или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
20 февраля 2014
4
1 914

Китайские студенты читают Шукшина

Китайские студенты алтайских университетов весь этот год будут изучать творчество Шукшина. Василий Шукшин – главная гордость Алтайского края. В 25 лет он уехал из своей деревни Сростки поступать в ВГИК, и потом так и жил: сам в столице, а душа на родине.
Кажется, рассказы сегодня Шукшина не очень-то понятны не то, что молодым иностранцам, но и молодым людям нашей страны: 70-е так далеко, что в них теперь и не верится. Жизнь на Алтае была другой, и в этой другой жизни говорили о других вещах другими словами. Но люди-то остались такими же: шумными, упрямыми и добрыми. Без Шукшина, в общем, не разобраться. 
Китайские студенты читают рассказ В. М. Шукшина «Волки».​​
В воскресенье, рано утром, к Ивану Дегтяреву явился тесть, Наум Кречетов, нестарый еще, расторопный мужик, хитрый и обаятельный. Иван не любил тестя; Наум, жалеючи дочь, терпел Ивана.
 — Спишь? — живо заговорил Наум. — Эхха!.. Эдак, Ванечка, можно все царство небесное проспать. Здравствуйте.
 — Я туда не сильно хотел. Не устремляюсь.
 — Зря. Вставай-ка… Поедем съездим за дровишками. Я у бригадира выпросил две подводы. Конечно, не за «здорово живешь», ​но черт с ним – дров надо.
Этот цикл программ для китайских студентов придумали сотрудники Шишковки, краевой научной библиотеки имени Шишкова. На первом занятии китайцы смотрели документальный фильм о Василии Макаровиче, изучали Литературную карту Алтая, читали рассказ «Волки». На втором будут смотреть один из его фильмов. В апреле напишут диктант по одному из его рассказов. И так далее…
— У нас при отделе гуманитарной литературы уже четыре года работает лингвоклуб. Мы смотрим фильмы на немецком языке, нам рассказывают о немецких писателях, от Гете до Зюскинда, проходят страноведческие семинары о Великобритании, США… И мы подумали – а почему мы не рассказываем о своей родине, о своих писателях, тем более — сейчас, когда в наших вузах учится столько иностранных студентов? В культуре Алтайского края есть свои уникальные особенности, о которых не знают даже некоторые живущие в России, не говоря о людях, которые приезжают из-за рубежа. Конечно, у текстов Шукшина есть своя специфика, но эти занятия помогут студентам войти в социум, адаптироваться, быстрее понять наш менталитет, — рассказывает Галина Федотова, заведующая отделом гуманитарной литературы библиотеки.
В вузах края учится примерно тысяча иностранцев, по большей части это ребята из азиатских стран, в основном китайцы, которые планируют связать свою жизнь с нашей страной – открыть в будущем свой русско-китайский бизнес или работать переводчиками. Хом Ям хотел бы преподавать великий и могучий на родине, но для преподавательской должности нужна докторская степень. До этого еще далеко – пока что парень рассказывает Рустории все, что он знает о русской литературе:
— Я знаю: русский писатель Чехов, поэт Маяковский, Анна Ахматова и ее муж Гумилев. Честно говоря, я знаю только их биографию. Преподаватель показала нам видео, там кто-то учился читать стихотворение Гумилева «Жираф», и я тоже выучил его наизусть. Я думаю, это стихотворение вызывает особенное ощущение. Вообще-то это другая культура. Хотя я знаю все слова, но необязательно понимаю смысл. Я знаю, что Гумилева убили.
Еще я знаю о Маяковском. Я знаю о его стиле стихотворений — лестница. Однажды я спросил одного русского друга, и он много рассказал мне о Маяковском. Хотя много непонятно, но разговоры помогают мне больше знать о Маяковском и понимать русскую культуру. Маяковский застрелился, а почему?
Я заметил, что талантливый человек у вас часто оканчивает жизнь самоубийством. У нас такое бывает редко.
Конфуцианство – это гармония, любовь, мир… Китайцы часто улыбаются, да. Когда я прилетал в вашу страну раньше, я видел, что люди несколько серьезны. Я не знаю, почему так, и я был удивлен. Но Барнаул отличается от больших городов. Там люди торопятся, работают. А здесь спокойный город, чистый и люди добрые. Я часто хожу в гости, родители моих друзей угощают меня русской кухней. Вкусно. Китайская кухня острая, а русская сладкая.
О Шукшине Хом Ям впервые услышал на Алтае. Остальные китайские ребята тоже узнали о ​последнем гении русской литературы только в Барнауле. Сейчас они смотрят документальный фильм, двадцать лет назад снятый о писателе в его родных Сростках, откуда он в 25 лет уехал в Москву становиться большим писателем и режиссером кино. Ребята не отрывают от экрана глаз, впитывают в себя каждую картинку, каждое слово. Шевелят губами, повторяя незнакомые слова: «бригада», «траншея», «шахматишки» и «лаяться».​
Там, в фильме, ранняя весна, по Катуни ползут длинные льдины, и две деревенские женщины в платках и ватниках разговаривают о своем великом земляке:
— Говорят, он пил. Да не пил он. Гляди сколько он этих…кин снял.
— А сколько книг сочинил! Когда ему пить-то было?​
Камера оставляет женщин: мы видим кудрявого весельчака, без шапки, в куртке нараспашку.​
— Я говорю: Вася, зачем ты написал, что я украл машину дров? Я ж ее не крал! А он: да чо ты, потом еще сам посмеешься!​
Этих людей уже нет и никогда больше не будет. Но без них, без Шукшинских героев и без него самого Алтай невозможен, непредставим. На следующем занятии китайским студентам покажут кино, и если это будет «Калина красная», девчонки, может быть, заплачут на сцене смерти Егора Прокудина. Хотя — как человеку, который вырос в другой языковой среде понять, например, вот это: «Сапоги мне не жмут, у меня другая беда – ноги потеют. А позвольте вам пепелок стряхнуть!» ​
Но шукшинский рассказ «Волки» они поняли:​
— Там есть тесть и Иван. Иван – смелый и добрый человек, а его тесть – не очень, — пересказывает застенчивая Или. — И они в лесу за дровами, да, и встретили волков. Тесть раньше убежал, Иван остался с волками. Но наконец Иван безопасно вернулся домой. Счастливый конец.
 В Китае читают обычно советских писателей, современных русских не очень. А я люблю рассказы Чехова, потому что Чехов краткий, и когда его переводят на китайский, легко понять. И сюжет интересный. А Шукшин талантливый и у него есть любовь к родине.
Трудно понять, но как где скажут «Алтай», так вздрогнешь, сердце лизнет до боли мгновенное горячее чувство… Когда буду помирать, если буду в сознании, в последний момент успею подумать о матери, о детях и о родине, которая живет во мне. Дороже у меня ​ничего нет.
— Я думаю, что Шушкин похож на Есенина, — размышляет смешливая Ли Си — потому что Есенин родился в крестьянской семье, Шукшин тоже родился в крестьянской семье. У Есенина главная тема – любовь к родине, Шукшин – то же самое.
Моя любимая – европейская литература. Но в детстве я читала стихи Пушкина! У меня были такие толстые стихи, я читала, я думала, что эта книга хороша, но тогда я не знала, что Пушкин такой великий поэт, а сейчас я приехала в Россию и я все знаю (смеется).
Эти студенты у себя в Китае учились в государственном университете – туда очень трудно поступить, принимают лучших из лучших. Отличные способности, трудолюбие и настойчивость, которые как-то даже пугают, умножаются на искренний интерес ко всему, что вокруг — «мы не знаем, но мы же хотим знать!» – сказала одна китайская девочка. И кажется, в конце концов и Хом Ям, и все ребята поймут, зачем Гумилев придумал стихотворение про изысканного жирафа и посвятил его самой равнодушной женщине на земле, что заставило поэта Маяковского написать «Лиля, люби меня» и выстрелить себе в грудь, от чего так тосковал, так мучился Шукшин.​
— У этих ребят огромное желание все понять. Они везде ходят, спрашивают, ищут, читают, — рассказывает Алена Кинцель, доцент кафедры общего и исторического языкознания АлтГУ. — И мы им помогаем. Мы готовились, как могли: посмотрели текст, постарались понять сюжет. Несмотря на обилие регионализмов и просторечий, которых ребята не знают, они продирались сквозь этот текст, они старались, они его перевели. А метафоры — для меня тоже было удивление, что они их понимают. «Волки» — почему волки? Они сами нашли второй план, что люди тоже могут быть как волки; они анализировали имена: Иван, герой русского фольклора, Наум — человек себе на уме, человек — как волк… Они видят метафоры, анализируют, идут к пониманию. Я думаю, у русских современных детей такие трудности понимания Шукшина тоже существуют. И ценности уже другие, и культура изменилась, и словоупотребление у нас сейчас меняется. Нашим студентам просто приходится прилагать больше усилий, и они их прилагают.
Субботний Рамблер
Рекомендации
Шукшин великий патриот,пусть хоть в Китайских умах живет его творчество,раз в собственной стране его книгам уделяется все меньше и меньше времени школьной программы.
Китай дошел уже до Алтая. Семьи, дети в школу ходят, красота. Ну чем не китайская провинция? Шукшин был бы рад наверное такому положению дел?)))
Шукшин, Андрей, никогда не был шовинистом, как бы шовинистам этого не хотелось. Китайские студенты никому на Алтае не мешают - наоборот, у этих ребят много друзей среди сверстников.
Китайские студенты очень усердны, могу судить об этом по опыту совместного обучения. Они с большим трепетом относятся к своей культуре и к культуре принимающей страны.
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука