или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
9 декабря 2013
3
1 123

Кризис росту не помеха

Если сводки с экономических полей не блещут оптимизмом, то к каждой новости о росте, увеличении и умножении волей неволей относишься скептически.
 А потому, когда с разреза «Черногорский», входящего в группу горных компаний «СУЭК», пришло сообщение о том, что на предприятии готовы поставить новый рекорд добычи угля, в голове сразу же поселился червь сомнения. Ведь в последнее время наши угольщики будто бы ушли в тень. И это на фоне информации правительства Хакасии о снижении налоговых платежей от всех крупных налогоплательщиков региона.
Решив докопаться до истины, я двинулся на само предприятие. Благо пресс-служба черногорского филиала «СУЭК» гарантировала свободное общение не только с руководством разреза, но и с рядовыми рабочими, которые своим ежедневным трудом и обеспечивают рекордные результаты добычи.
БУДНИЧНЫЕ РЕКОРДЫ
– О чем будем говорить? — директор разреза «Черногорский» Геннадий Шаповаленко словно не понимает причины визита в его кабинет журналистов. Но эта неосведомленность объясняется пару минут спустя. Немногочисленные «акулы пера» прибыли сюда получив информацию о том, что 5 декабря «Черногрский» преодолел планку по добыче в 5 миллионов тонн угля. Знаковое совпадение цифр ничуть не удивляет Шаповаленко в связи с тем, что для разреза 5 миллионов — это уже стабильный ежегодный показатель на протяжении последних двух лет работы. Это два года назад в связи с рекордной на то время цифрой на разрезе особым образом украшали ковш гигантского экскаватора, резали ленточку и совершали прочие ритуальные в таких случаях действа при десятке-другом представителей СМИ. Сейчас же все иначе. Буднично. Но штука в том, что не менее значимо.
- Мы по этому году в добыче не упали. Это главное. А что касается рекорда, то его мы планируем поставить к концу года, когда выйдем на цифру в пять с половиной миллионов тонн добытой продукции. Это будет абсолютный рекорд разреза «Черногорский» работающего в составе компании «СУЭК», — говорит Шаповаленко и тут же делится еще одной новостью. Оказывается, на 2014 год владельцы разреза ставят перед ним куда более амбициозную задачу. Добыть для потребителей уже шесть миллионов тонн. В 1959 году, когда открывшись разрез стал первым предприятием по открытой добыче угля в Хакасии здесь добывали лишь 300 тысяч тонн топлива.
Самое время задать вопрос, ради которого, собственно, сюда и ехал.
- Геннадий Григорьевич, а как это так получается, что вокруг реальный сектор экономики заявляет или скромно помалкивает о снижении производства, а у вас показатели вверх идут?
- Все дело в грамотных инвестициях, сделанных в нужное время. Наш разрез, в отличие от многих других предприятий отрасли, имеет на своей территории современную обогатительную фабрику. На нее идет продукция и с разреза, и с шахты «Хакасская». Кризис компанию «СУЭК» не миновал, как и всех. Но конкретно нас не коснулся. Потому что наличие фабрики позволяет производить продукцию гораздо качественнее, чем у наших конкурентов. Она востребована на международных рынка. И даже при том, что закупочная цена на уголь снизилась, мы продолжаем увеличивать добычу, — поясняет Шаповаленко.
Оказывается, что если грамотно просчитать ситуацию, то можно остаться в плюсе. А в «СУЭК» ее явно просчитали. За последние два года в разрез были сделаны колоссальные инвестиции. С учетом плана на 2014 год по обновлению техники предприятие коренным образом модернизирует добычу.
- Только за последние несколько месяцев в «Черногорский» было вложено более миллиарда рублей. До конца года на разрез придут еще семь 220-тонных «БЕЛАЗов» и в общей сложности таких машин в нашем парке станет 11, а два года назад ни одной не было. А еще новые экскаваторы «Каматцу» с ковшом в 23 куба, грейдеры, бульдозеры…, — Шаповаленко продолжает перечислять цифры, которые должны удивить, убедить и доказать, что кризис по большей части в головах, а если головы думают в нужном направлении, то кризис это вовсе не падение, а время новых возможностей для роста.
Впрочем, взгляд разрез из кабинета директора и из кабины того же многотонного «БЕЛАЗа», это, как говорится, две большие разницы. А потому, пообщавшись с Геннадием Григорьевичем на тему мирового кризиса еще минут двадцать, спускаемся на первый этаж, чтобы отправиться непосредственно «в яму» — так здесь называют участок добычи.
КАК ПОТОПАЕШЬ, ТАК И ПОЛОПАЕШЬ
В помещении первого этажа, где мы с коллегами ждем транспорт для путешествия по разрезу, на глаза попадается приказ, который гласит, что неделю назад на экскаваторе ЭШ 20/90 номер 31 произошла замена подъемного каната. И срок службы этой детали благодаря эффективной работе экскаваторщиков более чем в два раза превысил плановые показатели по замене.
«Экономический эффект для предприятия составил 369,4 тысячи рублей» гласит документ. Как следствие, бригада экскаваторщиков из пяти человек получит за ноябрь премию. По десять тысяч сверху к зарплате на брата. Наглядное доказательство словам Шаповаленко, что главной мотивацией на разрезе является сдельная оплата труда для его работников.
- У нас здесь вообще все заточено на то, чтобы эффективность добычи повысить, — поясняет заместитель начальника комплекса добычи Александр Кравец, — когда мы трясемся в «Пазике» по пути в «яму».
- Вот, например, раньше «БЕЛАЗы» наши на заправку с добычи уезжали, а теперь к ним прямо туда заправщик ходит. А до этого полчаса порожняком в один конец и столько же обратно. Час времени на каждой машине теряли, и это не считая сожженной зря солярки, — поясняет он одно из последних нововведений, или инноваций, как сказал бы премьер Медведев.
Второй серьезной инновацией является использование женского труда на тех же «БЕЛАЗах». Вот уже два месяца как «Черногорский» проводит социально-производственный эксперимент. Набирает на большегрузы представительниц прекрасной половины человечества с приличным опытом работы за баранкой, в основном в такси. Сейчас в команде «Черногорского» 14 женщин-водителей. Большинство из них уже дают выработку на уровне мужских бригад и всерьез заявляют о намерении оставить сильную половину позади. Остальные подтягиваются.
- У меня многие знакомые хотят сюда работать пойти. Некоторые подруги даже завидуют, что устроилась, — говорит водитель «БЕЛАЗа» Виктория Тарадаева. Ее большегруз, идущий порожняком в клубах угольной пыли, мы тормознули по пути «в яму».
- Муж вот только не поддержал сначала. Боялся за меня, думал, что не справлюсь. Но мне, честно говоря, важнее поддержка детей. Их у меня трое. И все мной гордятся. Ради них сюда и пошла, — улыбаясь говорит Виктория. Раньше она работала в городском такси, а потому, пересев за руль «БЕЛАЗа», сразу же почувствовала себя защищенной.
- Тут поддержку коллектива чувствуешь всегда. Случилось что, остановятся, помогут. Это обязательно. А там ничего этого не было. Могли и… в общем, всякое было, — после паузы говорит она, не желая делиться подробностями прошлой жизни. Напоследок задаю ей вопрос, ставший камнем преткновения между героями фильма «Москва слезам не верит».
- Муж как отреагировал, что денег больше в семью приносить стали? Проблем не возникло?
- Да нет. Мы с ним теперь на одном уровне получаем. Я на это и рассчитывала, когда сюда шла, — уверяет Виктория и спешит в кабину машины. Чтобы добраться до нее, хрупкой женщине нужно преодолеть по стальной лестнице около шести метров. Глядя на это испытание, которое она проходит очень буднично, начинаешь реально оценивать размеры исполина, который она водит по дорогам карьера.
- Это у нее проблем в семье нет. А вот у других есть, — комментирует наш диалог с ТарадаевойАлександр Кравец.
- Мне одна женщина сказал, что мужа теперь пора менять. – Зачем -, говорит, — мне это бревно на диване нужно? Я другого найду, получше. А прокормить себя и семью теперь точно смогу.
- А сколько у вас водители получают?
- Ну не меньше тридцати тысяч — это точно. А так где-то под сорок выходит, если норму выполнять. А если в плане работы, то плюсы от женщин есть. Мужчины всю жизнь за баранкой. И думают, что в этом деле уже бога за бороду поймали. Лихачат иногда. А женщины более аккуратны. Дисциплина выше. В общем, посмотрим, что дальше будет, — рассуждает Кравец.
МАРСИАНСКИЙ ПЕЙЗАЖ
К этому времени пейзаж за окном коренным образом меняется. Местность вокруг приобретает один единственный цвет – серый. Яркими оранжевыми пятнами на нем выделяется лишь разнообразная техника, снующая туда-сюда. Убери ее, и сознание определенно начнет рисовать образы инопланетных тварей, готовых вылезти на дорогу из-за ближайшего поворота. Картину дополняют клубы белого дыма, идущие то тут, то там из угольных отвалов, копившихся здесь десятилетия. Теперь ясно, почем так много фильмов о путешествиях на другие планеты снято в таких вот карьерах. Мы спускаемся «в яму».
Через некоторое время, взревев на особенно крутом подъеме, наш «Пазик» тормозит у гигантского экскаватора, который неспешно нагребает в свой бездонный ковш десятки тонн породы с уступа высотой в три девятиэтажки. Иногда, когда часть уступа обрушивается под натиском ковша вниз и достигает поверхности, наши организмы содрогаются, лишний раз давая возможность мозгу оценить масштаб происходящих событий. В сотне-другой метров от исполина-экскаватора покорно замер самосвал принимающий в кузов породу.
- Искусство экскаваторщика в том, чтобы угол разворота стрелы от самосвала до уступа был минимальный. Лишние десять градусов работы стрелы — это за целый день лишний час времени на загрузку каждой машины, — поясняет тонкости гигантского процесса седовласый Виктор Гулякин. За рычагами различных механизмов он провел 34 года, но, даже по прошествии такого срока, Гулякин не берется утверждать, что знает в профессии экскаваторщика абсолютно все детали. Хотя в августе этого года Гулякин получил от «СУЭК» новый Форд-Фокус в знак признания его исключительных показателей в добыче черного золота.
– Виктор Александрович, — а почему не говорите, что раньше в свободное время любили карьер на картинах изображать? — подключается к разговору пресс-секретарь компании Евгений Филимонов.
- Так то раньше было. Теперь не пишу уже. Закончил с этим хобби. О другом думаю, — посмеиваясь в седые усы, философски отвечает Гулякин.
Общаясь с ним, ловлю себя на мысли, что опытный экскаваторщик, как и другие сотрудники разреза, излучает особую энергетику. Энергетику уверенности в завтрашнем дне, которая даже во время кризиса позволяет им планировать жизнь на годы вперед. И, кажется, служит залогом того, что именно с ее помощью капитанам «СУЭК» удается уверенно вести свой угольный большегруз, минуя наиболее острые рифы мировых экономических потрясений. 
Субботний Рамблер
Рекомендации
Я извиняюсь, конечно, но кто сейчас является основным потребителем угля, если все основные производства и потребители давно перешли на газ?
Ну почему же все все перешли на газ. У нас, например, вся республика на угле. И соседи тоже. Вообще, некий парадокс наблюдается. Сибирь добывает газ, но пользует его европейская часть России. Сапожник без сапог. А конкретно с этого разреза уголь идет в Европу и в Китай.
Да не было никакого кризиса по сути. Грамотное руководство ресурсами налицо. Вместо того, чтобы грабить и продавать, вложились в развитие и зарплату. Часть доходов скрыли от налогов и пустили в производство. Криминал, конечно, но положительная динамика присутствует. Директорам респект!
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука