или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
11 февраля 2014
0
1 175

Настоящее мужество

Бийский февраль примерзает к лицу, кусает нос, крепко жмет руку своей ледяной лапой. Бежит-торопится по Бийску от вокзала смешной трамвай, мальчик на переднем сиденье прижимается к маме, чтобы сберечь тепло, вытаивает ладошкой пятачок в замерзшем стекле, смотрит, удивляется, но ничего не говорит – не умеет, хотя уже большой.
Бежит-торопится трамвай, убегает на окраину, подальше от больших домов и красивых машин. Заводская – это только название, а так эта улочка совсем как у них в деревне: старые одноэтажные дома, невысокие заборы, люди в валенках откидывают от калитки снег, над каждой крышей – серый столбик печного дыма. Мальчик с трудом – не очень пока получается — шагает по Заводской, крепко держит маму за руку, чтобы не потерялась. А его мама уже остановилась у простой бревенчатой избы с тремя вывесками: «Центр социальной адаптации и развития для детей с ограниченными возможностями», «Клуб глухих», «Краевой ресурсный центр»: туда ли приехали хоть?
А Людмила Анатольевна смотрит на них в окно.
— Не нужно жалеть этих детей, — говорит она. – Жалость вообще не нужна, я на себе это испытала, когда жалеют, у меня наоборот: сразу слезы на глазах и все. Мне помогает мысль, что я могу помочь людям, которым еще хуже, чем мне. Могу! У меня есть опыт, есть желание; отвалялась на больничной койке, стало чуть-чуть получше – иду дальше. Главное, не зацикливаться на «ой, как мне тяжело» — только выйдешь на улицу, сразу увидишь людей, которым в сто раз тяжелее.
Людмила Козулина – логопед и дефектолог. В Бийске ее хорошо знают; и когда она работала в школе, и позже, когда ушла в частный, один из лучших в городе развивающий центр, дошколятам приходилось дожидаться очереди, чтобы попасть на ее занятия. В ноябре она открыла свой центр и знает, что ее бизнес будет успешным. Она не верит в необучаемых детей, и действительно, раньше или позже говорить у нее начинают все. Когда Людмила сидит рядом с малышом и мягким голосом абсолютно благополучного человека просит подать ей вот этот зеленый круг или вон тот синий квадратик, кажется, что этим благополучием она заряжает и нервного малыша, и его замотанную маму.
Клиенты любят ее еще и за это: за неподдельную доброжелательность человека, у которого все хорошо. И вот так скажи кому, что в 2011 году врачи нашли у Людмилы Анатольевны онкологическое заболевание – не поверят. «Дай Бог выкарабкаться, конечно, но в чем-то я даже благодарна судьбе», — говорит она. Она бы рассказала больше, но мама с малышом уже входят в кабинет: начинается занятие.
Малышу трудно сосредоточиться дольше, чем на три минуты, даже сейчас, когда они с педагогом просто играют: сначала разбирают большую матрешку на пять маленьких, потом строят пирамидку из ярких, деревянных, приятных на ощупь кубиков, потом любуются на старые, советские еще карточки с нарисованными на них животными. «Как курочка кричит? А коровка? А уточка?». Малыш молча улыбается, и только когда доходит до собачки, неуверенно говорит: «Ав?».
Мама в углу вздыхает: другие дети в три года уже читают стихи.
— Наша речь на кончиках пальцев, — говорит ей Людмила Анатольевна, и объясняет, что мелкая моторика, речь и мышление тесно связано, что с ребенком надо все время играть: чем лучше развиты пальчики, тем скорее он заговорит.
В российской педагогике игру как метод обучения начали применять в 90-е годы, а у логопедов это было всегда.
— Я прошу родителей: не говорите, что мы идем заниматься — мы идем играть, — рассказывает Людмила Анатольевна. — Дошкольник развивается во время игры. Но мы же и не просто играли: я посмотрела его мышление, моторику, речь. Пока мы играем, я и как дефектолог работаю, и как логопед, и микрологопед – мы выполняем артикуляционные упражнения, пальчиковую гимнастику, дыхательную – тут целый комплекс. Если есть необходимость – направляем к психиатру, невропатологу. Очень хорошо, когда родители подключаются, тогда ребенок быстрее говорить начинает. Но даже если родители с ним дома не занимаются, я все равно научу. Мне всей душой хочется им помочь. Родители этих малышей, в основном, остаются наедине со своей бедой. У нас в городе я знаю единичные группы для детей с задержкой психического развития. Куда податься? Поэтому мы стараемся.
Занятие окончено, мальчика уводят. В дверях он оглядывается на матрешку, машет ей рукой.
— Я столько лет проработала логопедом, и вижу, что проблема очень острая. Детей с глубокой задержкой речевого развития, задержкой психического развития, олигофренией, аутизмом, ДЦП в Бийске с каждым годом становится все больше, но…. Для здоровых детей у нас много развивающих центров, на каждой остановке по два, а для детей с ограниченными возможностями только государственный реабилитационный центр. Но там дети занимаются два раза в год по месяцу, а что это для ребенка с такими проблемами? Поэтому я решила создать такой центр, — объясняет Людмила Анатольевна. — Мы открылись недавно, про нас еще мало кто знает, но к нам уже едут, и из города, и из близлежащих деревень. Причем ребятишек с дислалией, легкими речевыми нарушениями, очень мало…
У Людмилы Анатольевны есть час до следующего занятия, и она идет в соседний кабинет – там уже давно нестройный хор выводит «В лесу родилась елочка». В Клубе глухих по субботам вокалотерапия, развивают речевой аппарат.
— Ниже! Еще ниже! – кричит артистичная преподавательница с манерами оперной примадонны. Это Надежда Калачкова, известный в Бийске человек, руководительница казачьего хора. С глухими она занимается бесплатно, в порядке шефской помощи.
— Зимой и летом стройная, зеленая была! — басят мужчины.
Ме-тель ей пе-ла пе-се-нку, — девушки тоже стараются «ниже».
— Стоп, стоп! – машет педагог. – Теперь все нагнулись, спину прямо, набрали воздуха и выдохнули, вот так: «Ха!»
— Ха! – выдыхает вместе со всеми Людмила Анатольевна.
— Ха! – выдыхает веселая блондинка в голубом свитере. – Ха!
Это Наталья Вольных, руководитель бийского общества глухих, великий человек. На базе клуба она объединила несколько общественных организаций, и сейчас руководит бийским филиалом Ресурсного центра Алтайского краевого союза инвалидов. Помогает инвалидам найти работу, друзей, семью, веру в себя и смысл жизни… Смысл жизни в том, чтобы помогать другим. Чтобы изо всех сил помогать этому миру стать добрее и справедливее. И чтобы не в одиночестве каждый свое горе переживал, спрятавшись от всех в глубине квартиры, а вместе, и весело, и с песней, пусть — детской.
— Я купила городскую газету, а там вот такая маленькая заметочка: «В Барнауле проходил семинар «Вместе против рака», Бийск представляла Наталья Вольных, — рассказывает Людмила Анатольевна. – Я думаю: «Это же все про меня!». А я к тому времени уже год лечилась, понятно, что с работы пришлось уволиться…. Я пришла в нашу городскую службу занятости, сказала, что хочу открыть свое дело. Работу я свою знаю, но предпринимательством никогда не занималась. Оказалось, не так страшен черт, как его малюют: мне помогли написать бизнес-план, потом я сходила в налоговую, в пенсионку… Ничего, в принципе, сложного. В службе занятости мне выдали 56 тысяч рублей на развитие, своих добавила. Но своих, конечно, было мало, все ушло на лекарства. И вот я прочитала в газете эту заметку, села на телефон, вызвонила Наталью и приехала сюда.
Подошла, увидела этот домик… Конечно, в тот центр, где я работала раньше, детей привозили на «лексусах». Но переступила я порог и чувствую: ну, мое место. Что это было, не знаю. Было еще лето, за калиткой росли цветы, помидоры на грядках – дача. Здесь расслабляешься, а нашим детям это и надо. Как у бабушки в гостях в деревне. Тишина и спокойствие. Оборудовали мне кабинет, сейчас делаем ремонт всего помещения, летом построим детскую площадку…. Со временем тут будет очень красиво.
А недавно по телевизору была передача, и там какой-то психотерапевт сказал: все судьбоносные решения надо принимать на уровне чувств, эмоций. Будешь принимать по расчету, обязательно пункта на два ошибешься. Мороз по коже пошел – у меня же так и произошло!
Конечно, здесь сейчас тесновато, я расширяться планирую. Если даст Бог здоровья — как вот загадывать? — хочу защитить грант, чтобы здесь с детьми занимался не только дефектолог-психолог-логопед; чтобы для них были еще английский, русский, математика, репетиторство – привлекать специалистов из центра занятости и идти вперед. И еще один центр открыть, на другой окраине.
Внимание, память, мышление – все связано с речью. Проблемы речи отражаются и на письме: если ребенок произносит «л» вместо «р», он и пишет так же. И бывает – ребенок отличник, а по русскому из-за этого отстает. Но с такими вещами Людмила Анатольевна справляется быстро.
— У меня есть семья, бабушка ко мне внучку водила, сейчас эта девочка в четвертом классе, отличница, внука – он сейчас в первый класс пошел, учится хорошо, и вот маленького, трехлетнего привели – он через два месяца говорить начал. Родители на седьмом небе от счастья, потому что у них соседский мальчик до семи лет не говорил, так ему какие-то уколы ставили…. Я говорю – если психическое развитие в порядке, то проблемы речи корректируются без медикаментов, колоть это вообще дикость какая-то! С ребенком надо грамотно, профессионально работать: поучимся — и все получится.
Все дети разные: одним, чтобы справиться со своими проблемами, достаточно двух месяцев занятий, другим полгода, третьим и того больше. Мишу, симпатичного кудрявого карапуза, привели, когда ему было четыре с половиной года, и он не мог усидеть на месте пяти минут.
— Соскакивал и бежал, я его по всему центру ловила, — рассказывает Людмила Анатольевна. – Я тогда еще в том развивающем центре работала, там английский для детей был, другие занятия. И вот проходит восемь месяцев, приходит мой Миша на английский, говорит: «Здравствуйте», спокойно занимается весь урок, прощается и важно уходит. У всех такие глаза! Это ТОТ мальчик? Что вы с ним сделали? Работала, говорю, на это я и специалист. Конечно, с ним было тяжело, я за 20 минут выматывалась, как за два часа. Он уходил, я просто падала на стул, чтобы отдышаться. Но сейчас это не ребенок, это просто ангел. А у родителей какое счастье, как их глаза начинают светиться! Это так придает мне сил.
— Иногда приводят люди ребенка, а сами на грани отчаяния. Я пытаюсь им объяснить: ваш ребенок самый лучший, второго такого нет, да, у него есть проблемы, ему надо помочь. И не смотрите ни на кого. Умный человек никогда ничего плохого о вашем ребенке не скажет, а дурак – ну что на него обижаться, его и так природа обидела. Советуйтесь со специалистами и слушайте свое сердце – лучше вас вашего ребенка никто не знает.
Правда, со специалистами в Бийске сейчас не очень-то. В 1989 году, когда Людмила Анатольевна начинала свою карьеру, было десять логопедов на весь город, но все – профессионалы, профессию получили в Москве или в Свердловске, где преподавали тогда лучшие специалисты в области дефектологического образования. В Бийске тогда было у кого поучиться, и Козулина училась. В 90-х годах логопеды появились в каждой школе, их готовили в местном пединституте, ну как готовили – читали спецкурс, «девчонки выпускались вообще никакие – даже диагноз толком поставить не могли. Но кто хотел работать, те, конечно, учились, осваивали профессию». А сейчас новое веяние — логопедов и психологов оставляют только в самых крупных школах города, а больных детей все больше.
— Ну что сидеть и рыдать? Если бы это помогало, ведро бы выплакал и здоровый пошел, — говорит Людмила Анатольевна. — Не поможет, поэтому надо идти по жизни вперед, даже если она вдруг поворачивается на 180 градусов. Болезнь поменяла мое сознание. Вот ты молодой, здоровый, у тебя планы – и вот все уже по-другому. Сейчас я вижу – то из-за чего я расстраивалась раньше, это такие пустяки, такая мелочь! Переживаешь, ночь не спишь, думаешь… – а это выеденного яйца не стоит. Я меньше стала зацикливаться на мелочах, и жизнь интереснее стала. Но лечение, конечно – врагу не пожелаешь…
А-а-а-а-а! – урок пения в Клубе глухих продолжается, в кабинет к логопеду заглядывает сияющая Наталья Вольных:
— Я хотела переговорить: а если ребятам, которые ходят к вам, с нашей Надеждой Федоровной вокалотерапией позаниматься? Я у нее уже спросила, она говорит: это должны быть групповые занятия, чтобы ребята слышали и понимали друг друга.
— Прекрасная идея, — радуется Людмила Анатольевна. – Дыхательно-голосовые упражнения помогают развитию речи.
… У калитки останавливается синяя «четверка», молодые родители вытаскивают из машины девочку, до того закутанную, что она напоминает колобка из сказки. Сейчас начнется новый урок. Жизнь продолжается — всем надо идти дальше. 
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука