или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
27 февраля 2014
4
1 323

Крым: футуристически-апокалиптические прогнозы

Российские СМИ по-прежнему весьма активно отрабатывают украинскую тему. Практически все выпуски новостей начинаются, а иногда и завершаются устрашающими репортажами из Украины, в особенности — из Крыма. Не имеет смысла отрицать, что Крым относится к числу регионов современной Украины, где национальная и региональная, экономическая и культурная специфика выражена весьма ярко. Российские СМИ успели сформировать свою стратегию подачи украинского материала. Если речь идет о Крыме, то внимание акцентируется на том, что это преимущественно русский или русскоязычный регион с украинским меньшинством. Особо, с одной стороны, подчеркиваются якобы пророссийские симпатии местного населения. С другой стороны, спуск украинского государственного флага и подъем флага другой страны — это еще не показатель пророссийских симпатий. Это — политика, политика, но, прежде всего, экономика. 
Российские СМИ скрыто или вовсе открыто стремятся поддерживать сепаратистские настроения на полуострове, прозрачно намекая, что он должен снова стать российским. При этом практически все комментаторы и аналитики сознательно избегают одного вопроса, а именно: Что будет потом, в случае реализации этого чрезвычайно неблагоприятного не только для Украины, но и, прежде всего, для России политического сценария?
Прежде чем заняться футуристически-апокалиптическими прогнозами, следует попробовать определить характер событий в Киеве, то есть классово-экономический или политический характер очередной украинской революции. 
События в Киеве, которые привели к свержению тогда еще легитимного Президента Украины В.  Януковича, определяют как очередную украинскую революцию, но для поиска дефиниции тех событий, которые произошли в Украине, вероятно, уместна параллель с российским 1993 годом. Исходное положение в выяснении характера современных украинских событий может быть таким: украинский 2014 год — это российский 1993 год, но с альтернативным вариантом развития событий. Иными словами, в современной Украине произошло то, что могло произойти в России в 1993 году в случае победы не Президента Б.  Н. Ельцина, а оппозиционного ему генетического отдаленного родственника современной украинской Верховной Рады — Верховного Совета России. 
Если мы принимаем это допущение, то возможно рассмотреть вероятные перспективы гипотетически независимого или поглощенного Россией Крыма. Примечательно, что если мы принимаем подобный сценарий, по неизбежно нам придется проецировать на возможный ход развития событий те процессы, которые имели место в России после 1993 года. 
Итак, что может ожидать Крым…
Первое, в экономической сфере передел собственности и закрепление зависимого, периферийного статуса крымской экономики как «экономики монокультуры». 
Российская экономика уже на протяжении длительного времени существует и функционирует, но не развивается, именно как экономика монокультуры, важнейшей системной характеристикой которой является как институционализация зависимости периферий, так и искусственное поддержание низкого уровня развития региональных экономик, основанных на зависимости от финансово-экономических центров. В крымском случае роль монокультуры будет отведена туристическому сектору. В рамках этого сценария Крым ожидает повторение российских «лихих 90-х» с переделом собственности и бандитскими разборками, потенциальные участники которых уже есть и представлены местными формирующимися незаконными вооруженными формирования и пригретыми в Крыму бывшими сотрудниками «Беркута». То, что они могут оказаться втянутыми в «разборки» — это не только их вина, точнее вина тех, кто ими будет манипулировать. Это фактически та же трагедия, которая имела место в России 1990-х, когда оставшиеся без работы кадровые офицеры были вынужденны податься в криминал. Кроме этого, неизбежно появятся и новые игроки, представленные этническими преступными, преимущественно — северокавказскими, группировками, которые, разумеется тоже захотят получить свою долю в крымской экономике. Передел собственности будет протекать и в новой волне приватизации, которая неизбежно обретет форму рейдерских захватов. В подобной ситуации экономика Крыма окончательно перестанет быть крымской, географически она там и останется, но решения будут приниматься не в Крыму и поэтому в минимальной степени соотносится с интересами местного населения. 
Второе, обострение национальных отношений и вероятное сочетание национальных противоречий с религиозными. 
В настоящее время на территории Крыма представлено три национализма — условно русский, но фактически неосоветский; украинский и крымско-татарский. На современном этапе в наибольшей степени активен русский национализм, так как русские составляют большинство населения, а их идеологам объективно страшно по причине неопределенности перспектив развития. Страх и различные национальные фобии — чрезвычайно благодатная почва для развития национализма и его возможной радикализации и этнизации. Перспективы развития русского национализма в Крыму крайне сложно и непросто прогнозировать, но нельзя исключать его радикализации, актуализации традиционных для русского национализма идей антисемитизма и пещерной ненависти ко всему нерусскому, точнее — склонности к национальной самоизоляции и истинной вере в то, что русским вовсе необязательно изучать и, как следствие, уважать чужие языки и национальные культуры. Подобная позиция может дорого стоить русским националистам, когда в случае появления новых политических игроков в регионе, они окажутся в ими же созданной изоляции. 
Третье, появление новых политических игроков. 
Самым неожиданным новым игроком может стать греческий национализм. На протяжении 1990 — 2000-х годов русские националисты, борясь против столь нелюбимой и отрицаемой ими української мови, они фактически не заметили и пропустили появление нового национализма — греческого. В 1990-е и 2000-е годы греческие националисты развернули значительную активность, которая направлена на воображение Крыма как исконно греческой территории и интеграции Крыма в воображаемое пространство Великой Эллады, большого эллинского мира. Между тем, греческий национализм — не столь безобидный национализм, как может показаться некоторым русским патриотам в Крыму, которые в греках склонны видеть православный народ, а не этнических националистов, которые за несколько десятилетий фактически устроили этноцид и лингвоцид славянского населения на территории захваченной ими в результате Балканских войн Македонии. Примечательно, что македонские и болгарские историки и интеллектуалы подобных иллюзий в отношении греческого национализма не питают. Самым важным новым политическим игроком может стать крымско-татарский национализм. В случая реализации условно пророссийского сценария национализм крымских татар может начать восприниматься ими как жертва. Именно нарративы жертвенности содействуют неизбежной радикализации и активизации национализма. В подобной ситуации нельзя исключать и то, что это будет содействовать актуализации этнических течений и трендов в идеологии крымско-татарского национализма. Кроме этого, нельзя исключать и усиление религиозной, исламской, компоненты в татарском национализме.
Четвертое, новые международные или региональные измерения крымской проблемы. 
Гипотетическая смена статуса Крыма будет содействовать появлению новых игроков и Российская Федерация единственным среди них не будет. Нельзя исключать, что после желания России помочь русскому населению в регионе не найдутся и другие желающие помочь, но на этот раз не русским, а вероятно дискриминируемым меньшинствам — украинцам, крымским татарам и грекам. Первым и вторым вполне вероятно захочет помочь коллективный Запад в лице Турции, а третьим — Греция. В подобной ситуации Крым имеет шансы разделить судьбу Кипра. Ситуация будет осложняться не только тем, что стороны попытаются в той или иной степени свои действия легитимизировать свои действия, заручиться поддержкой международного сообщества, но и тем, что в вероятный конфликт будет втянута Россия, способности и потенциал которой, чье влияние основано на экономики монокультуре и фактической зависимости от западных стран, является в значительной степени завышенным и преувеличенным. В подобной ситуации Крым может стать еще одним Кипром — разделенным государством или еще одной Боснией и Герцеговиной, в которой могут существовать украинско-татарская федерация и русская часть — первая будет зависеть от Украины, ЕС и Турции, вторая — от России.  
Все эти четыре измерения проблемы связаны со спецификой развития крымской идентичности, о которой российские СМИ предпочитают умалчивать. 
Крымская идентичность не может быть определена как плохая или хорошая, правильная или неправильная. Она такая в силу того, что стала таковой исторически. В этом отношении она имеет немало общего, например, с греческой идентичностью, точнее теми ее метаморфозами, которые имели место в ее развитии, начиная с 1960-х годов. Развитие туризма в тех или иных регионах не самым лучшим образом отражается не только на определенных секторах экономики, но и на идентичности и психологии местного населения. До 1960-х годов на территории Греции и на Кипре существовала местная промышленность (уровень ее развития — вопрос, который нас в настоящее время не интересует) и различные сельскохозяйственные фермы, которые занимались тем, что хоть что-то производили, обеспечивая не только местные потребности, но и экспортируя часть продукции на внешний рынок. Развитие туризма и приток туристов, их растущее число привели к тому, что в Греции и на Кипре изменилась структура занятости: гораздо меньше населения оказалось занято в производстве, но больше в туристической инфраструктуре. Действительно, зачем работать руками, если можно жить исключительно за счет туристов, причем — не всегда законно. 
Аналогичная ситуации сложилась и на территории Крыма, где экономический кризис, который последовал после распада СССР, почти добил местную промышленность, содействую перетеканию работоспособного населения в сферу, связанную с обслуживанием туристов. Психология населения в подобных регионах носит в значительной степени потребительский характер, а экономика развивается односторонне и поэтому оказывается чрезвычайно уязвимой перед внешними и внутренними политическими вызовами. Поэтому, гипотетическое получение контроля над Крымом — получение контроля над регионом, население которого от России будет ждать только и исключительно вложений и инвестиций, относится к России потребительски и вот здесь закончится вся пророссийскость местного крымского населения. 
Сложно ждать от крымских русских, экономическая активность которых носит сезонный характер, чего-то реально пророссийского. Они никогда не поедут в Россию, не будут переселяться на Северный Кавказ, где русского населения практически не осталось и в регионе с массовой безработицей среди титульных наций северокавказских республик, некому развивать местную промышленность. Не поедут они и на Дальний Восток, который на фоне динамично растущего населения соседнего Китая, пострадал от последствий демографического кризиса. Максимум, куда они поедут, это — Краснодарский край, где можно фактически заниматься тем же самым, чем и в Крыму, то есть интегрироваться в местную сезонно ориентированную экономику.
В подобной ситуации, вероятно наиболее реальным и вероятным сценарием развития Крыма будет тот, который не предусматривает радикальных изменений в его статусе, принадлежности к украинскому политическому и экономическому пространству. Возможные варианты существования и взаимодействия с Киевом, институционализации фактической политической и культурной автономии — это уже другие вопросы, решать которые предстоит киевским и симферопольским элитам, пока поиском решения не занялись внешние центры… 
Субботний Рамблер
Рекомендации
Я бы добавил:1.Большой плюсик заработал бы гПутин от рассеян (МУЖЫЫЫК! пусть все нас знают). 2. "На земле мы рай построим-1"- последующий проект по затыканию ртов местных несогласных денежными купюрами иностранных образцов. 3."На земле мы рай построим-2" -параллельный проект-символ,- галактический чемпионат по хоккею с мячом (к примеру). Данный проект, по бюджету, должен обскакать Олимпиаду2014 и восстановление Грозного в два раза как минимум (а то как то неинтересно). 3."Себе мы рай уж точно строим" (шепотом)- проект правящей элиты (очень секретный)
все уже давно украдено и ситуация в Крыму может развиваться под подлинно революционными лозунгами: "Грабь награбленное!"
Неее. Я про ситуацию: Если Рассея забирает Крым. А мы огого какие богатые. Мы всех обеспечим. На крайняк налоги повысим
вряд ли. Скорее, еще больше обеспечат себя те группы, которые будут забирать
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука