или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
29 декабря 2013
0
1 417

Кинофестиваль «Чистые Грёзы»: война за Человека

Культ личности
— Это моя война!.. Война за человека!.. Вы – рядом. И вы – ничего не понимаете, но это моя война, и я – победю!.. – кричит главный дебошир фестиваля и его президент Александр Николаевич Баширов.
Идёт закрытие. В зале на четвертом этаже приглушенный свет и окна, завешенные черной тканью. Жюри уже подвело итоги. Кто-то уехал домой, кто-то пока собирает чемоданы. Кому-то — скоро уезжать в Москву или лететь в Таллинн, а кто-то – уходить не собирается. Александр Баширов точно.
— Ты есть! И пока ты есть, ты – формулируешь, что такое фестиваль. Все остальное время ты врёшь!.. – актер без майки и со стаканом в правой руке активно жестикулирует и вертит головой по сторонам.
— Тоталитарная система и деспотия!.. Все довольны тем, что они – пресмыкаются перед моей властью!.. Потому что это, наконец-то, не демократия. Это есть культ личности Баширова!.. — увлекается актер и поднимает стакан вверх. 
Аплодисменты. Отсутствие майки и пламенная речь, видимо, должны были как-то сблизить актера с окружением, но близости почему-то не наблюдается. 
Молодёжь и люди постарше стоят чуть в стороне — пятью минутами ранее Александр Николаевич собственноручно ударил в человека в лицо, а затем опрокинул стол, замахиваясь на врага стулом.
Арт
— Мужчина, не надо толкаться!
— Вы это мне?
— Антон, во сколько мы выдвигаемся?
— Чего?
Только что в одном из залов лофт-проекта «Этажи» началось открытие фестиваля независимого кино «Чистые Грёзы XVI». На вешалке слева от входа груда одежды – плечиков на всех не хватило.
Публика собралась разная – высокие и худые хипстеры в свитерах с оленями, люди постарше в рубашках и лакированных туфлях, дамы в дорогих вечерних платьях, альтернативные девушки с пирсингом на лице и в футболках с изображением Владимира Ленина.
У импровизированной сцены замечаю несколько знакомых и направляюсь в их сторону. Сумки через плечо, покрасневшие глаза, женские руки, запах мятной жвачки и пота, смех откуда-то из-за угла и «простите, можно пройти» через каждые два шага. Наконец, подбираюсь к сцене.
В этом году организаторы решили объединить на одной площадке кино, музыку, образовательные лекции, перформансы и выставку молодых художников.
В итоге образовался целый конгломерат из творческих людей – сценаристов, музыкантов, режиссеров, дизайнеров, бездельников и поэтов.
Выставку, например, готовили Анна и Алексей Ган, которые познакомили зрителей с творчеством «актуальных художников» — на стены зала проецировались зацикленные короткометражные фильмы. В первом девушка снимала с себя груду одежды, но никак не могла снять. В другом – другая девушка, стоя на морозе в легком прозрачном платье, пыталась пробить палкой лёд.
Была и образовательная программа. Бесплатную лекцию по монтажу провела Дарья Гладышева – глава московской киношколы им. МакГаффина. Людей на лекции было немного, каждый мог пообщаться с каждым. В какой-то момент, наконец, заговорили о и кино.
Кино
— Привет, а ты кто? – говорит мне в темноте лицо, которого я не вижу — в зале выключен свет.
— Я это – я, — говорю я, — а ты кто?..
— Я – Дима, — говорит Дима и смотрит мимо меня в черную пустоту погасшего на секунду киноэкрана.
Дима – счастливчик и владелец собственного кинотеатра. Там есть отдельный вход, большой экран, удобные мягкие кресла и настоящий звук.
В зале показывают трогательную работу немецкого режиссера Хенрика Пещеля «Si-o-se Pol». Картина, за основу которой взят рассказ о путешествии умирающего отца к дочери, живущей за границей, на жюри особого впечатления не произвела.
Работы Евгения Платонова, напротив, члены жюри заметили и наградили. Фильм молодого режиссера из Владивостока «Перестроенные» выиграл Гран-при. Его же треш-хоррор «Эхо зловещего барсука» получил специальный приз с формулировкой «за любовь к животным и экологию духа».
— В этом году нам удалось показать около 80 фильмов, — будто стесняясь этого, говорит программный директор фестиваля Артём Ганзбург.
— А сколько было в прошлом? – спрашиваю.
— Примерно столько же, – грустно говорит Артём.
— Понимаете, — продолжает он, — главное для нас – это хороший отбор. Он каждый год разный, но принцип у всех отборов один – независимое экспериментальное кино, которое зрителю недоступно. А мы эти фильмы показываем. Так люди узнают о новых именах.
Новых имен в этом году было много. Диплом за лучшую режиссуру, с пометкой «за умение работать с тем, что есть» достался Борису Куломзину из Ульяновска, снявшему безжалостную к зрителю картину «901 км». Приз за лучший короткометражный фильм выиграл легкий и глубокий фильм «Сизиф Счастлив» петербуржца Кирилла Соколова. 
Режиссёр Евгения Бяло получил приз от дизайнера и актрисы Полины Раудсон за свою «Норму жизни», а французская любовная драма «Bouddhi Bouddha» от Софи Галибер понравилась художнику и журналисту Дмитрию Мишенину. 
Специальными призами жюри также наградило работы «CapitoЛизм» (реж. Вячеслав Корнев, Барнаул), «Угэдэчи» (реж. Валерий Булатов, Хабаровск) и «Личное дело» (реж. Андрей Носков, Уфа). Фильм «Быть» петербуржца Сергея Урываева был назвал лучшим документальным фильмом. 
Музыка
Суббота. Вечер. Скоро начнется концерт. В качестве хэд-лайнеров заявлена группа из Обнинска «Ленина Пакет». Айван уже начал готовиться – у него в руке бутылка пива, из кармана торчит пачка сигарет, шапку и куртку он не снимет. Говорит, что боится простудиться. Если все время стоять на сквозняке – дело нехитрое.
Спустя пару часов в зале на четвёртом этаже играет сэмпл битловских «All The Lonely People». На сцене Айван пытается исполнить следующий трек. Он дергается, делает несколько шагов в сторону, ударяется о стол и роняет микшер на пол, продолжая танцевать и петь в неподключенный микрофон. Публика в экстазе кричит. Так повторяется несколько раз. Пуль падает, Айван дергается, зал кричит.
В какой-то момент в руках у музыканта появляется бейсбольная бита. Пульт снова падает. Люди снова кричат. Чьи-то нервы не выдерживают, электричество на миг пропадает. Концерт, задержанный на час, заканчивается спустя 20 минут. Впрочем, зрители и сами артисты, кажется, довольны.
Днём ранее на той же сцене выступал «СуперВаня». Если «Ленина Пакет» едва дотянули до шестой песни, то «СуперВаня», напротив, никак не хотел уходить. Тексты о ненависти к хипстерам и о том, что толерантность – это фашизм меньшинства в сочетании с ритмами дискотеки времен 90-х, вызывало смешанные чувства. Кто-то весело прыгал перед колонками, кто-то задумчиво кивал, сидя на стуле. В любом случае, отпускать артиста со сцены не хотел никто.
P. S. 
— Ребятааа!.. Ребятааа!.. 
Компания молодых людей, ушедших с фестиваля после закрытия, идет в бар на Лиговском проспекте.
— Куда мы прёмся?.. Куда мы прёмся?.. Ребятаааа!.. – Тимофей едва передвигает ноги.
На улице прохладно и ветер неприятно бьет холодом в лицо. Тимофею – море по колено. Он в расстегнутом пальто и на взводе. Вот кто точно сквозняков не боится. Всем своим видом он показывает, что, наоборот, это сквозняки должны бояться его.
«Чистые Грёзы» это, конечно, не Канны и не Берлин. Проблемы с деньгами, проблемы с людьми, не всё прошло гладко. Но, может, шестнадцатилетний фестиваль независимого кино и должен быть таким?.. Как Тимофей – молодым, дерзким и в расстегнутом пальто.
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука