или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
3 декабря 2013
2
1 989

Мгновения

Невысокая, стройная, с длинными русыми волосами, забранными в косы – Алена говорила быстро, легко, с приятными интонациями. Как ни странно, моя новая знакомая начала общаться на удивление охотно и с большой заинтересованностью. Она не только с удовольствием отвечала на все вопросы, но живо и искренне всем интересовалась. Во время разговора собеседница кидала на меня короткие и оттого выразительные взгляды, но встретившись со мной глазами, она как будто чего-то пугалась и опускала взгляд. Так неожиданно вскидывать взор и тут же растерянно устремлять его в пол она не прекращала в течение всего разговора. Можно было подумать, что она кокетничает, непроизвольно заигрывает, но это было не так. У Алены расстройство аутистического спектра, или, проще говоря, – аутизм.
Лицо Алены – калейдоскоп бесконечно возникающих и исчезающих настроений. За несколько минут по нему пролетело с десяток разных выражений и гримас, при этом каждое новое чувство задерживалось лишь на мгновение, после чего снова исчезало. Любая тема разговора получала свое выражение не только в словах, но и в мимике, жестах, взглядах. Она успела покраснеть до ушей, пока рассказывала про укусившую ее собаку, игриво пококетничала, хвастаясь своими главными ролями в спектаклях, а когда я ей что-то рассказывал, все ее личико выражало неподдельное любопытство и заинтересованность. Благодаря своей живости и активности Алена часто получает главные роли – как, например, в спектакле «Дюймовочка», с которым театр в конце октября завоевал в Москве Гран-при на «Космофесте-2013».
 Мы планировали прийти в клуб молодых людей с ограниченными возможностями здоровья «Грани» за полчаса до начала репетиции и успеть познакомиться с родителями и ребятами, но опоздали и приехали в тот момент, когда большинство юных актеров уже облачились в свои сценические костюмы и до начала репетиции оставались считанные минуты. Поэтому пришлось больше наблюдать за ребятами, чем разговаривать с ними. И это, наверное, было даже лучше, потому что к происходящему надо было привыкнуть. В репетиции участвовало 10 родителей и молодых людей с ограниченными возможностями здоровья – в спектаклях задействованы ребята с ДЦП, синдромом Дауна, олигофренией и аутизмом. В этот раз репетировали «Золушку». Алена играет одну из сестер главной героини.
Театральной студии «Сказка рядом» почти пять лет, ее создала педагог-психолог «Центра психологической помощи детям» Анна Гушло. Силами родителей и детей уже поставлено 11 спектаклей. Студия — лишь часть клуба «Грани», в котором с ребятами занимаются танцами, двигательными упражнениями, развивающими играми, лепкой, рисованием. Всего клуб посещает 15 семей, возраст воспитанников – от 18 до 26 лет. «Мы пытаемся достать из них то, что у обычных людей, как правило, лежит на поверхности, а у них запрятано глубоко-глубоко – это эмоции и чувства», – говорит Анна Гушло.
То, что эмоции действительно запрятаны глубоко и достать их сложно, но все-таки возможно, видно на примере Марии – она играет в спектакле Фею-крестную. Ей 26 лет – она одна из самых взрослых участниц театральной студии. К слову, аутисты, как правило, выглядят моложе своих лет, и Марии больше двадцати не дашь. Большую часть времени ее лицо с правильными чертами – спокойно и ничего не выражает, взгляд устремлен в одну точку: он и не сосредоточен и не рассеян. Человек как будто не с нами. Голос у Марии протяжный, меланхоличный, практически без интонаций и динамики, даже немножко капризный. По роли в спектакле она собирает Золушку на бал и предупреждает, что как только пробьет полночь – сказка для главной героини закончится. И вот в очередной раз проходя эту сцену и произнося свои мудрые наставления совершенно бесстрастным голосом, Мария начинает запинаться на слове «пробьет». И вдруг, так и не сумев прорваться через это неудобное для себя слово, Мария останавливается, краснеет и начинает смеяться, как смеялся бы неловкий, но добрый человек над комичной и нелепой ситуацией, в которую он попал из-за своей нескладности. Эмоции в этот момент на лице Марии самые естественные, простые и непосредственные, кажется, еще секунда  — и она весело тебе подмигнет. Увы, длится эта вспышка лишь мгновение. Как будто какой-то крошечный огонек попытался вырваться наружу, но потух, так и не разгоревшись. Через минуту на лице – прежнее царственно-спокойное выражение, не позволяющее пошевелиться ни единой мышце лица.
Но если Марии сложно выражать свои эмоции в словах и мимике, то Алексею тяжело еще и ходить – у него ДЦП. В спектакле ему досталась роль короля – он не только говорит, но и танцует на балу. Сложно судить, какие усилия ему приходится прилагать, чтобы совладать со своим непослушным телом в танце, но даже когда он просто ходит, руки порой так причудливо изгибаются, что кажется, что ему очень дискомфортно. При этом, по словам Анны, он склонен к эмоциям и переживаниям: на выступлении в Москве так переволновался, что часть текста просто забыл, а вторую смог произнести с большим трудом.
Во время репетиции действие на сцене постоянно прерывалось из-за того, что то один, то другой юный артист вдруг «выпадал» из общего творческого процесса и уходил в себя. Еще секунду назад он был героем спектакля, и тут же мог остановиться с неподвижным и задумчивым взглядом. Чтобы сконцентрировать внимание детей на происходящем, Анне и родителям, которые тоже активно участвуют в постановке, постоянно приходится шевелить и словно будить своих подопечных. При этом многие из ребят способны без особого труда запомнить значительные объемы даже трудного текста, но удержать внимание им сложно.
В какой-то момент я поймал на себе пристальный взгляд. На меня смотрел Богдан – в спектакле он играет роль гонца. Было очень странно было ощущать этот безотрывный взгляд — известно, что аутистам очень сложно смотреть в глаза собеседнику. Умные спокойные глаза выражали скорее задумчивость, нежели тревогу и нервозность. В этом взгляде не было ничего необычного, выдавали своеобразие Богдана только руки, которыми он как бы держал свое лицо. 
Дело в том, что людям с расстройством аутистического спектра свойственны навязчивые движения: кто-то, как Алена постоянно ломает пальцы рук или причудливо выкручивает кисти, кому-то сложно устоять на месте и он постоянно словно пританцовывает, а Богдану шумы окружающего мира кажутся слишком громкими и он постоянно закрывает указательными пальцами уши, а ладони при этом ложатся на щеки. Поэтому в спектакле сцены с его участием стараются строить так, чтобы его руки были постоянно заняты чем-то другим. Несмотря на все это, у Богдана есть талант – он способен с легкостью складывать, вычитать, делить и умножать в уме многозначные числа.
Есть у таких ребят и совершенно понятные нам привычки и пристрастия. Например, Сергей любит слушать русский рок – говорить об «Алисе», «Гражданской обороне» или «Секторе газа» он может беспрерывно.
Но сильнее всего мое внимание привлекла одна из самых юных артисток – двенадцатилетняя Мария, исполнявшая роль «Золушки». С правильными чертами лица, плотно сложенная, с румянцем во всю щеку – в ее облике было что-то по-настоящему русское. Еще до того, как ее увидеть, я поразился голосу. Высокий, чистый, звонкий, с нежным тембром – казалось, он принадлежит не ребенку-аутисту, а молодой женщине. 
После репетиции мне удалось поговорить с ее мамой Натальей, которая рассказала, что ее дочь уже второй год учится играть на фортепиано, рисует, кроме того, они посещают воскресную школу при храме Серафима Саровского. По словам Натальи, заниматься с таким ребенком нужно беспрерывно и помногу. Это как езда на велосипеде в гору: стоит перестать крутить педали, как ты не просто остановишься, а покатишься вниз. Никакие занятия и полученные знания в их головах не накапливаются.
Самое интересное – как проявляется натура Маши на сцене. В образ Золушки она вложила очень необычные черты, и вовсе не из-за того, что имеет какие-то задержки в развитии. Скорее, наоборот – вроде бы детская сказка, но девочка наполняет ее сильнейшим эмоциональным напряжением. В финальной сцене Золушка вместе с принцем стоят друг против друга, смотрят в глаза и поют заключительную песню любви. В этот момент во взгляде Марии, которая и в обычных ситуациях смотрит слегка исподлобья, появляются такая сосредоточенность на возлюбленном и словно с трудом сдерживаемая страсть, что сложно поверить, что она аутист. Но, как и в случае с исполнительницей роли Феи-крестной, вспыхивает этот огонек буквально на несколько секунд, а потом снова растворяется в странных жестах, взглядах и поведении.
Но может ради этих секундных вспышек и стоит заниматься актерским мастерством с таким ребятами? По словам Анны Гушло, когда она организовывала театральную студию, ее основной целью было «растрясти» ребят, «вытянуть» из них эмоции и переживания. Она убеждена, что все чувства у них есть, только запрятаны они значительно глубже, чем у обычного человека. У каждого из них — свой характер и темперамент, они, как и обычные люди бывают в плохом и хорошем настроении, они умеют любить и даже пробуют иногда обижаться, правда Анна говорит, что надолго и всерьез обидеться просто не способны, как не способны врать, предавать и обманывать.
текст: Евгений Куликов
фото: Мария Сибирякова
Субботний Рамблер
Рекомендации
Вот бы наше государство поддерживало подобные студии, которые зачастую держатся только на энтузиазме отдельных людей.
А девочка/девушка на второй фотографии в зеленом платье - из соседнего двора
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука