или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
27 февраля 2014
0
1 807

Между Волгой и городом

Село Сидоровское, центр одноименного сельского поселения, в которое входят также села Густомесово и Светочина гора, отделяет от райцентра Красное-на-Волге (в народе просто Красное) максимум километров пять. До ближайшего города Волгореченска, многоэтажки которого и корпуса трубного завода видны из любой точки Сидоровского, по трассе — девять. Однако райцентр ближе города только в навигацию, которая обычно длится с конца апреля по середину октября, когда между двумя берегами курсирует паром. Все остальное время попасть туда можно только в объезд — сначала до Волгореченска, оттуда 40 километров до Костромы, где расположен единственный в наших краях мост через Волгу, а там — еще примерно столько же.
Разговоры о возможном присоединении Сидоровского сельского поселения к Волгореченску будоражат жителей уже не первый год. И хотя никто не утверждает, что оно произойдет сегодня-завтра или даже через год-другой (в этом меня заверил зам главы городской администрации Вологореченска Владимир Кочетков, подтвердив, однако, что тема возникла не на пустом месте), для сельчан и волгореченских чиновников этот вопрос — больная мозоль.
До Вологореченска отсюда около девяти километров. До Красного — от силы пять, но на пути Волга
Собирание земель
«Изначально о присоединении к Волгореченску окрестных земель речи не шло: кому нужна лишняя головная боль? — рассказывает глава города Юрий Маков. — Но сейчас у нас реализуется сразу несколько инвестиционных проектов — одни заводы уже работают, другие строятся, третьи пока в планах. И их надо где-то размещать».
В 2010 году Сидоровское сельское поселение передало Волгореченскому городскому округу 30 Га под реализацию очередного инвестиционного проекта — строительство металлообрабатывающего предприятия, продукция которого востребована расположенным по соседству трубным заводом (он стоит как раз на границе земель города и Сидоровского сельского поселения). Однако эта территория оказалась для инвестора тесноватой, и в прошлом году поселение уступило городу еще порядка 100 Га.
Корпуса трубного завода на окраине Волгореченска видны из любой точки Сидоровского
  • Когда шел разговор о передаче первых 30 Га, нам было обещано три миллиона рублей, которых мы так и не получили, да и завод в итоге и не начинали строить, — говорит глава Сидоровского сельского поселения Павел Романов. — Однако мы снова пошли навстречу: дали, сколько просили. Так в чем проблема? Зачем обязательно присоединять нас целиком? Мы же Волгореченску не нужны, только наша земля. И вообще налоги идут в консолидированный бюджет региона, так не все ли равно, на чьей территории этот завод, если он однажды появится, будет стоять?
Когда шел разговор о передаче первых 30 Га, нам было обещано три миллиона рублей, которых мы так и не получили, да и завод в итоге и не начинали строить. Однако мы снова пошли навстречу: дали, сколько просили. Так в чем проблема? Зачем обязательно присоединять нас целиком? Мы же Волгореченску не нужны, только наша земля. И вообще налоги идут в консолидированный бюджет региона, так не все ли равно, на чьей территории этот завод, если он однажды появится, будет стоять?
Павел Романов, глава Сидоровского сельского поселения
Маков, в свою очередь, поясняет, что не все равно:
  • Каждое предприятие — это новые рабочие места. А рабочие места — это НДФЛ, который платится по месту регистрации юридического лица. А что получается? Я должен подвести к заводу и обслуживать дорогу, железнодорожную ветку и коммуникации: свет, газ, воду, канализацию, очистные сооружения, лечить его персонал, учить их детей, дотировать автобусы, на которых люди будут добираться на работу. И все это за счет города. А НДФЛ с приличных, как обещано инвестором, зарплат будет уходить в Красное? При таком раскладе этот проект теряет для города всякий смысл. И глава любого муниципального образования будет рассуждать точно также.
Я должен подвести к заводу и обслуживать дорогу, железнодорожную ветку и коммуникации: свет, газ, воду, канализацию, очистные сооружения, лечить его персонал, учить их детей, дотировать автобусы, на которых люди будут добираться на работу. И все это за счет города. А НДФЛ с приличных, как обещано инвестором, зарплат будет уходить в Красное? При таком раскладе этот проект теряет для города всякий смысл.
Юрий Маков, глава города Волгореченска
Вопрос о присоединении, по мнению Макова, актуален еще и потому, что многие нужды Сидоровского сельского поселения и так лежат на городе. Из Волгореченска туда приезжают по вызовам «скорая помощь», полиция, спасатели. Ехать вкруговую за сто километров из Красного-на-Волге для экстренных служб нет никакого смысла — какая тут оперативность?
Что же касается обещанных трех миллионов, то по условиям соглашения о передаче земель, эту сумму предоставить в распоряжение сельского поселения должен инвестор при заключении контракта о реализации инвестпроекта.
  • Инвестор есть и от своих намерений не отказывается, — заверяет Маков. — Но контракта с ним пока нет. Поэтому я не могу его пока даже назвать, разве только сказать, что это очень крупный и серьезный игрок в своем сегменте рынка. Будет контракт — будет и все остальное. По условиям нашего соглашения, Сидоровское сельское поселение должно сформировать предложения по улучшению его социальной инфраструктуры, и все это — воплощено в течение года после начала реализации инвестпроекта.
Волгореческий городской округ прирастает землями не только за счет Красносельского района. Недавно городу передал 1,5 тысячи Га территории и Нерехтский район. На его бывших землях вскоре разместится технопарк.
«За» и «против»
  • Никакого присоединения не будет, потому что жители этого не хотят, — заверила меня зам главы администрации Сидоровского сельского поселения Ольга Комиссарова. — Волга у нас всегда была. Так ведь паром же ходит. А в остальное время нужные документы жителям передают из райцентра через нас.
  • Я против присоединения. Не могу сказать, почему, но против. А представляться не буду, — ответила на мои вопросы первая жительница Сидоровского, встреченная на улице, и удалилась в направлении здания администрации сельского поселения.
В администрации Сидоровского сельского поселения заезжих журналистов убеждают, что жители против присоединения к Волгореченску
А вообще у жителей, однако, как я воочию убедился, пообщавшись с ними, мнения разные.
  • За каждой бумазейкой будь добр поезжай в Красное, — сетует Владимир Судетский. — Ехать приходится с двумя пересадками: в Волгореченске и Костроме. Отсюда до Волгореченска 17 рублей уплати — раз. От Волгореченска до Костромы девяносто, а то и все 110, если автобус проходящий — два. И еще от Костромы до Красного почти столько же. Вот тебе в один конец 200 рублей и набежало. А еще обратно столько же. И это ради одной бумажки. А за каждой не наездишься.
Того же мнения и секретарь главы городской администрации Волгореченска, представившаяся Ириной. В Сидоровском у нее дом, и необходимость для решения многих связанных с ним вопросов мотаться в объезд за сто километров в райцентр, по ее словам, причиняет большие неудобства.
За каждой бумазейкой будь добр поезжай в Красное. Ехать приходится с двумя пересадками: в Волгореченске и Костроме. Отсюда до Волгореченска 17 рублей уплати — раз. От Волгореченска до Костромы девяносто, а то и все 110, если автобус проходящий — два. И еще от Костромы до Красного почти столько же. Вот тебе в один конец 200 рублей и набежало. А еще обратно столько же. И это ради одной бумажки. А за каждой не наездишься.
Владимир Судетский, житель Сидоровского
  • Я за присоединение, но кому мы теперь нужны? — рассуждает пенсионерка, назвавшаяся Ниной Александровной. — У нас же ничего не осталось. Раньше совхоз был. Тогда нас тоже хотели присоединить к городу, а район не отдал. А теперь сход надо собирать, если говорить об этом, и пусть все решают.
Бывший совхоз обанкротился несколько лет назад. Однако в селе есть своя ювелирная фабрика, где работники могут рассчитывать на неплохую по местным меркам зарплату — от 20 тысяч рублей в месяц. В местной школе ребята осваивают азы профессии ювелира на уроках технологии, поэтому могут претендовать на имеющиеся у предприятия вакансии сразу после получения аттестата. А те, у кого не лежит душа к ювелирному делу, трудоустраиваются в основном в Волгореченске.
  • На работу народ ездит туда. Я сама уже на пенсии, а муж в Волгореченске трудится, — рассказывает жительница села Вера Малинина. — Лечимся там. Школа у нас своя, но на кружки и секции многие дети тоже в город ездят.
  • Район за нас что-то городу платит, но в поликлинике примут без проблем разве что с гриппом, а чаще смотрят косо, — утверждает житель села, назвавшийся Олегом. — За многое доплачивать приходится, а пенсии — не разбежишься: по пять-восемь тысяч. Это только чиновники у нас против присоединения: они-то первыми не нужны станут, а терять свои теплые местечки никому не хочется.
  • А с нами поговорить не хотите? — окликает меня с порога Сидоровской библиотеки ее директор Надежда Аладьина.
Водораздел между сторонниками и противниками присоединения определяется родом занятий: местных бюджетников перспектива стать горожанами не вдохновляет.
  • Я категорически против присоединения, потому что это означает закрытие всего: дома культуры, нашей библиотеки, школы — рассказывает Аладьина, пригласив меня в читальный зал. — Вы в школу обязательно сходите, учителям тоже есть, что сказать. А Маков мне сам, сидя вот здесь, — она указывает на один из стульев, — говорил, что ему проще школьный автобус купить и детей возить в город.
  • У нас три села, в каждом есть дом культуры, — добавляет директор Сидоровского ДК Татьяна Лытина — Ну и кому они станут нужны? Но даже это ладно. Те, кто ратует за присоединение, наверное, не понимают, что надо будет переделывать все документы. И платить за это из своего кармана. Особенно у пенсионеров наших денег много, наверное…
  • Если закроют школа, то и село быстро умрет, — считает директор Сидоровской средней школы Татьяна Балдина. — Я сама здесь училась, потом пришла сюда работать после пединститута. Недавно отпраздновала ровно 50 лет, как тружусь в этих стенах. Двадцать лет была завучем, теперь вот уже четыре года директор. И постоянно наблюдала, с какими чувствами наши выпускники приводили сюда сначала своих детей, а потом и внуков. А если сегодняшним выпускникам станет некуда приводить своих детей, они уедут.
Не так давно закрылась школа в селе Густомесово. В числе других осталась без работы учительница, представившаяся Ириной Михайловной. Но для нее нашлась вакансия в Сидоровском. Кроме того, она теперь сопровождает густомесовских ребят, которых также приютила Сидоровская средняя школа.
  • Села у нас теперь как такового нет, — сетует Ирина Михайловна. — Превратилось в дачный поселок. И цены в магазинах выросли до заоблачных высот: все ориентируются на клиентов турбаз и богатеев, понастроивших у нас коттеджи.
Коттеджей хватает и в Сидоровском — близость к Волге, как и в Густомесове, к тому располагает. Они стоят тут и там, контрастируя со скромными жилищами сельчан.
А за покупками из села многие ездят тоже в Волгореченск — выбор больше, и цены зачастую ниже.
  • Экономически действительно выгоднее было бы все закрыть, — подтверждает Юрий Маков. — Но политически это неправильно. Вот у дома культуры в Сидоровском фонд заработной платы — 25 тысяч рублей в месяц. Там же всего две ставки. И ради экономии этой суммы нагнетать социальную напряженность мне незачем. Другое дело — содержание администрации сельского поселения. Это два миллиона в год при бюджете поселения в восемь миллионов. А если оставить бюджет как есть, а эти высвободившиеся два миллиона пустить на другие нужды сел, неужели жителям станет от этого хуже?
Маков развеивает опасения, что с вливанием сельского поселения в состав Волгореченска местные бюджетники лишатся положенных сельчанам льгот и будут вынуждены платить налоги по городским ставкам, а за коммунальные услуги — по городским же более высоким тарифам.
  • Есть город Волгореченск, а есть городской округ, и их границы необязательно должны совпадать, — разъясняет он. — В составе же городского округа вполне могут быть деревни и села. А раз село останется селом, просто перейдя из Красносельского района в городской округ Волгореченск, никуда льготы не денутся. С землями Нерехтского района нам перешла деревня Микшино. С ней именно так и получилось: как была деревней, так и осталась.
Культурный обмен
Пока сельчане используют инфраструктуру Волгореченска, некоторых горожан есть, чем привлечь, в Сидоровском. И не только владельцев местной недвижимости.
  • В наш читальный зал специально из Вологреченска ездят, — рассказывает Аладьина. — Нравится людям, что у нас всегда тихо, уютно, народу немного.
В школе, двухэтажное здание которой изначально строилось из расчета на 400 учеников, сейчас учится 70 ребят. Местных в некоторых классах, где если наберется десяток учеников, то по здешним меркам это очень много, нет совсем. Часть детей пришла после закрытия школы в Густомесове. А 30 ребят, то есть без малого половина учеников, ездят на уроки из Волгореченска.
В основном это дети, в городе столкнувшиеся с трудностями в обучении. Одна из девочек, например, сменила все три школы города, не прижилась и в церковно-приходской школе соседнего Приволжска Ивановской области. А здесь с ней ведут индивидуальные занятия, работает психолог.
Виды Сидоровского
  • Чаще всего проблема этих ребят в том, что они нуждаются в повышенном внимании педагогов, — говорит директор школы. – И тут наш козырь, что в классах мало детей: это позволяет нам охватить их по максимуму. Возьмем классы, где 30 учеников, и наши, где не больше десяти, а то и вовсе пять. Где детей будут спрашивать чаще? В обычной городской школе формируется актив, который и берет на себя всю активность на внеклассных мероприятиях. А у нас минимум раз в месяц каждый на сцене побывает. Когда они только приходят, очень этому противятся. Но затем за право лишний раз выйти на сцену чуть ли не дерутся. А в городские школы возвращаться боятся.
  • Здесь все добрые, а в городе — изверги, — говорит семиклассник Саша Петров.
  • Домашние задания не такие сложные, — добавляет другой волгореченец Саша Груздев.
  • А, наверное, самое главное — нам никто толком так и не разъяснил, чем же лучше для нас станет после присоединения к городу, — продолжает Татьяна Балдина. — Так что особого смысла в нем я не вижу. Мы и так уже там, а Волгореченск — здесь.
  • Когда нас снегом заваливало, я за три дня все дороги у нас расчистил — и без техники, — говорит Павел Романов. — А в Волгореченске со всеми своими спецмашинами две недели возились. Но, если уж на то пошло, я кресло потерять не боюсь. Коров пойду пасти. В детстве пас — отцу помогал — и не вижу в этом ничего зазорного. Но пусть все по закону будет — через референдум. А не как при царе-батюшке, когда земли вместе с крепостными продавали.
  • Мы хотим остаться красноселами — так и напишите, — просит Надежда Аладьина — С Красным у нас давние исторические и культурные связи.
  • Я никого не собираюсь тащить к себе силком и гнуть через колено, — заверяет Юрий Маков. — Когда дойдет до присоединения, пусть будет референдум, пусть жители изъявят свою волю. Не захотят — так тому и быть.
Сидоровское — Волгореченск — Кострома
Фото автора
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука