или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
28 февраля 2014
0
1 525

Когда закроют Семёнковскую свалку?

При въезде на свалку машины с мусором встречает контролер в оранжевом жилете
К августу этого года городские власти Костромы планируют закрыть Семёнковскую свалку — единственный полигон для утилизации твердых бытовых отходов в окрестностях города. Еще один полигон есть рядом с деревней Холм Костромского района, но он предназначен для промышленных отходов, утилизировать бытовой мусор там запрещено. Возможность отказаться от дальнейшего использовании свалки, официально именуемой полигоном «Семёнково» по названию ближайшей деревни, городу, по словам главы его администрации Виктора Емца, даст строящийся на Базовой улице современный мусороперерабатывающий завод.
Однако закрыть свалку могут и раньше: на 18 марта назначено первое заседание суда по иску Костромской межрайонной природоохранной прокуратуры. Истец требует дальнейший завоз мусора на свалку запретить, засыпать ее землей, а сверху посадить деревья. Руководство эксплуатирующего свалку ООО «Предприятие по утилизации ТБО», в свою очередь, заверяет, что все это в итоге и будет сделано, но пока мусор, в изобилии порождаемый Костромой (в день на свалку завозят в среднем 1,3 тысячи кубометров ТБО) банально некуда девать.
По следам пожара
Поводом для прокурорских проверок стал пожар, случившийся в 20-х числах января. Свалка горела на протяжении недели и была потушена снегом, который вывозили на полигон с костромских улиц. Жители деревни Семёнково жаловались на дым и едкий запах.
В природоохранной прокуратуре считают причиной пожара нарушение эксплуатирующим свалку предприятием технологии утилизации мусора. На предприятии свои версии случившегося.
  • С газовыми балоничками для заправки зажигалок просто беда, — сетует начальник полигона Михаил Третьяков. — В них же газ в любом случае остается. Потом балончик этот попадает в толщу мусора, а там очень высокая температура — оно же все гниет. Если металлический, есть шансы, что выдержит. А вот пластмассовый обязательно взорвется — вот тебе и очаг возгорания.
  • Мы считаем, что это был поджог, — говорит финансовый директор «Предприятия по утилизации ТБО» Дмитрий Копров. — Мы написали заявление в полицию, та ведет проверку по нему, о результатах нас пока не уведомили. К сожалению, мы не можем полностью исключить, как бы ни старались, ни вероятность попадания на объект посторонних, ни самопроизвольные возгорания.
  • То ли еще будет, если свалку действительно закроют, — рассуждает Третьяков. — Людей разогнать недолго. А вот когда свалка без присмотра останется, гореть станет гораздо чаще. Только дела до этого уже никому не будет. А город через три дня в собственном мусоре утонет. Его же больше вывозить просто некуда. И оборудовать новый полигон так, чтобы он вредное воздействие сводил к минимуму, тоже время нужно. А меньше отходов на это время город генерировать не станет.
То ли еще будет, если свалку действительно закроют, — рассуждает Третьяков. — Людей разогнать недолго. А вот когда свалка без присмотра останется, гореть станет гораздо чаще. Только дела до этого уже никому не будет. А город через три дня в собственном мусоре утонет. Его же больше вывозить просто некуда. И оборудовать новый полигон так, чтобы он вредное воздействие сводил к минимуму, тоже время нужно. А меньше отходов на это время город генерировать не станет.
Михаил Третьяков, начальник полигона "Семёнковский"
В числе претензий природоохранной прокуратуры также вредное воздействие полигона на окружающую среду. Взятые надзорным ведомством 21 января пробы воздуха в районе свалки показали превышение предельно допустимой концентрации оксида углерода, фенола и формальдегида. Однако штатный эколог «Предприятия по утилизации ТБО» Андрей Шиловский демонстрирует результаты проб воздуха, взятых 24 февраля специалистами регионального управления Росприроднадзора. В документе говорится, что повышенного содержания вредных веществ не обнаружено.
Здесь будет город-сад?
Рекультивировать свалку было решено еще в 2003 году. Точнее, как заверяет Копров, речь идет скорее у рекультивации карьера, ныне почти полностью засыпанного мусором. А этот процесс, по его словам, пока оставляет возможность для дальнейшего использования свалки. Впрочем, ненадолго: примерно через шесть месяцев он будет загружен отходами окончательно.
  • Посадить деревья это не так быстро и просто, — рассказывает Третьяков — Сначала мусор надо спрессовать, для этого используется специальный валик весом в 20 тонн, потом разровнять, засыпать грунтом и разровнять его. Потом мусору надо дать просесть — на это уйдет примерно год. И только после этого можно будет завозить хороший грунт и высаживать деревья.
  • Проект рекультивации был утвержден администрацией города, — продолжает Копров. — Эксплуатация свалки ведется с его учетом, все предусмотренные им работы, к слову, довольно затратные, производятся, а их ход регулярно проверяют контролирующие органы.
С запуском мусороперерабатывающего завода на Базовой тот, по словам Копрова, будет забирать 80% мусора, который сегодня свозят к нам. И будет обслуживать не только Кострому, но и окрестности. Оставаться будут инертные материалы, вредное воздействие которых на окружающую среду минимально. Под современный полигон для них сейчас ищет место инвестор, который строит завод.
– Вредное воздействие Семёнковской свалки во многом обусловлено и тем, что она возникла в 1967 году — утверждает Копров. — И изначально она не была официальным полигоном — сюда просто стихийно свозили мусор в карьер. Над тем, что тут наворотили до нас, мы, к сожалению, никак не властны.
Незваные гости
Под посторонними, полностью исключить проникновение которых на свалку, по словам Копрова, нереально, имеются в виду, в первую очередь, бездомные, которые регулярно наведываются сюда в надежде поживиться просроченными продуктами, которые постоянно привозят на свалку из костромских супермаркетов, и изделиями из цветного металла — их можно сдать, выручить деньги и приобрести на них спиртное.
– Маргиналы из ближайших лесов и деревень у нас частые гости, — признает Копров.
Если их замечают на территории, то вызывают охрану, а та выводит непрошеных гостей за ворота. Однако вечером рабочий день у персонала предприятия, который постоянно обходит территорию, которая к тому же невелика и хорошо просматривается, заканчивается. А пост охраны есть только у шлагбаума на ведущей на территорию полигона подъездной дороге. А поскольку единственным ограждением свалки служат экраны, препятствующие разносу мусора ветром, правило «в ворота нельзя, через забор можно» проявляет себя во всей красе. И если днем спрятаться особо негде, то с наступлением темноты расклад меняется.
«Постоянные жители» Семёнковской свалки — вороны
А вот постоянных жителей на свалке, как заверяют работники предприятия, нет, и признаков их жилья обнаружить не удалось. Хотя еще три года назад были, тогда во время Всероссийской переписи населения они даже стали ее участниками: на свалку специально приезжали переписчики.
  • Я на своей должности всего год, — говорит Копров. — Поэтому не могу сказать, как тут было раньше. Но даже за этот год очень многое поменялось. Сейчас вы куч мусора особо не увидите, разве что непосредственно на рабочей карте (так называют участки свалки, где производится выгрузка и трамбование мусора — Ред.), а у нас она сейчас одна. А когда я только пришел, были повсюду.
Михаил Третьяков работает здесь и вовсе лишь две недели — с тех пор, как его предшественнику пришлось уволиться после пожара.
  • Никаких бомжей у нас нет и на моей памяти не было, — заверяет он. — Приходить приходят, охрана их гоняет. Но живут, наверное, где-то поблизости, не на свалке.
Прогулка по залежам мусора
Работники полигона устроили для «Рустории» своего рода экскурсию по объекту. Начали от въездных ворот, через которые на свалку попадают мусоровозы. Наряду со специально предназначенными для отходов машин сюда приезжают обычные самосвалы и трактора с прицепами. По трассе, ведущей к свалке мимо деревни Семёнково, они снуют постоянно — из Костромы груженые, обратно — порожняком. Так что заблудиться по дороге на свалку не получится: мусоровозы безошибочно укажут путь. Другим ориентиром служат кучи мусора, которые тут и там попадаются по пути — из открытых кузовов самосвалов он время от времени высыпается на асфальт.
Часть костромского мусора до свалки не доезжает
За въездными воротами водителей встречает будка контролера. Водителя прибывшего при мне трактора женщина-контролер в оранжевом жилете попросила снять брезент с тележки, заглянула внутрь, затем провела вдоль бортов дозиметром. И только убедившись, что все в порядке, разрешила следовать дальше. Если кузов машины настолько высок, что не позволяет заглянуть туда, для контролера предусмотрена вышка.
Каждую прибывшую машину контролер записывает в журнал. Их также фиксирует веб-камера, расположенная на столбе перед будкой контролера. Камеры контролируют всю территорию свалки и передают изображение не только на мониторы ее сотрудников, но и прямо в администрацию города.
Тут же начинается подъем на то, что работники полигона называют телом свалки — собственно залежи мусора. Поначалу с виду не скажешь: обычная грунтовая дорога. Кучи мусора и характерный запах появляются позже. На мусоре в изобилии восседают вороны, время от времени поднимающиеся над свалкой и перелетающие с места на место или делающие над ней «круг почета».
  • Вороны и чайки — обязательный атрибут таких мест, — говорит Копров. — Заметили, что запаха поначалу не было, а теперь тоже особенно не докучает? Полностью его избежать невозможно — это природа. Но должен сказать, что свалки бывают разные. От некоторых амбре за версту слышно.
На рабочей карте прибывающие машины встречает работница свалки, тоже одетая в форменный оранжевый жилет. Она указывает водителю точное место, где тот может опрокинуть кузов. С этим здесь строго — разгружаться только там, где скажут. Она же осуществляет визуальный контроль: не привезли ли чего запрещенного, нет ли тлеющих элементов. Тут же снует туда-сюда, разравнивая мусорные кучи, бульдозер.
Опрокинуть кузов водитель самосвала может строго в указанном ему месте
Тем временем мы приближаемся к границе свалки. Отсюда виден косогор, поросший поверху лесом, скованные льдом небольшие водоемы внизу. Под нами примерно 18 метров мусора, покрытого сверху грунтом. Со временем он, по словам Копрова, просядет еще на пару метров. Метрах в 70 от нас место, где случился последний пожар. Сейчас его следов уже не осталось — все засыпано грунтом. Можно возвращаться: больше смотреть на свалке нечего.
Фото автора.
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука