или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
5 июня 2015
15
20 532

Как русский писатель катал иностранцев на поезде «Москва-Пекин»

Рустория публикует очерк молодого писателя о путешествии на поезде «Москва-Пекин» через всю Россию в одном вагоне с иностранцами со всего мира. Единственному среди них русскому предстоит опровергнуть или подтвердить сразу все стереотипы о России под стук колёс на фоне берёзок и покосившихся домиков.

Начало

Иллюстрация: Алексей Кравчук

Снова соприкасаясь с темой России, англичане вспоминают Кремль и правительственные автомобили “ЗИЛ”, особенно Робин. Я в ответ хвастаюсь, что Кремль – самая большая из сохранившихся средневековых крепостей. Говорю, что завод “ЗИЛ” практически окончательно закрылся. Что российский президент – единственный из президентов стран “G8”(“Большой восьмёрки”. – Прим. автора), кто использует заморские машины, немецкие, для передвижения. Иностранцы тут же начинают дружно расхваливать японские авто.

При жестикуляции каждое движение левой руки Шиллы являет миру татуировку: “be a mensch 714”. Что в переводе с немецкого означает: “Будь человечным”. Цифры – личное, связанное с общим посылом наколки.

Американка объясняет, что в Мексике у многих есть пистолеты. Следом интересуется у меня, как с этим обстоит дело в России.

Я с трудом, при помощи словаря, вторю, что у немалого количества людей, по крайней мере, в Москве, имеются пистолеты “с резиновыми пулями”.

Откровенно говоря, сей вопрос – это всё, что я понял из разговора про оружие, хотя иностранцы прям-таки взахлёб рассуждали о нём. Да и вино не способствует пониманию быстрой заморской речи… Иногда, когда англосаксы “трещат как стрекозы”, хочется и вовсе отдохнуть от них.

Слава богу, что они уходят ужинать в вагон-ресторан. Теперь я могу спокойно разложить жареные куриные крылышки, “Роллтон”, огурчики и варёные яйца. Здесь, на Урале.

Но не проходит и пяти минут, как мои друзья возвращаются, потому что ресторан закрыт… Что ж, приём пищи откладывается. Интересно, если вагон-ресторан так и не откроется, что иностранцы будут есть…

Робин рапортует товарищам по голоду о том, что у него всего два варёных яйца, купленных в Перми…

Пока я ходил за кипятком, решил вам напомнить, что мы пользуемся тэном из соседнего вагона. И знаете, что я увидел там в этот раз?

Я увидел не только, как незнакомая мне девушка шла за кипятком босиком, даже между вагонами, но и как иностранцы моют под горячей струёй из тэна посуду! Полный, безапелляционный, колхоз! Это – как помыть посуду в роднике.

В итоге, “ресторанное дело” заканчивается тем, что своего англичанина я более-менее накормил. Не знаю, кто насытит остальных.

Я дал Робину куриное крылышко – одно из трёх оставшихся, – варёное яйцо, огурец и пару кусочков хлеба. В целом, накормить англичанина в поезде, едущему по Уралу – бесценно.

Шилла уточняет, что слово “mensch” посвящено её восьмидесятидвухлетнему другу, семью которого убили немцы во время Второй мировой войны. Он тогда выжил четырнадцатилетним, после войны женился на американке в Чикаго, стал преподавать медицину, а ныне его сын – психолог Шиллы.

Завязавшийся разговор про массовые убийства переходит на тему геноцида в Руанде. Меня спрашивают:

  • Ты знаешь что-нибудь о Руанде?
  • Лишь то, что это государство находится в Африке.
  • А ты был в Африке?
  • Да, в Египте и Марокко.
  • В Марокко! – восклицает Робин. – Я тоже был в Марокко! Марракеш – красивейший город! Ты был там?
  • Нет, я был только в Агадире и Касабланке. Марракеш видел лишь из окна автобуса.
  • Касабланка!! – вдохновенно вскрикивают оба.
  • Я в восторге от одноимённого фильма, – признаётся американка. – Как там?
  • Мне очень понравилось. Белый город! С белоснежными домами и зелёными пальмами. Сказочно красиво! И, конечно же, накануне поездки в Касабланку я посмотрел это кино. Единственное, фильм с реальным городом ничего общего не имеет, потому что все сцены были сняты в другом месте.

Далее Шилла рассказывает об американской мечте. Говорит, её друг-мексиканец приехал в США с сотней долларов в кармане. Нанялся выгуливать собак. И теперь он путешествует по миру.

Американская мечта – это правда? – вопрошаю с неподдельным интересом. Абсолютная! – отвечает она.

Касаясь своей семьи, моя заокеанская попутчица признаётся, что она в Америке благодаря матери, которая, перебравшись в Штаты, стала зарабатывать уборкой домов.

Теперь Шилла здесь, едет в поезде из Москвы в Китай. В Пекине она проведёт три дня, а потом отправится в Южную Корею, чтобы вживую посмотреть на демилитаризованную зону между двумя Кореями.

Если бы предыдущий абзац прочитал мой товарищ Никита Поздникин, то он, как и я, сразу бы распознал истинную цель американки. Просто она хочет стать мудрее. Вы же слышали выражение: “Cобаку съел”? Съел собаку – значит, стал мудрее. А корейцы, как раз, и едят собак. Следовательно, можно предположить, что они это делают, чтобы стать мудрее. Из чего вообще напрашивается вывод, что корейцы – самые мудрые люди. Шилла, определённо, прознала про это.

Я подливаю вина, меня спрашивают, женат ли Путин. Я говорю: “В июне он развёлся. И всё для того, чтобы не платить налоги, не подавать декларацию”. После же вообще сообщаю англичанину и американке слухи о том, что Путин встречается с гимнасткой Алиной Кабаевой, что, по россказням прессы, у них уже двое детей. Толкую, что, между прочим, никто ничего не знает о личной жизни Кабаевой. Слухи… Более чем забавно рассказывать их иностранцам.

  • Робин, а что Вы думаете о вашем премьер-министре, о Дэвиде Кэмероне? – интересуюсь я.
  • Он очень консервативен. Очень правый. Я вот больше склоняюсь в левую сторону.

Не могу не продолжить:

  • В русской прессе относительно недавно появилась фотография спящего в пижаме Дэвида Кэмерона. Рядом с ним лежит чемоданчик с секретными документами, а перед объективом фотокамеры красуется женщина в ночнушке. Вы видели этот снимок?

Сию же секунду у иностранцев не получается вспомнить… Едва они начинают расспрашивать подробности, в наше купе входит Дэйв. Слыша знакомые имя и фамилию, он сильно морщится:

  • Вы что, разговариваете о Дэвиде Кэмероне?? Ужас!!!
  • А вы знаете, почему в русском языке славяне называются “славянами”, а немцы – “немцами”? – как бы вопрошаю у своих заморских попутчиков, но на самом деле у самого себя.
  • Нет…
  • Они так называются, потому что раньше, в древние времена, существовали всего два основных народа: славяне и немцы. “Славяне” – от слова “слово”. “Немцы” – от слова “немые”. То есть всё из-за того, что славяне друг друга понимали, а немцев – нет. Оттого они и “немые”, “немцы”.

Как ни странно, Робин тут же любопытствует, откуда в Москве так много узкоглазых людей.

  • Это наши иммигранты из Средней Азии. Таджикистана, Узбекистана.
  • Алекс, что ты думаешь о геях в России? – слышу я вопрос, который просто-таки по определению должен был возникнуть в нашей беседе.
  • В России геи не запрещены – запрещена пропаганда гомосексуализма. Это совершенно разные вещи.
  • К слову, а вы видели новую форму олимпийской сборной Германии для игр в Сочи?
  • Нет…
  • Так она радужная. Специально.

Вскоре признаюсь ангосаксам, что мой любимый актёр – Николас Кейдж, потому что у него никогда нет эмоций. Одно лицо, одна мимика в любой ситуации. Для американцев добавляю, что в американских мультфильмах мой любимый герой – робот Бендер из “Футурамы”.

Дэйв моментально восторгается:

  • Да-да, он очень крут!
  • Кстати о фильмах, – продолжаю. – Я видел потрясающее кино. Называется “Американец”, с Джорджем Клуни и Виолантой Плачидо в главных ролях. Особенностью этого фильма является то, что снял его бывший фотограф. И как говорил мой друг, бывшие фотографы – лучшие режиссёры, ведь у них каждый кадр – как отдельное кино. В “Американце” кадры просто застывают! Будь-то автомобиль, бесконечно долго едущий по тоннелю с мелькающими огнями ламп, или вид с вертолёта на машину, бесконечно долго катящую по горному серпантину – словно игрушечный паровозик под твоими ногами неспешно преодолевает все петли и повороты на своём пути.

Разговор о фильмах длится, пожалуй, около получаса. И Тарантино с “Криминальным чтивом”, с “Джанго”, и Том Хэнкс, и Скарлетт Йохансон, и “Титаник” – всё всплывает в нём.

  • Смотрел я недавно “Зелёную милю”. Как она вам? – спрашиваю у своих попутчиков.
  • Отличный фильм!
  • Хм… А по мне – так скукота! Я и книгу прочитал – скукотища, а когда кино увидел, то выдержал только двадцать минут.
  • У нас, в России, много хороших шуток о Чаке Норрисе. Помните такого? Шериф. Снимался в сериале “Крутой Уокер. Правосудие по-техасски”.
  • Да-да, – чуть ли повизгивая, радостно вспыхивает Шилла.
  • Так вот. Смысл сих шуток, как и везде, пожалуй, в том, что Чак Норрис – самый сильный и всемогущий человек в мире. Например: “Чак Норрис досчитал до бесконечности. Дважды”.

Иностранцы громко смеются.

  • Или взять Мэла Гибсона. Вы в курсе, что эмблемой его киностудии является глаз с самой известной иконы России (Владимирской иконы Божией Матери. – Прим. автора)?
  • Ничего себе…
  • И мне, между прочим, очень понравился его фильм “Страсти Христовы”. Не понимаю, почему церковь его осуждает. По-моему, очень религиозное кино, очень подталкивающее человека к вере.
Полчаса до Екатеринбурга. На второй половине моей нижней полки засыпает Дэйв. Ох, уж эти англичане. Я улыбаюсь.

Следом же, приняв абсолютно серьёзное выражение лица, говорю, что считаю Храм Василия Блаженного самым красивым зданием в мире. Что русские купола – это самые идеальные формы, как таковые:

  • В них есть всё: и острое, и плавное; и толстое, и тонкое. Они как формы капель.

Шилла в продолжение темы Москвы включает фотоаппарат и показывает свои снимки, сделанные на Поклонной горе:

  • Это лучший музей, в котором я когда-либо побывала в жизни!

Представляете! Что говорит девушка из Техаса!

  • Кстати, по-моему, монумент на Поклонной – самый высокий в Европе, около двухсот метров, – добавляю я. – Что же касается, вообще, музеев, то сколько я не ездил по России – в каждом российском музее есть кости мамонтов. Причём, несмотря на ветхость городов, почти все музеи очень современные.

Я говорю:

  • А вы знаете, что мы уже в Азии?!

Иностранцы в миг начинают суетиться. Дэйв буквально подпрыгивает и бежит в середину вагонного коридора смотреть расписание.

Робин вновь вспоминает Ясную Поляну.

  • Робин, это просто великолепно, что Вы в своих мыслях снова и снова возвращаетесь к этому месту! И Вы ещё осенью её видели – а если летом?!
  • А если бы ещё зимой!! – эмоционально дополняет он.

Я испытываю самые приятные и тёплые чувства.

  • Здорово, что англичане поминают жертв Первой мировой войны, ежегодно нося на одежде красно-зелёный цветок. И политики, и спортсмены, и тренеры, и бизнесмены…
  • Этот цветок – мак, – просвещает Дэйв. – Сама же традиция относится не только к Первой, но и ко Второй мировой войне. Помимо ношения цветка, погибших поминают двумя минутами молчания.
  • Да, интересный факт. А в России забыли о Первой мировой войне…
  • Да что там говорить… Робин, ныне Волгоград, бывший Сталинград – это позор России. Когда вижу парад, я плачу, потому что вспоминаю, какая ситуация в этом городе. Дороги разбиты даже центральные, почти все дома обшарпаны. Позор!

Как тут не привести в пример анекдот:

  • Простите, Вы русский?
  • Судя по зарплате – да.

Или намного лучше даже этот:

Самолёт с иностранцем пролетает над севером Иркутской области. Иностранец спрашивает:

  • А что это за город?

Ему поясняют:

  • Это экспериментальный город Усть-Илимск. Убрали мясо и масло – а люди живут, убрали молоко, яйцо и рыбу – живут. Убрали сахар и муку – живут.

Иностранец:

  • А если дустом посыпать?

(Дуст – ядовитый порошок для уничтожения насекомых. – Прим. автора).

Облегчённо выдыхаю только тогда, когда мы от грустных тем переходим к позитивным:

  • Дорога туда – это самая важная часть поездки. Она важнее, чем сам пункт назначения! – убеждаю я своих заморских друзей. – Потому что когда едешь в какое-то место, у тебя есть не только впечатления от преодолеваемого пути, но и эмоции от ожидания встречи с этим местом, его предвкушение, а когда ты достигаешь своей цели – у тебя сих ощущений больше нет. Плюс после дороги туда ещё добавляется “чувство утекающего времени” – ты знаешь, что отдыхать осталось уже меньше.

И, чёрт возьми, все со мной единогласно соглашаются!

  • Я ехала в Москву и так представляла всё, так представляла всё!! – подтверждает Шилла. – А когда приехала – ну, да, забавно, красиво…

Так что, намотайте себе на ус: преодоление пути на поезде – это самая потрясающая часть любой поездки! Это самое большое ожидание!! Это о*******о!!! Это, это основа основ теории путешествий!

Использование мата в предыдущем абзаце отчасти можно объяснить следующей известной шуткой:

Если русский ругается матом, то это не значит, что он чем-то недоволен.

Хотя есть и другая известная шутка:

Группа потерявшихся в джунглях русских туристов была найдена по матерящимся попугаям.

  • Поэтому ты всё знал! – иностранцы не перестают меня хвалить за то, что “у меня всё есть”. – Ты всё знал, раз ездил во Владивосток!

Эх, англосаксы! Им же невдомёк, что и в первый раз у меня всё было с собой. И еда, и нож, и штопор, и туалетная бумага, и прочее, прочее, прочее. Нужно просто задумываться о грядущей дороге. Что и делают почти все русские.

Здесь я ловлю себя на мысли, что мне уже в диковинку стало произнесение русских слов.

Когда я объясняю Робину, в честь кого назван город Екатеринбург, англичанин упоминает о том, что другая Екатерина, Вторая, была очень любвеобильной. Я в ответ опять привожу слухи: “Царица не брезговала любовью к лошадям”. И улыбаюсь.

Остановка. Екатеринбург. Ночь.

Нам подвозят немного угля, и мы отправляемся дальше. Дальше, в ночную Сибирь. Я снова в Сибири.

О, как приятно это ощущение! Оно просто непередаваемо! Я нисколько тут не вру и не приукрашиваю. Это одно из действительно непередаваемых чувств. Его не донесёшь ни словами на бумаге, ни словами в разговоре. Здесь нужно просто быть. Привет, Сибирь! И спокойной ночи.

А утром ты уже широко открытыми глазами глядишь на будто вынырнувшие из темноты сибирские пейзажи. Пьёшь сладкий чёрный чай и понимаешь, что снаружи не осталось ничего зелёного. Только жёлтые, бежевые и коричневые цвета. Солнечно. 2670 километров от Москвы.

Я вчера не договорил. Оказаться в Сибири, за Уральскими горами – это словно наркотик. Только попадая сюда, ты понимаешь, чувствуешь, насколько он сладок. Третий год подряд я еду тут. Наверное, это уже зависимость.

  • Что, интересно, думает об этом Конфуций? Здесь, в Омске? – помышляю я про себя, открывая книгу.

Но не до этого – все припадают к окнам, чтобы посмотреть на красивейший, широченный Иртыш! Красотища!

Ещё и Дэйв отвлекает, пытаясь узнать у меня, как попросить в ларьке “клейкую ленту”, “tape”.

  • Скажи “скотч”, – говорю.

Мой ответ британца очень забавляет, ведь в Англии так называют виски.

Тем не менее, скотч Дэйв находит на станции быстро. Я же, пользуясь уникальным шансом, фотографирую девушку из Техаса, нашу дорогую Шиллу, в Омске. Потрясающий снимок! Просто девушка из Техаса в Омске.

Едва поезд трогается, иностранцы настойчиво просят меня сходить в вагон-ресторан и узнать часы его работы – вчера же никому поесть так и не удалось.

Как оказалось, на территории каждой страны к поезду прицепляется местный вагон-ресторан. В России – российский, в Монголии его заменят на монгольский, в Китае прицепят китайский.

И, о, этот, наш, российский вагон-ресторан! Продавщица, не тая, разъясняет мне, что у них нет света. Просто нет света… Летают мухи, кругом картонные коробки… Второе – по четыреста рублей, борщ – двести пятьдесят. Полный колхоз. Хорошо, что у меня вся еда с собой… Да и как же без света-то… Как продукты хранятся…

  • Как же у вас продукты хранятся? – с интересом озвучиваю свои мысли.
  • Ну, холодильник-то у нас работает, – лукавит мужчина-администратор.
  • Да так и хранятся… – чуть позже признаётся продавщица.

Итак, что же там наш мудрец Конфуций?

Правда, я сразу сделаю ремарку: есть у Конфуция один минус – он ни разу не побывал в Сибири. За всю жизнь не побывать в Сибири – это преступление. Как вообще можно с этим грузом жить?

О гламуре и метросексуалах:

“Конфуций не употреблял на домашнее платье красного или фиолетового цветов (как цветов промежуточных, более идущих женскому полу)”.

О водке:

“Во время поста после омовения Конфуций не пил водки, до которой он был большой охотник”.

Об алкоголе:

“Только в вине Конфуций не ограничивал себя, но не пил до помрачения”.

О напыщенности людей:

“Конфуций не спал наподобие трупа навзничь и в обыденной жизни не принимал на себя важного вида”.

О сидении в общественном транспорте:

“Поднявшись в телегу, Конфуций стоял в ней прямо, держась за верёвку”.

На одном из типовых домов проплывающего мимо Калачинска огромный баннер: “В. В. Путин – гарант развития России”.

Неожиданно поезд попадает в густую дымовую завесу. Неужели лесные пожары в Сибири? Странно, ведь перед отъездом я не слышал о них…

Спустя несколько минут пелена исчезает, однако приятный лёгкий аромат гари остаётся в вагоне на продолжительное время.

Как в анекдоте:

Штирлиц почувствовал еле уловимый запах гари. И действительно – вскоре из-за угла появился Каспаров.

В тамбуре, в тесной печурке, китайские проводники умудряются варить рис, картофель. В своём купе они строгают салат.

Барабинск. На улице плюс восемь градусов. Дэйв и Шилла бегут по платформе в поисках душа, но – нет… Душ, найденный в здании вокзала, оказывается закрытым.
  • Туалет – вот твой душ! – в шутку говорю Дэйву после его возвращения.
  • Нет, это только по пояс… – смеётся он.
Как только снаружи снова темнеет, я не могу сдержать эмоций. Какой же закат над Россией, над Сибирью! Небо окрашивается в изумительные пастельные тона: розовый цвет наплывает на салатово-голубой, смешивается с бледно-розовым, перетекает в нежно-голубой. Красотища!

О войне в Чечне:

“Философ сказал: “Посылать на войну людей необученных – значит бросать их”.

О гопниках:

Юань-Жан сидел по-варварски на корточках, поджидая Конфуция. Философ сказал: “Кто в юности не отличается послушанием и братской любовью, возмужав, не сделал ничего замечательного, состарился и не умирает, – тот разбойник (т. е. человек, вредный для общества)” – и при этом ударил палкою по лодыжке”.

В наше купе прибегает радостная Шилла, с двумя бутылками: “Российским шампанским” и четвертинкой “Пять озёр”. Я перевожу ей название последней: “Five lakes”. Американка восторгается ещё больше.

  • Подобный водочный литраж у нас называют “четвертью” или “четвертинкой”, – делюсь с ней. – А шампанское это – самое дешёвое.

Шиллу сей факт не смущает – она желает выпить игристый напиток уже сегодня, а водку забрать в США.

Вернувшись из вагона-ресторана, Робин ещё раз наидобрейшими словами вспоминает борщ. Днём так же поступили молодые американцы. Кто-то даже назвал выданную порцию “сердечной”, “от сердца”.

  • Робин, а был ли свет в вагоне-ресторане?
  • Нет.
  • Как же Вы ели?
  • Ну, там был очень-очень приглушённый свет. Разглядеть еду можно было. Романтика!

Приближающийся Новосибирск, до которого остаётся полчаса, даёт возможность объяснить Робину суть и его названия:

  • О Новосибирске все слышали, а вот о Сибирске – никто. Так же, как о Нью-Йорке знают все, а о Йорке – почти никто.
Британец тут же вспоминает Солженицына. “Архипелаг ГУЛАГ”, описывающий здешние места, “Один день Ивана Денисовича”, “Раковый корпус”.

Я снова приятно поражаюсь знаниями моего английского попутчика. Наткнуться на образованного человека – всегда в огромную радость.

Столица Сибири встречает нас красивейшей ночной панорамой города: яркими огнями домов, отражающимися в тёмной Оби. Снаружи плюс шесть. В коридоре вагона на несколько мгновений появляется немец, Йонатан – молодой человек лет двадцати пяти.

Я пытаюсь тотчас освежить память о самом красивом месте Новосибирска, однако у меня это не получается. Да, этот город огромен, но он лишён особенных достопримечательностей. Помню, что здесь находится самый большой театр России, помню памятники Ленину и Александру III, помню памятник мосту через Обь – старый, отдельно стоящий, пролёт Транссибирской магистрали; помню саму широкую Обь и метромост над ней.

Метромостом над рекой Новосибирск очень напоминает Нижний Новгород. Помню памятник первому городскому светофору; помню, помню город, подступающий днём к воде – прекраснейший вид с противоположного обского берега; помню само ощущение, когда ты гуляешь по Новосибирску, переходишь по мосту через Обь. Его тоже ни с чем не сравнить! Ты – в центре Сибири! Будоражащее чувство! Никогда этого не ощутишь, пока не окажешься тут.

Отвлекитесь на пару секунд, остановите поток мыслей. Задумайтесь и представьте: “Вы – в центре Сибири!” Как звучит, а?! Не побывав здесь, невозможно понять Россию.

Добро пожаловать в Новосибирск!

Я откладываю ручку в сторону и наливаю в овальный, не гранёный, стакан барнаульского пива. Что же теперь думает старый-добрый Конфуций, тоже едущий в нашем поезде?

О любви и ненависти:

“Философ сказал: “Когда все ненавидят или любят кого-то, необходимо подвергать это проверке”.

Об ошибках:

“Философ сказал: “Ошибки, которые не исправляются, – вот настоящие ошибки!”

Чем больше читаешь Конфуция, тем ближе становится Китай. В прямом и переносном смыслах.

Станция Тайга. Таинственная станция. Почему? Во-первых, как только я дочитываю книгу, мне наяву начинает мерещиться, что Конфуций здесь выходит. Кажется, что он отправляется гулять по России, по самым тёмным её уголкам, стараясь наверстать упущенное – побывать в Сибири. А во-вторых, Робин сообщает мне, что Дэйв не вернулся в поезд в Новосибирске, что его нет уже в течение трёх часов.

По моей просьбе Йонатан из Дюссельдорфа пишет свои честные слова о России:

“Что скрывается за вашей неулыбкой?”

Отличный вопрос! Я бы сказал – философский. Однако ответ на него прост – ничего. Почему там должно что-то скрываться? Ты с незнакомым человеком незнаком – у тебя просто нет мнения о нём.

Иначе может получиться как в другой известной шутке:

Упаси бог русского человека встретиться взглядом с кем-то на улице или в помещении. Придётся улыбаться, а это признак дурачины.

В купе калифорнийцев, Тэйбора и Ив, где мы сейчас пребываем, заходит молодая пара из ЮАР, Крис и Арлин: высокий моложавый стройный мужчина, в очках, и его высокая стройная подруга. Оба – представители белой расы, кою очень недолюбливает коренное, темнокожее, население Южной Африки.

Крис и Арлин пишут о русских вместе:

Серьёзные;

Дружелюбные;

Водка;

Полиция;

Незнание английского языка.

Они также пишут южноафриканский аналог тоста “На здоровье!”:

“Gesondheid!”

Ив, в переводе – “Ева”, пишет о России:

Борщ;

Водка;

Девушки с модельными фигурами;

Мафия.

И в этот момент мы узнаём, что Дэйв “потерялся” в Новосибирске – приходит начальница поезда, русская женщина, и, сказав о том, что Дэйв опоздал на поезд, описывает его вещи…

Продолжение

Читайте также
Субботний Рамблер
Рекомендации
Обалденный рассказ,очень интересно
Вначале автор нагнал пафоса про ответственность за представление России иностранцам. Но, по ходу поездки, сам же скатывается в какую то пошлятину про Путина с Кабаевой или Екатерину с лошадьми. То ли человек не понимает о чем пишет, то ли потом от себя добавил для "колорита". А огурцы с яйцами в поезде - самое омерзительное, что есть на свете. Даже читая, чувствую тошноту. Как вообще это можно есть! Лучше съесть сто Дошираков, чем яйцо с огурцом, а если еще с соленым, то лучше пешком за поездом бежать. Иностранцы, конечно, специфические. Это нормально, что если они добрались до транссибирского поезда, то и русскую литературу знают. Но таких, увы, меньшинство. В Нью-Йорке мне попадались американцы, которые думают, что Германия во много раз больше России. Ну и вполне счастливы. А еще иностранцы всегда хвалят ту страну, в которой путешествуют. Это у них такая привычка. Потом вернутся и могут обосрать по полной. Это, как улыбка продавщицы. Не надо думать, что она и вправду вам рада.
Хочу продолжение!!!
Так и жизнь такая, с одной стороны всё тот-же пафос ,а с другой нужники на улице. А иностранным людям интересно представление иметь и о том и о другом.
Буду выкладывать продолжение по будням, примерно в 10 утра
Александр Шкут, Теперь ждём рассказ Москва-Лиссабон
Не готов писать про Запад ) Я в нём ничего интересного для души не обнаружил. И в одной из своих крохоток я пришёл к следующему выводу: "Кто понял Восток, тому Запад неинтересен"
Какая Екатерина с лошадьми?
Екатеринбург был назван в честь ДРУГОЙ Екатерины - супруги Петра I, Екатерины Алексеевны.
"… новую крепость, которая построена в Угорской провинции при реке Исеть, и в ней заводы с разными фабрики и мануфактуры, назвали во име Екатеринбург, для памяти вечные роды и для вечной славы ея величества, всемилостивейшей государыни императрицы; …" (1723).
Аноним3, да, спасибо - косячок вышел... Вообще у меня всё-всё до мелочей выверено, а тут даже мысли не возникло уточнить... Исправил )
Как там Дэйв в итоге, нашелся?) А то я аж прямо запереживала за него))
Аноним4, Его аборигены новосибирские съели
Отлично передано настроение, спасибо автору, чувство юмора замечательное, а Сибирь широка и величава! Ждём продолжение, зацепило!
Бедный мой мозг. Как такое вообще можно отправлять в печать?
Это писал не писатель, а любитель. И какой бы пафосной не была писанина - она останется писаниной.
Кроме прочего, писатель с "московским" колоритом так и не смог понять что такое "заМКАДье".
Мне понравилось
Познакомлюсь с парнем/мужчиной от 18 и до 55 лет для взаимной мастурбации по web-камере и реального секса без обязательств и строго анонимно! Мой Ник SofySunnyRay на сайте http://HBA3L.TK
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука