или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
25 февраля 2014
0
1 195

Куба: ностальгия по прошлому, которого мы не помним. Часть 2

Знакомство с Кубой, начавшееся почти десять дней назад, продолжается. Прилетели мы в город под названием Сантьяго-де-Куба, это восток острова. Гавана, которая станет конечной точкой, расположена в западной части. На любом транспорте – автостопом, на автобусах, на камьонах – здоровенных пассажирских грузовиках – мы потихонечку проезжаем регион за регионом и приближаемся к столице.

Гавана — столица республики Куба, политический, экономический и культурный центр страны. Город был основан в 1515 году испанскими поселенцами; ранее на острове жили индейцы, но после коренного населения не осталось. Недостаток рабочей силы испанцы восполняли негритянскими рабами. В разное время город был под британской и затем под американской оккупацией, но, в конце концов, получил независимость вместе со всей республикой. Сегодня в Гаване проживает более 2 миллионов человек.

Каждый из регионов Кубы известен чем-то своим. Например, в провинции Пинар-дель-Рио, которая еще западнее Гаваны, есть красивые невысокие горы. Такие же горы – и даже чуть выше – на востоке, около Сантьяго-де-Куба. Голубая мечта всех ленивых туристов – курорт Варадеро – это всего лишь небольшой участок земли, расположенный на севере, недалеко от столицы.

Жизнь там и правда роскошна, только ничего общего не имеет с реальной кубинской. Более того, рядовым кубинцам и не попасть туда так просто. Есть еще два популярных города с очень красивой колониальной архитектурой – Тринидад и Сьенфуэгос, что переводится как «сотня огней». В ширину остров совсем невелик: час езды от южной до северной точки в районе Гаваны.

На остров Хувентуд – остров Молодежи в переводе с испанского – мы так и не уплыли. Разница между стоимостью билета для местного и для иностранца – ровно в 25 раз. Местные платят за двухчасовое плавание 50 пролетарских песо, а туристы – 50 конвертируемых. О том, что на острове ходят две валюты, я рассказывала в прошлом выпуске.

В общем, подсчитав, во сколько нам это обойдется, мы решаем, что игра не стоит свеч и разворачиваемся. Как-нибудь в следующий раз в этом месте стоит побывать, конечно. Там интересно. Пограничная зона, совсем немного местных жителей, красивые пляжи и нетронутые пещеры, в которых когда-то прятались пираты – ну просто рай для современных экотуристов! Кстати, мне приходилось слышать, что именно об этом острове писал в своем знаменитом романе Роберт Стивенсон.

Но мы едем в сторону столицы. Город сменяется городом, все те же заборы с портретами Че Гевары и надписями – «Hastalavictoriasiempre!» — то есть «До победы всегда!». Все те же полуодетые дети, которые ловят каких-то невиданных рыб в придорожных канавах.

Все то же мороженое по три рубля – на выбор шоколадное или кокосовое. И газировка по полтора рубля за стакан. 30 километров до столицы – а вокруг пустые поля с разными сельскохозяйственными культурами, в первую очередь, само собой, сахарным тростником, которым кормится вся Куба.

Ржавые тракторы, машинка раз в полчаса, козы, куры и коровы – просто пейзаж из какого-нибудь фильма Кустурицы! У нас на подъезде к любому городу-миллионнику стояли бы уже давно торговые и дилерские центры, а тут – нет… И за 20, и даже за 13 километров до Гаваны пейзаж мало меняется. Но вот и последний грузовик поистине гигантских размеров, в кузов которого мы запрыгиваем с большим трудом – и вдали показываются более-менее высокие здания столицы.

Нас только что высадили в центре Гаваны; мы стоим и обалдело озираемся. Старый город прямо-таки обрушивается на тебя своим диковинным видом. Причем обрушивается как в прямом, так и в переносном смысле.

Колониальная Гавана прекрасна; все эти разноцветные, сто раз выкрашенные разной краской и снова облупившиеся дома, колонны, гигантские балконы и двери, все эти бесконечные лабиринты ярких кварталов,в которых жизнь традиционно и по-латиноамерикански на виду, и когда ты проходишь вдоль первых этажей и видишь все, что происходит в квартирах: кто-то качает ребенка, кто-то садится за стол, кто-то поет, кто-то смотрит телевизор…

Но многие дома уже давно заброшены и полуразрушены, от них остался только фасад, который смотрит на главную улицу слепыми окнами.

Торопитесь в старую Гавану или, как ее тут называют, Ла Абана Вьеха. Как знать, хватит ли у Кубы с ее лозунгами «Социализм или смерть» (да-да, не шучу, видели такую социальную рекламу) денег на то, чтобы привести все это былое великолепие хотя бы не аварийно опасный вид? Сложно сказать.

Тут нет блестящих неоновых вывесок, сетевых ресторанов быстрого питания, салонов красоты. Кое-где попадаются туристические ресторанчики, вроде излюбленных баров Хэмингуэя — «Бодегита дель Медио» и «Флоридита».

В них традиционный коктейль дайкири на основе белого сахарного кубинского рома и цитрусового сока стоит 5-6 евро. Не ахти какие деньги, конечно, но по местным меркам дорого. И тут же, поблизости, есть семейный общепит.

Да-да, именно семейный: все те же жильцы первых этажей подрабатывают тем, что продают трудящемуся населению пиццу, бутерброды, домашнюю сладкую выпечку, макароны и кофе. По самым божеским ценам — от 7 до 15 рублей; кофе — сладкий и в маленьком стаканчике – 1 песо, итого 1,5 рубля. Такая же красная цена и для рожка с шоколадным или фруктовым мороженым. Натуральный сок может стоить и подороже. Например, из манго или гуаявы — аж 6-9 рублей!

Да, Гавана нанесла некоторый урон моей талии, тут уж ничего не попишешь…

При этом даже в крупных супермаркетах, располагающих большим торговым помещением, на полках почти пусто. 3-4 вида консервов, шоколадное печенье, лимонад, может быть, даже сыр — и все дорого. В лавках поменьше и подешевле еще почти наверняка имеется большой портрет Че или кого-нибудь близкого по духу. Или флаг, занимающий часть пустующих полок. И старые советские весы. И огромная очередь.

А еще тут есть домашние салоны маникюра. Барышни на Кубе следят за собой очень хорошо: макияж, красивая одежда, открывающая ноги и грудь, и почти всегда, в любом возрасте — маникюр и педикюр. Еще здесь довольно свободные нравы, по крайней мере, женщин легкого поведения очень много, но это, скорее, признак тяжелой экономической ситуации. Вот и предлагают они себя иностранцам за совсем небольшие деньги, и очень грустно на это смотреть.

Но я отвлеклась. Так вот, о маникюрном салоне. Это такая же квартира, около двери поставлены два стола с пузырьками лака. Сзади – кухня, спальня, маленькие дети – словом, обыкновенная гаванская квартира. Я счастлива; я мечтала о леденцовых ноготках всю поездку, а никак: рюкзак, палатка, грубые молнии – какой уж тут маникюр! Цена процедуры – два конвертируемых песо, то есть около 72 рублей.

Настоящая качественная работа с покрытием. Я выбираю темно-вишневый лак. Моя мастер, похоже, еще школьница; «Хочешь пьедритас, камушки, как у меня?» — спрашивает меня, сверкая собственными коготками со стразами. «Нет, и так сойдет, спасибо!» — отвечаю. Все-таки мне уже не 15 лет.

Так что с общепитом и с маникюром в Гаване все хорошо. А вот с интернетом все плохо.

Доступ в интернет – одна из самых больших проблем на Кубе. Сейчас в некоторых точках, в частности, на почте, он уже обладает приемлемой скоростью; до недавнего времени все было еще хуже. Найти интернет можно либо на почте, либо в больших дорогих отелях. И там, и там он доступен по карточкам и стоит порядка 6 евро в час. Уго Чавес обещал проложить через Карибское море дружественный кабель, через который на Остров Свободы хлынул бы быстрый социалистический интернет; однако, поскольку президент Венесуэлы скончался, перспективы развития всемирной паутины на Кубе пока неясны.

Про машины я уже рассказывала; это – местный колорит. Либо старые, дореволюционные (40-50 годов) из Америки, либо наш родной отечественный автопром в самом первозданном виде, либо относительно новые китайские машины.

То же и автобусы — есть ЛИАЗы, в которых даже надписи в салонах по-русски, есть китайский «Ютонг». И мы даже наблюдали, свернув головы и капая слюной на потрескавшийся гаванский асфальт, как по набережной проехала сверкающая LanciaDelta темно-синего цвета (!) Широкая пропасть между слоями населения? Как знать.

Пока гуляешь по центру, никто ни за что не оставит тебя в покое. Тебе наперебой на испанском, английском и порой даже на русском языке будут предлагать:

- биситакси — велосипедное такси на двоих,

- просто такси,

- сувениры, преимущественно с Че Геварой,

- береты в стиле Че и Фиделя,

- газету GRANMA,

- диски с кубинской музыкой,

- ром,

- ресторанные меню.

Еще, особенно, если вы говорите по-испански, вам будут загадочно предлагать сувенирные сигары из табачного кооператива «очень, очень дешево!»

Никому не верьте и ласково, но решительно отказывайтесь. Они продадут вам за 400 рублей пачку из 25 сигар в бумажной обертке, и это правда дешево по нашим меркам. Только в магазинчике в нетуристической части города точно такая же пачка стоит 40 рублей. Просто места надо знать!

А у нас отличное место обитания. Мы живем в пригороде Гаваны под названием Санта Фе у 73-летнего кубинца Роли (сокращенно от Рональдо). Из центра до него надо ехать больше часа на двух автобусах. Роли примечателен не только тем, что он позитивный человек с обаятельнейшей улыбкой, искренне радующийся гостям, а также и тем, что с 1968 по 1972 году получал техническую специальность в Одессе и, как следствие, неплохо помнит русский язык.

Что, кстати, не такая уж и редкость на Острове Свободы – особенно среди граждан старше сорока лет.

Санта-Фе — тишайший поселок на самом берегу моря. Тут прекрасные пляжи из белого песка, кокосовые пальмы, под водой — причудливые кораллы. При этом береговая линия на удивление пустынна. Ни тебе туристов, ни бесконечных сувенирных лавок, где все втридорога, ни прибрежных кафе с зонтиками. Нет, обыкновенные дома, некоторые — слегка побиты былым ураганом; пролетарский магазин, рынок.

В доме Роли… как там было у одного из известных писателей? Не нищета, но красноречивая бедность. Старая посуда на кухне сделана в Советском Союзе. Стены покрашены, наверное, лет сто назад; потолок в гостиной осыпался, ободрана и часть стены. Ванная тоже очень скромная, со старенькой, но добротной сантехникой. Но зато везде очень чисто и прибрано. На полках, как водится, фотографии его взрослого сына, живущего ныне в Штатах, и прочие милые родительскому сердцу мелочи.

Роли показывает свой старый пожелтевший альбом с фотографиями из Одессы, Москвы, Санкт-Петербурга, Киева. Ну и красавец же был! Сложно узнать в этом смешном худеньком седом человеке в очках жгучего кареглазого брюнета, по которому девицы наверняка сохли пачками. На Роли спортивные шортики до колен. Ему нравится заботиться о нас и готовить нам обед — традиционный местный рис с курицей и жаренными на супервредном соевом масле бананами.

Роли не прочь пропустить стаканчик-другой самого пролетарского белого рома. Своей пенсией в 11 евро он доволен и считает, что государство неплохо его обеспечивает. Мы приносим по вечерам продукты и разговариваем на причудливой смеси испанского и русского языков. Роли тешит мое самолюбие, восхищаясь моим странным акцентом и «богатым» словарным запасом. И рассказывает нам разные интересности. Например, то, что, оказывается, был год, когда почти никто из кубинских детей не отдыхал в лагерях на море, потому что все места отдали детям, пострадавшим от Чернобыльской катастрофы.

Чуть ли не самая главная мечта Роли — вернуться в Россию и проехаться по местам «боевой славы». И мы очень хотели бы помочь ему и повторить этот маршрут вместе с ним. Но вот хватит ли ему решительности хотя бы сделать загранпаспорт — до сих пор непонятно. Хотя, признаться, мы здорово загорелись этой идеей.

Мы провели у него 5 дней. Ночевали в маленькой комнатке с портретом Че Гевары на стене и шумным вентилятором, который отгонял комаров. Он желал по-русски «Спокойной ночи!», варил нам какао по утрам и командовал: «Я помою посуду сам, я военный, и это приказ!» По вечерам мы сидели на внутреннем дворике, под манговым деревом с гроздьями зеленых плодов. На бельевой веревке одиноко сушилась его майка, а в гостиной через открытую дверь привычно жужжал по-испански какой-нибудь фильм, транслируемый по ТВ.

Я очень быстро привязываюсь к хорошим и добрым людям, таким, как он. Так что покидать его дом почему-то оказывается невыносимо тяжело. Я пытаюсь согнать мужа с кровати: «Поехали скорее в Гавану, я уже собрала рюкзак!». Почему-то в таких случаях хочется попрощаться как можно скорее, потому что чем дольше остаешься, чем сложнее потом уезжать.

Последний день в Гаване и городской автобус до поворота на аэропорт.

Куба провожает нас дождем и пасмурной погодой. Непривычно прохладно.

11 часов 30 минут до Москвы.

Как говорится, Куба далеко — Куба рядом.
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука