или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
5 марта 2014
0
1 216

Мужик надежный, не подведет!

Послевоенное фото Окунева К. Ф.
Сегодня — 105-я годовщина со дня рождения Константина Федоровича Окунева – удивительной силы духа гражданина и человека.
Звание «Почетный гражданин города Черногорска» Окуневу Константину Федоровичу, работнику угольной отрасли, присвоено в 1983 году, в связи с празднованием 75-летия Черногорского рудника.
Он родился 5 марта 1909 года в селе Потрошилово Минусинского района.
Из истории семьи Окуневых: дедушка по материнской линии был священником. Мать грамотная – получила образование в церковной школе. Отец — из знатной семьи золотопромышленников, получил хорошее образование, был прекрасным архитектором. Но в начале прошлого века стал революционером, пошел против воли отца и царского самодержавия, за что в 1903-1904 годах был сослан в Сибирь.
Когда Федор Окунев (отец Константина) приехал свататься к дочери священника, то с него попросили выкуп. Лишенный наследства он мог предложить только свой талант. Им были составлены проекты для двух церквей, по которым, впоследствии были построены церкви: одна, большая, центральная — в уездном городе Минусинске, вторая – в селе Потрошилово, где в церковной школе и стала преподавать мать Константина.
Семья Окуневых, фото 30-х годов.
Константин родился в дружной семье, но мама умерла рано, когда Косте исполнилось всего два года. Вскоре заболел и отец. Детство и юность прошли в нужде. Образование получить не пришлось, чтобы заработать кусок хлеба трудился не покладая рук в батраках.
Юношей Костя мечтал о лучшей жизни, но в сибирской глубинке, даже после революции, уклад менялся медленно.
Пришло время создавать семью. От знакомых он слышал, что в соседнем селе живет девушка горячая, властная, но добрая и хорошая хозяйка… Правду ли говорят об Аксинье?
Аксинья была дочерью хохлушки и цыгана и умела все: пахала, сеяла, ездила на лошадях, хорошо пела, танцевала и была красива, хотя и небольшого росточка.
Жениха Костю Окунева Аксинья знала заочно, по рассказам односельчан.
Константин не отличался высоким ростом, но был трудолюбив, статен, обладал большой физической силой, выносливостью. Всем он был люб невесте, да вот одно вводило в сомнение: работал Костя у местных кулаков. Не любили таких в деревнях, а кто у зажиточных работал подкулачниками звали. Расхваливал хозяин Костю за трудолюбие.
Ни разу не увидев невесту, поехал сватать ее Костя, как только ударили морозы и выпал первый снег.
В ответ на предложение девушка так ответила: «Люб ты, Костя, мне. Да боюсь я за тебя: слыхал, кулаков раскулачивать будут? Как бы и тебя к ним не причислили… Поженимся, уедем отсюда?
— Я от нужды в работники пошел… Нахлебником быть — не в моем характере. А уехать… Что ж, давай уедем. Я и сам об этом подумывал, на Черногорские копи.
Ему повезло – он женился на Аксиньи.
Позже он говорил, что не пожалел об этом ни разу.
В 1928 году молодая семья Окуневых переехала в поселок Черногорские копи. Разместились в бараке дореволюционной постройки – не испугались необжитого места, где проблема была не только в том, чтобы помыться и вдоволь воды напиться. Вода на копях была привозная. Водопровод при них уже начали строить.
Константин устроился на шахту учеником коновода.
Когда принес домой первую получку, радости не было предела — своя копейка в доме, и немалая!
Стал Константин работать откатчиком вагонов на шахте № 8: катать приходилось тяжелые вагонетки и на поверхности, и в узких штреках под землей… Сойдет вагонетка с рельсов — хорошо, если пустая, а если груженная углем? Вот тут нужна была сила мускулистых рук и крепкие ноги.
Через год семья обзавелась одеждой, посудой, немудреную обстановку справили. Стали родителям в деревню деньги отправлять. Три года откатал вагонетки Константин.
В 1931 году, когда на их шахте прогремел взрыв, унесший жизни сотни горняков, он остался жив. Память навсегда сохранила последствия той трагедии – вместе со всеми в течение двух суток разбирал завалы, вытаскивая изувеченные тела шахтеров.
Запомнилось и рабочее собрание, на котором товарищи решили перевести его на навалку угля, с резолюцией: «Мужик надежный, не подведет!». О профессии навалоотбойщика – в те годы, главнейшей на шахте – он мечтал давно, но смелости не хватало самому попроситься в лаву.
1931-1935 годы – время распространения изотовского и стахановского движений в угольной отрасли. Работать по-изотовски — это знать технику своего дела, работать одному как пятнадцать человек, как требуют интересы страны.
Нашлись их последователи и в Черногорске.
Когда Аксинья допытывалась, что это он задерживается на шахте, молчал: бригада встала на изотовскую вахту. Но вдруг сорвутся, не дотянут? Засмеют, да и перед женой стыдно… Вот достигнут цели — тогда от людей узнает — он не любил хвастаться!
В августе 1935 года новая весть пришла из Донбасса: Алексей Стаханов за смену вырубил отбойным молотком 102 тонны угля, намного превысив нормы выработки.
Черногорские шахты — не Донбасс, модернизация производства еще не начиналась. Лопата оставалась основным орудием.
В 26 лет навалоотбойщик шахты № 3 совершил свой первый трудовой подвиг – взяв с собой еще четверых шахтеров Константин Федорович спустился в забой и за одну смену выполнил четыре нормы по добыче угля (60 тонн угля и 9 тонн породы за одну смену погрузили лопатой на рештаки!). Напарники по работе выполнили кто по две, кто — по три нормы.
С музыкой встречали после смены их на поверхности, а в ДК состоялось торжественное собрание, на котором шахтеры рудника чествовали первых стахановцев. Тогда его, Костю Окунева, наградили ценным подарком — отрезом на рубашку, сапогами, вырешили бесплатную путевку на курорт,
На них стали равняться остальные — рекордные выработки стали нормой работы шахтеров на шахтах Черногорских копей.
В 1936 году в числе 13 победителей угольных предприятий Хакасии Константин участвовал на Всекузбасском слете передовиков производства Восточной Сибири.
Опыт его работы был рекомендован для изучения в только что созданном ФЗУ. Пропадал после смены на работе — новую смену обучал.
Вот только Аксинья ворчала: «С утра до вечера на работе, когда отдыхать будешь?»
Многое изменилось в жизни страны и горняков в 1941 году – началась война. В первый призыв Константин Федорович не попал, хотя просился очень. На шахте тоже фронт, каждая добытая тонна угля – удар по врагу. Константин Федорович старался работать так, чтобы большую долю нагрузки взять на себя – в забой, на навалку угля пришли работать женщины… Трудно они привыкали: начинает лава «пощелкивать», а женщин страх одолевает — лопаты на плечи — и на гора…
А один в забое – не воин. Не подкрепишь вовремя – завалит. Не раз «запечатывало». Приходилось Окуневу с помощницами сутками сидеть в шахте и разбирать завалы. Такой он непростой, уголек!
В 1942 году с Окунева была снята бронь, и его отправили на фронт.
Связист Окунев воевал так же, как и работал: смекалисто, предельно добросовестно. Обеспечивал связь в самых трудных боевых условиях. Участвовал в сражениях на Орловско-Курской дуге. За умелое и быстрое налаживание связи при форсировании Днепра награжден Орденом Красной звезды. За мужество, проявленное в боях, ему вручили второй такой же орден. Закончилась война для него в Германии, в Дрездене.
За участие в боях за Родину во время войны был награжден еще и медалями «За отвагу», «За Победу над Германией», «За взятие Берлина», юбилейными медалями.
После войны он снова трудился на шахтах Черногорска, возглавлял бригады, ставил новые рекорды.
За успехи в соцсоревнованиях К. Ф. Окунев удостоен высокой правительственной награды – Ордена Трудового Красного Знамени, Знаком «Шахтерская Слава».
В день празднования 40-летия стахановского движения в 1975 году вручили уважаемому шахтеру именные золотые часы от Министерства угольной промышленности СССР.
В 1959 году горняки проводили первого стахановца на пенсию, но он продолжал трудиться рабочим поверхностного комплекса шахты №17, на строительстве ГПТУ – 83 (ПУ-10).
1983-й год. Окунев К. Ф. в день 75-летия Черногорского рудника
Ни одного дня не сидел без работы ветеран-шахтер. Никогда не отказывал, когда приглашали его в школу к ребятам: рассказывал и о рекордах, и о боях, и о трудном шахтерском труде.
Вырастили и воспитали супруги Окуневы четверых детей, потом подросли внуки, правнуков дождались.
— Дел еще много — нужно заботиться о смене! Вон правнук растет: его еще надо учить уму-разуму! — отшучивался ветеран, когда Аксинья, любя уговаривала его отдохнуть…
Она всегда была рядом, его Аксинья.
Золотую свадьбу справили супруги – на торжестве собралось все большое и дружное семейство – четыре поколения. Краснеть за своих ветерану не приходилось: работящими выросли. По его стопам главы семейства пошли сын Николай и внучка Надежда.
13 января 1985 года стахановца не стало.
Мощное, современное оборудование пришло на шахты, на разрезы. Новое поколение шахтеров ставит рекорды по добычи угля — тысячи тонн черного золота в смену!
Это продолжает гореть огонь стахановских вахт, зажженный на шахтах Черногорска Константином Федоровичем Окуневым и другими передовиками стахановского движения. И нет такой силы, чтобы погасить этот огонь, пока идет на-гора черногорский уголь!
По материалам Ирины Горской, научного сотрудника музея истории Черногорска.
Фото предоставлены музеем
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука