или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
22 января 2014
10
2 718

Кюхля, похмельник и амфора

— Не нужно никуда спешить! Получайте удовольствие, ощутите единение мастера и глины, — гончарный круг вертится небыстро, и кажется, что рыжий кусок глины вырастает в крынку сам по себе, а руки мастера порхают над ним просто так, для завершенности картины.
— Нет ничего, только глина и руки, — видно, что мастер обожает свое дело, поэтому рассказывает о нем в жанре грузинских тостов – красиво, страстно и несколько высокопарно. – С глиной надо обращаться, как с бабочкой, держать ее сильно, чтобы не улетела, но нежно, чтобы не смахнуть с крыльев пыльцу! Люди пытаются поймать глину на круге — она от них уезжает; они пытаются с ней что-то сделать, а она живет своей жизнью. Ты неподвижен – но движение постоянно присутствует, многие сравнивают это с медитацией…
Перед гончаром неуверенным клином выстроились студенты аграрного университета, несколько ошеломленные всей этой экспрессией. Гончарный круг стоит у окошка мастерской – там самый ровный пол. На подоконнике – большая керамическая рыба, разрисованная котиками. Полки вдоль стен заставлены красивой глиняной посудой, в углу – напольные вазы, извилистые, как знаменитый портрет Анны Ахматовой работы Модильяни. А сама мастерская — в полуподвале старого деревянного дома, в здании бывшей женской гимназии.
— Вот это наша крестьянская посуда, — кивает Виталий на крынки, — рукомойник, кувшин, квасник, бочкарь – вино наливать из бочки… Это кюхля — не знаю, почему так называется, есть предположение, что в честь Кюхельбекера. Вот этот, сдвоенный – полевик, в нем раньше еду носили в поле: один горшок для щей, другой для каши; кстати, щи и кашу наши предки варили в разных горшках, потому что керамика впитывает в себя запахи. Этот вот, с дырками – чесочница, чтобы хранить чеснок. Чашка с кувшинчиком в центре – горчичница, в кувшинчик клали горчицу, а по краям – холодец. Еще был похмельник – такой стакан с носиком, в него наливали кислые щи и опохмелялись.
Виталий Гычев – искусствовед, обладатель удивительного титула «народный мастер Алтайского края» и человек с незаурядным социальным темпераментом. В идеале ему хотелось бы, чтобы в каждом городе, каждой деревне Алтайского края, а лучше – Российской Федерации — крутились гончарные круги, и чтобы глина танцевала в умелых руках людей, превращаясь в кувшины, полевики, крайнем случае – похмельники. Поэтому он все время проводит мастер-классы, семинары, показывает, рассказывает, тренирует. Иногда на его занятиях зажигаются даже самые пустые глаза. А иногда — нет.
В своей дипломной работе он доказал, что гончарное мастерство – не ремесло, а вид декоративно-прикладного искусства. «Хотя гончар может быть и ремесленником, но я занимаюсь творчеством, искусством. Понимаете? Либо создавать работы, либо, как многие мастера, скатиться на ширпортеб — на поток, за копейки, но лишь бы продать, кусочек хлеба заработать. Такая ситуация в стране, что очень многие мастера бросили свое ремесло».
— Что, «Поле чудес» что ли? – хихикает самая бойкая студентка и показывает на гончарный круг. – Мы сегодня с семи утра занимались, давайте, мы просто глину потрогаем и пойдем.
Но другим ребятам уже интересно, они уже чувствуют теплую радость пузатых горшков, рассматривают их, трогают, фотографируют, спрашивают:
— А почему у вас крынки не такие, как в краеведческом музее?
— Вот вы представьте себе время, когда люди заселяли Сибирь по столыпинской программе. Хорошие мастера, с мастерскими, заказами, клиентами – сидели в Центральной России и зарабатывали деньги. Сюда ехали ученики. А переселенцы же не могли везти с собой весь скарб, в том числе и посуду, брали с собой самое необходимое, к тому же в дороге многое побилось. И вот представьте: приезжает на Алтай начинающий гончар и начинает делать крынки, а перед ним стоят сто человек и говорят: «у нас коровы не доены, нам молоко нужно куда-то сливать, если ты нам за полчаса все не сделаешь, мы тебе голову оторвем». Разве он будет следить за какой-то эстетикой, за пропорциями, разве он будет стараться делать что-то хорошее? Спрос огромный, поэтому он гонит вал. – Гычев ненадолго задумывается и дает воображаемому начинающему гончару шанс оставить свой след в искусстве. — Нет, в тишине, ночью, когда никого нет, он делает и хорошие работы, но эти работы стоят дороже. Их покупают за высокую цену, их хранят, их вывозят за пределы губернии. И в музеи они не попадают. В музеи что попадает? То, что брошено, то, что осталось валяться где-то в сарае…
Виталий изо всех сил старается заинтересовать будущих зоотехников: это дети из алтайских деревень, после учебы они, есть вероятность, вернутся обратно – пусть привезут с собой эти семечки традиционной сибирской культуры, глядишь – где-нибудь да взойдут. Гычев не любит современное искусство, от одного словосочетания «современное искусство» морщится, как от кислого яблока. Тут его не переспоришь: только то хорошо, что радует, воспитывает, организует человека, что длится веками, тысячелетиями – этим и надо заниматься, это и спасет нас в конце концов.
Постепенно все студенты оказываются у стола, на котором стоят две большие вазы: амфора в железной треноге и круглая напольная ваза на грифоньих ногах. Пазарыкская культура – еще одно большое увлечение Виталия Гычева. Жил на Алтае в VI—III веках до нашей эры загадочный скифский народ, археологи нашли его первые следы в алтайском урочище Пазарык в позапрошлом веке и находят до сих пор. Вазы серии «Золото скифов» можно читать, как волшебные книжки из древней истории, как приключения из жизни чудищ, покрытых раствором золота.
— Мне интересно мировоззрение древних, их отношение к жизни. Меня всегда удивляло, как скифы изображают животных: передние ноги вниз, задние вверх, а потом я увидел в программе «В мире животных»: хищник нападает на оленя, олень бежит с такой скоростью, что его вот так разворачивает. Возможно, скифы замечали все это, у них много таких изображений, это означает: опасность, борьба, боль.
— А почему у вас амфора, мы же не в Древней Греции? – спрашивает любопытная студентка.
— Ну, какая Греция, товарищи! – восклицает Гычев. — Остроконечных посудин у нас было во множестве! Пойдите в наш университетский музей, там в витрине небольшая амфора лежит. У нас же здесь повсюду песок, воткнул в него коническую амфору, или камнями вокруг обложил, костер развел – вот вам и очаг. А мне все-таки хочется понять и показать, что на нашей земле было в старину, далекую причем…
— Все, чем я занимался в юности, мне пригодилось. А занимался я спелеологией, водным туризмом, даже в мединституте учился. Не бывает лишних знаний и умений, — говорит Гычев студентам. – Учитесь! Научитесь, и пусть вы не будете этим заниматься, но вы будете это знать. Не дай бог со мной что случится, человеческий век короткий. Кто-то заинтересуется — и вы сможете показать!
Он увлекся гончарным делом 17 лет назад. Тогда в Алтайском крае и, кажется, в Сибири вообще, уже не было ни одного живого гончара, а круги можно было найти только в музеях. Первые годы Виталий работал в подвале своей пятиэтажки на самодельном гончарном круге, который помог построить знакомый керамист — он когда-то работал в гжели и знал технологию – в теории.
— До этого я, как все тогда, занимался бизнесом, хоть и не совсем удачно, но у меня был резерв, который позволил творить, не отвлекаясь на поиски пропитания. Хотя, когда у нас родились дети, мне пришлось, не бросая гончарки, работать кочегаром, сторожем, электриком, водителем. Такая ситуация была, что жена родила двойню на последнем курсе института; пока девчонки лежали в роддоме — сбегала, защитила диплом. И в институте ей пособие по уходу за ребенком не давали: «вы у нас уже не учитесь», и в соцзащите тоже: «вы же не работаете». И вот мне приходилось вкалывать где угодно, на трех-четырех работах одновременно. Но мне повезло – директор лесхоза, где я работал сторожем и кочегаром, дал мне комнату под мастерскую, ни аренду не платить, ничего.
Несколько лет назад Виталий выиграл грант краевой администрации, и это позволило ему купить все нужное оборудование: глиномялку, круг, хорошую электрическую печь для обжига посуды. Взамен он проводит обучающие занятия с самыми разными людьми.
— В прошлом году работал с ребятишками– аутистами. Не могу однозначно оценить этот опыт. Пришла женщина с ребенком, а он совсем не воспринимает окружающих, отстранен от всех и от всего, живет в своем мире. Я положил его ручки на глину, включил круг — глина поехала, а он вдруг заулыбался, рассмеялся… Мамаша была в восторге – первый раз, говорит, у него такая реакция на внешний мир. И была другая практика: гиперактивный ребенок, все сносил на своем пути – он одного цвета глины испугался, закричал…
Я все время хотел попробовать поработать с незрячими ребятишками – они видят руками, чувствуют жизнь, которая идет между нами и глиной. Связывался с директором школы для слепых, мы хотели наладить сотрудничество, но, может быть, пока не пришло время…
По гранту Гычев должен работать с сельскими этнокультурными организациями, но берет на свои занятия вообще всех, кто живет в деревне.
— Многие не могут платить за мастер-класс 500 рублей в час. Им хочется, им интересно попробовать, но нет денег. Вот мне позвонила из села женщина, инвалид. Ей страшно интересно научиться, а потом она сама хочет заняться предпринимательской деятельностью, заработать копеечку – чтобы делать чашечки-плошечки, большого мастерства не нужно. Она может написать бизнес-план, получить грант в центре занятости, купить небольшую печечку, гончарный круг – и уже будет чувствовать какую-то востребованность. И вообще. Когда к ней в деревню приедут туристы, она расскажет и покажет им то, что получит у меня на занятиях. Туристы повертят на круге кусочек глины, и будут счастливы, что посмотрели на Алтай и позанимались традиционным ремеслом.
Интересно: люди, которые побывали у Виталия на мастер-классах, везут ему в узелочках глину из своих деревень – всем кажется, что их глина – самая лучшая.
Не все гончары одобряют просветительскую позицию Гычева.
— Есть один мастер на Алтае, не буду говорить, кто — очень хороший, но закрытый, никому ничего не показывает, не рассказывает, а мне всегда говорит: зачем ты плодишь конкурентов? Да нет никаких конкурентов! Даже если у вас талант от Бога, в прошлой жизни вы были гончаром и превзойдете меня – и слава Богу, может быть, я и у вас чем-то научусь.
— Ну, кто хочет попробовать?
Ребята переминаются у гончарного круга, стесняются, что ли. Виталий чуть ли не силой усаживает за круг тихую девушку, кладет ее руки на кусок глины, включает круг.
— У меня ногти, — ноет девчонка, — крынка у меня сразу сэтовается.
— Не сэтовается, — успокаивает Гычев.
Девчонка старается, делает все, как велит мастер, обращается с глиной, как с бабочкой и постепенно на гончарном круге вырастает кривоватая, но вполне себе настоящая горчичница.
— Юлька, — громко шепчет здоровенный парняга, который снимает все это на телефон, — побежали завтра на базар за свининой, холодец варить будем! 
Субботний Рамблер
Рекомендации
Была в Мышкине на мастер-классе по гончарному делу. Очень успокаивает и заинтересовывает.
У меня даже когда-то мечта такая детская была - стать гончаром. Вообще конечно незаслуженно забытое искусство
Отличная статья! Спасибо огромное автору за язык и рассказ о таком интересном человеке.
Хороший гончар в наше время в нашей стране - большая редкость, да и миги-выставка тоже впечатляет. Очень понравилось, желаю Виталию дальнейших успехов в карьере и творчестве!
Что ни говори, а все же любят у нас некоторые глину помесить...)
Чудесный материал!
Спасибо)
Огромное спасибо за статью.Ощущение - как к источнику приложился.Светло и радостно,есть такие люди и такие авторы.
На первом фото был уверен, что это женщина )) Статья хорошая, спасибо
вот здравствуйте.
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука