕМ. Огромное полотно. На голой, выложенной каменными плитами (следы цивилизации) земле осколки разрушенных сооружений. Вдали чудом уцелевший храм, вернее его остов. А на переднем плане могучий, низвергнутый полуразбитый колокол. Ветер гонит клубами пыль. Ещё дымит пепелище, делая нас, зрителей, сопричастными тому времени, той трагедии. Черное небо тяжело навалилось на поруганную землю. Но в самом центре среди туч раскрылось небесное окно, из которого щедро пролился на землю божественный свет.
Когда начались события в Карабахе Сумгаите, Баку, Подпомогов посвятил им целую серию эмоционально насыщенных, величественных и скорбных, и, конечно же, весьма своеобразных полотен.
Субботний Рамблер
Рекомендации
Великолепный материал. Спасибо.
Спасибо за оценку :)
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука