или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
18 ноября 2015
1
886

Колдовское озеро или экологическое бедствие?

«Колдовское озеро – это не в лесах…» — навязчиво крутился в голове старинный мотивчик, когда мы пробирались по заброшенной территории давным-давно обанкротившегося гидролизного завода. Территория эта раскинулась совсем неподалеку от республиканской столицы Хакасии — Абакана — и от районного центра одного из крупнейших районов республики – Усть-Абакана. Буквально менее десятка километров и от того и от другого населенных пунктов. Именно здесь, а ни в каких не в лесах, и совсем не колдовское, а мазутное озеро разлилось около десятилетия назад. Озеро, вернее — гигантская черная лужа, среди руин зданий бывшего комбината красуется с 2008-го года. Инфернальный пейзаж возник в результате неэффективного хозяйствования в условиях минувших кризисов и до сих пор продолжает не радовать глаз.

История хакасского гидролизного завода теперь заархивирована в арбитражных судах, где хранят документы конкурсных производств предприятий-банкротов. Пройдет еще десяток лет и только старожилы Усть-Абакана расскажут, как в 1949-м году начиналось его строительство. Спустя четыре года заработали первые гидролизаппараты. Производство наладили масштабное — на площади больше 70 гектаров выстроили 13 цехов: спиртовой, дрожжевой, ремонтные, теплоэлекростанцию, а еще и котельные. Тут же рядом вырос поселок для сотрудников. Тех сначала насчитывалось около пятидесяти человек, но чуть позже штат значительно вырос. Поначалу спирт выгонялся из опилок. Их везли со всех леспромхозов региона. Из-за спада лесного производства пришлось перейти на зерно. Производство спирта получилось доходным. За сутки производили около 30 тонн технического спирта. Здесь же выпускали известь, метанол и фурфурол, который пользовался спросом в авиационной промышленности. Одним словом, создали полноценное предприятие химической промышленности в поселке Усть-Абакан.

Разваливаться «гидролизный», как его окрестили местные жители, начал в «перестройку», как большинство предприятий региона. Производство спирта отчего-то стало нерентабельным, хотя до самых «нулевых» завод исправно поставлял спирт на нелегальный рынок алкоголя.

В 2005 году на предприятии решили отказаться от производства «технаря» и производить ликеро-водочную продукцию уже для легального рынка. Этот замечательный бизнес-план воплотить в жизнь не удалось, и в 2007 году гидролизный завод в Усть-Абакане, имя которому на тот момент было ОАО «Мибиэкс», окончательно закрылся. Процедура банкротства, или конкурсного производства (которое по сути является реализацией всего, что можно продать, чтобы рассчитаться хотя бы с первоочередными долгами) заняла около двух лет. За это время сменилось несколько конкурсных управляющих. В какой момент и при чьем попустительстве на жутковатом пустыре возле Усть-Абакана от процветающего завода осталось… экологическое бедствие, теперь никто и не вспомнит. Как и навести тут порядок некому.

Местные жители говорят, что немедленно нужно черное озеро убрать! Неровен час, забредут, заигравшись на пустырь дети, да и поплатятся за мальчишечье любопытство… Корова-то вон у соседей недавно сдохла. Говорят, паслась поблизости с мазутом… Впрочем, за детьми и животными как правило следят. А вот бесхозный мазут – продолжает оставаться ничьим

Об истории возникновения страшного озера расспросили мы активиста регионального отделения ОНФ, директора ООО «Эколог» Алексея Вернигорова. Это он нынешним летом инициировал проверки на территории бывшего Мибиэкса.

- Впервые об этом мазуте я узнал еще в 2008 году, когда он еще именовался в документах «неликвидными остатками». Хранились они слитыми в две металлические емкости, цистерны, вместимостью по тысячи кубов каждая. Тогда наша фирма занималась утилизацией отходов нефтепереработки и к нам обратился конкурсный управляющий банкротящегося на тот момент Мибиэкса. Требовалось забрать мазут, и увезти его в Томск на полигон нефтеотходов. Остатков мазута топочной марки М-100 в цистернах оставалось примерно по 180-170 тонн в каждой цистерне. От длительного хранения потребительские качества топлива снизились, и реализовать его стало невозможно. Проведенная нами экспертиза подтвердила, что в составе мазута одни парафины и он не пригоден для использования. Мы обсчитали стоимость транспортировки на полигон и работы по утилизации. Получилось под миллион рублей и, конечно, таких денег у предприятия-банкрота не оказалось.

Конкурсные управляющие сменяли друг друга. Емкости с мазутом резали на куски и сдавали в металлолом – все копеечка… Алексей Вернигоров посещал это место еще и еще. Уже не выгоды ради, а из любопытства.

- Сначала срезали металл сверху, потом до самого уровня взлива. Спустя какое-то время думаю: «Поеду, посмотрю…». Приезжаю – емкостей нет, мазут на земле в водоохраной зоне. Просигнализировал, куда надо. Создали комиссию из представителей МЧС и прокуратуры. Приехали, посмотрели, оценили масштабы, искали ответственных лиц – не нашли. Конкурсного управляющего назначал Арбитражный суд Красноярского края. Получается, что теперь более 300 кубометров разлитого на земле мазута – на его совести. Только ведь арбитраж такими вещами не занимается…

- Алексей Иванович, а если без страшилок и по существу, чем грозит загрязнение на пустыре. Может быть, запретить сюда доступ, огородить, установить аншлаги и пусть этот мазут здесь плещется до лучших времен?

- Не помните, как 500 кубов машинного масла после аварии на СШГЭС ловили всей страной? Здесь не намного меньше, более 300 кубометров. Мазут – подвижная субстанция. Если не убрать, рано или поздно из-за подвижки грунтов или через грунтовые воды просочится он в Енисей – ловить еще сложней будет. И вот тогда эти нефтеотходы попадут в водозабор ниже по течению. Вода для целого поселка тут расположенного будет не пригодна для употребления. Да и на участке, который сейчас загрязнен – все высохнет, и на восстановление плодородного слоя потребуется не одно десятилетие.

- Что делать-то теперь? Хотите угадаю, как отвечают сейчас во всех инстанциях и государственных структурах на ваши заявления, и даже на требования Народного фронта? Нет денег?

- Деньги найти проще, чем кажется. Республика ежемесячно перечисляет в фонд экологии РФ средства, так называемые «экологические платежи». Властям Хакасии — республиканскому департаменту по экологии, либо управлению Росприроднадзора России по РХ — достаточно обратиться в этот фонд с заявлением, что на территории Хакасии имеется крупное загрязнение, на ликвидацию которого республика не имеет средств и попросить освободить на определенный период от выплат. Тогда на высвобожденные от налогообложения средства можно будет убрать мазут.

- Некому написать заявление?

- Беда в том, что сегодня природоохранным ведомствам Хакасии не хватает дипломированных специалистов-экологов. Вопросами экологии в них занимаются специалисты со смежными профессиями, например, химики, геологи, теплотехники и гидрологи. Что такое смежные профессии? Хирург и окулист – обладатели смежных профессий, но окулист ведь не будет удалять аппендицит. То же самое и в экологии. Все эти специалисты смежных профессий – «экологи-самоучки» – не в состоянии оценить проблемы экосистемы республики, А провести экологические изыскания, чтобы решить, каким способов убрать загрязнение, оценить стоимость таких работ нужны профессионалы. Когда я попал в ОНФ с этой проблемой, стало интересно, сможем ли мы сдвинуть с мертвой точки этот вопрос. Бьемся с июня 2015 года. Вышли на руководство республики. Даже инициировали сбор проб воды. Пробы взяли, а когда стали уточнять, в каком именно месте – оказалось что брали их не ниже по течению, а выше! Экспертиза показала, конечно, же, что вода там в норме. Соответствующий официальный ответ мы и получили в результате. Вот и получается, что задача обратиться с таким заявлением – для Хакасии невыполнима.

- Предполагаю, что если уж в ОНФ стало известно о проблеме, республиканские чиновники такими ответами не отпишутся. Поэтому хочется узнать, неужели вот это безобразие после разлива мазута, после многолетнего загрязнения территории можно запросто взять и ликвидировать?

- Минимизировать нанесенный природе ущерб возможно. Существуют разные методы это сделать. Есть специальные биологические массы, которыми можно заполнить эту субстанцию и они уже не позволят произойти утечке мазута в реку. Можно все это собрать в емкости, вместе с загрязненным грунтом и вывезти на полигон. Есть вымывные растворы… Все перечисленное предполагает работу не одного дня. Тем не менее убирать надо, и сделать это необходимо грамотно. А то прямо в правительстве (не буду называть фамилию) нам предложили такой вариант: привезти побольше песчанно-гравийной смеси, высыпать ее в мазут. После того, как класс опасности снизится, вывезти смесь куда-нибудь на дорогу и закатать в асфальт. Предложение вообще не выдерживает никакой критики.

Алексей Вернигоров говорил еще много. Ему, специалисту-экологу с огромным опытом, проблема видится решаемой и выполнимой. Хочется думать, что рано или поздно светлые головы в «сером доме» и в природоохранных ведомствах Хакасии придумают способ убрать опасное озеро. А когда появится у них опыт работы по устранению загрязнений на покинутых промышленными предприятиями территориях, займутся и другими проблемами.

У нас ведь по Хакасии после ликвидации агрохимической службы, например, почти во всех деревнях остались склады с просроченными химудобрениями. В Саяногорске, помнится, так же после банкротства предприятия, посреди города емкость с креозотом бросили, правда, тогда нашли средства на утилизацию и лишь небольшая часть нефтепродуктов попала в почву. В Черногорске вся промышленная окраина бывшего текстильного комплекса напоминает Сталинград после бомбежки. В Абазе давно уже вписались в ландшафт так называемые «хвосты» рудодобывающего производства. В Туиме… В Сорске… Безусловно территории у нас обширные, не помню сколько Франций разместить можно, но только… не правильно это — закрывать заводы, а всякий химический мусор, после их остающийся, бросать среди красивейших наших лесов, степей и рек. Да еще в непосредственной близости от населенных пунктов, которые приходится убирать за счет регионального и местных бюджетов. Согласитесь, все-таки традиционные озера как-то глазу приятнее…

Татьяна КОРНЕВА

Субботний Рамблер
Рекомендации
Познакомлюсь с парнем/мужчиной от 18 и до 55 лет для взаимной мастурбации по web-камере и реального секса без обязательств и строго анонимно! Мой Ник SofySunnyRay на сайте http://HBA3L.TK
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука