или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
20 декабря 2013
0
1 026

Повесть о настоящем капитане (Часть 2)

— В ноябре 2013 года завершилось расследование причин гибели «Кольской». В ходе следствия допрошено около 200 свидетелей, потерпевших и должностных лиц различных государственных структур, произведены обыски и выемки, а также проведено более 60 судебных экспертиз. Объем материалов уголовного дела составляет 25 томов.
Обвиняемых по этому делу двое — исполнявший тогда обязанности главного инженера ОАО «Арктикморнефтегазразведка» Леонид Бордзиловский и и. о. заместителя генерального директора по безопасности Борис Лихван. Обоим предъявлены обвинения по статье «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации морского транспорта лицом, в силу занимаемой должности обязанным соблюдать эти правила, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц». Им грозит реальный тюремный срок до 7 лет лишения свободы.
Экипаж
Буксировка «Кольской» началась 11 декабря 2011 года. Бордзиловский проигнорировал требования начальника СПБУ о том, что с «Кольской» нужно вывезти 28 человек, незадействованных в буксировке — в результате они остались на борту. Пять суток буксировка шла нормально, но надвигался жесткий шторм. Буровой с высокими опорами деться было некуда, в Охотском море нем мест укрытий, скалистый берег не дает защиты, а дно около островов не дает возможности поставить буровую на ноги.
У буровой было только два варианта и оба опасные. Или опускать ноги и лишить хода буровую, а это гарантированное попадание в смертельно опасный шторм. Или постараться успеть дойти до Сахалина.
В ночь с 15 на 16 декабря погода резко ухудшилась, начался шторм. Ответственный за буксировку Михаил Терсин увеличивает скорость до 4,8 узлов, чтобы обогнать надвигающийся циклон. Об этом он сообщил по электронной почте Лихвану и Бордзиловскому (теперь следствие вменяет им в вину то, что не остановили Терсина).
На следующий день ветер усилился настолько, что буксиры не могут удержать на курсе буровую. Ее начинает сносить. От шторма и качки на корпусе появляются трещины, на платформу стала непрерывно поступать вода. К концу дня образовался дифферент платформы на нос.
Следствие настаивает, что Бордзиловский и Лихван должны были приказать опустить опорные колонны и перевести СПБУ в дрейф, его не интересует вопрос, как «размолотит» оставшуюся без хода буровую штормом.
На буровой не считают, что нужно ложиться в дрейф и помирать, сложив лапки, и Терсин просит, требует дополнительный буксир, чтобы вырвать буровую из шторма. Но нет ни буксира, ни денег на него, а те, кто может принять решение, недоступны для связи.
Затем 17-18 декабря шквалистый ветер сорвал обтекатель носовой опоры. В результате повреждения обшивки затопило балластные цистерны, крен усилился, нарушилась герметичность водонепроницаемых закрытий на верхней палубе. Вода пошла в машинное отделение, насосы не успевали ее откачивать, и в итоге платформа затонула.
Зная, что ситуация критическая, а в районе бедствия нет судов, которые могли бы помочь экипажу, руководство АМНГР не приняло никаких мер для организации спасательных работ. Более того, Бордзиловский запретил Терсину даже подавать сигнал SOS до его особого распоряжения.
Но этот запрет пришлось нарушить. В 9.45 утра 18 декабря 2011 сигнал SOS все же был подан, но поздно. В 12.46 «Кольская» опрокинулась и затонула в Охотском море на глубине более 1000 метров».
«Мне надоело быть там…внизу»
В тот раз у нас получилось необычно как-то. По традиции мы с сестрой и своими любимыми всегда на главный праздник Новый год приходили к родителям. Все проходило, как у всех – застолье, подарки.
В ноябре моя сестра со своим будущим мужем приехала из Питера повидаться с родными. И так получилось, что мама вдруг ни с того ни с сего придумала елку нарядить, хотя время было задолго до Нового года. А елка у нас здоровенная, треть зала занимает! И вот она ее поставила, накрыла стол, за которым все собрались. Кто-то еще сказал, что у нас, мол, как в сам Новый год все проходит. Все мы вместе, так отлично посидели, даже какие-то маленькие подарочки друг дружке подарили. В конце ноября папа улетел на Сахалин, а 18 декабря случилась трагедия с «Кольской». Получилось так странно, будто мы заранее Новый год отметили.
Хотя я не верю в мистику. Когда кто-то из родственников моряков рассказывал про свои видения, приходящие с «того света» SMS от близких, я только отмахивалась. Считаю ерундой гадания, вещие сны. Думаю, если ты чего-то сильно желаешь, то это и снится. Ко мне отец долго во сне не приходил. Однажды я спросила у матери: «Мама, а почему он ко мне не приходит во сне?» Та ответила просто: чтоб приснился, надо сначала уснуть. А я в те дни почти не спала. Потом случалось пару раз — приходил. Обнимал и говорил, что ему надоело быть там… внизу.
На настоящий праздник ставить елку мне совсем не хотелось, даже кусок в горло в новогоднюю ночь не лез, а у меня же ребенок, ему хотелось праздника. Тогда мой любимый принес буквально в последние дни декабря живую елку, которую и нарядили. Но старались только для дочери.
Папа обожал свою внучку. Всегда был только за девчонок, хотел дочек, внучек, даже имя «Ирина» моему ребенку определил. Сестра этим летом вышла замуж, сейчас ждет ребеночка, и 95 процентов, что это будет еще одна девочка. Все свое время, каким бы не был уставшим, папа всегда уделял мне, потом сестре, а затем и внучке. Очень он был семейным человеком…
Михаил Терсин с внучкой
— Наша семья ассоциируется у меня с детством. С той беззаботностью и счастьем. Поэтому когда мне плохо, я люблю возвращаться на ту улицу, где прошло мое детство. Ходить по тропинкам своего бывшего двора, смотреть на наше окошко на первом этаже, даже могу немного поплакать в одиночестве, и мне станет легче. Вспоминается, как около дома заливали каток, и мы с папой там катались, играли в снежки.
Я в детстве ходила на различные кружки, умела вязать крючком и однажды пообещала папе, что свяжу для папы шарф. А он очень любил детские поделки, подписывал год на них, хранил все бережно на антресолях. И у нас в семье так – если пообещал, то расшибись, но должен выполнить! Но тут я поняла, что не умею вязать шарф, а лишь косички. Решила, что сделаю много косичек, а потом сошью их, но получалась какая-то ерунда. Так и забылось это. Прошло лет десять, и однажды я купила ему хороший мужской шарф. Папа обрадовался: «Доченька, дождался!» А недавно у меня дочка пришла от бабушки в этом шарфе, сказала, что это дедушкин, он ей очень нравится и она будет его носить.
А вообще ощущение семьи, детства, комфортного состояния – это Сочи, санаторий «Рыбак Заполярья», куда регулярно давали путевку моему отцу. Мама с папой там были счастливы, не заморачивались работой, отдыхали. Летом после трагедии я отдыхала со своим молодым человеком недалеко от этого санатория. Очень хотелось его посетить, просто пройтись по знакомым местам. Но там теперь частная территория и на все мои просьбы и мольбы сотрудники охраны отреагировали равнодушно.
В принципе, любая страна, где есть пальмы и море, мне напоминает папу. И раз в год мне всегда хочется на море. Хотя сама я плавать не умею. Папа очень в этом плане со мной мучился. Все всплывают обычно в соленой воде, а я, наоборот, за камни держусь на дне.
Папа всегда, как положено, с моря привозил подарки нам с сестрой. Однажды я заказала розовую свинку, а он вручил зеленую лягушку, не было того, что просила. С этой игрушкой я всегда ездила в отпуск, до сих пор она у меня в семье.
В первые же дни после трагедии в социальных сетях появилось сообщество для всех родственников и близких погибших и пострадавших в трагедии с «Кольской». И создала его девушка Наташа, которая лично не имеет отношения к случившемуся. Это абсолютно посторонний человек, который узнал о ЧП из телевизора. У нее самой нет никого из близких, и несмотря на это она прочувствовала, пропустила через себя наше горе. Наташа обращалась в другие сообщества в Интернете с просьбой создать какие-то отдельные темы для людей, пострадавших в этой ситуации, но везде ей почему-то отказывали, ссылаясь, что нет времени и возможности заниматься ее просьбой. Она не знала, как именно помочь и наспех создала свою группу, чтоб родные могли найти друг друга и поделиться информацией, ведь тогда это было очень необходимо всем.
При этом у Натальи своя жизнь, заботы, работа, ребенок, но она от чистого сердца взялась за это хорошее нужное дело. Потом мы с ней познакомились, до сих пор дружим. Интересно, что при таких обстоятельствах она стала моим настоящим другом. До сих пор удивляюсь, как совершенно посторонний человек так прочно влился в мою жизнь. А некоторые близкие, от кого ждала слов поддержки, как-то отстранились…
Мой молодой человек со мной все это пережил. Можно сказать, что часть стержня, которого я потеряла в папе, я обрела в нем. Каждый день усиливалось осознание того, что это действительно «мой» человек. Единственное, что жалко, что при жизни папы мой любимый так с ним как следует и не познакомился.
Поисковая экспедиция
— На трагедию откликнулись не только мурманчане. Российские и норвежские профсоюзы собрали в мае 45 тысяч долларов на возобновление поисков 36 пропавших без вести членов экипажа СПБУ «Кольская». А главным инициатором обращения к профсоюзам стал Дмитрий Свистунов, сын погибшего судового врача. Сделал он это на международном семинаре в Мурманске весной 2012-го, на котором присутствовали представители норвежских нефтегазовых профсоюзов.
Настойчивость Дмитрия в проведении поисковой операции объясняется еще и тем, что 26 декабря 2011 года местные жители видели у восточного побережья Сахалина (в районе села Стародубское) спасательный плот. Примерно в это же время его матери пришла непонятная СМС с телефона пропавшего отца. Кстати, и от другого пропавшего без вести — Виталия Перкова — приходило такое же сообщение его родственникам. А в феврале был найден мотобот с «Кольской» и у курильского острова Уруп. Правда, без людей. Но родные пропавших моряков не теряют надежду найти хотя бы тела.
В одноименной группе в одной из социальных сетей Дмитрий обратился к родственникам с предложением собрать подписи за возобновление поисковой операции и сбора средств на поисковые работы. Это обращение получило колоссальный отзыв. Также он заручился поддержкой губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина. Глава региона оказал помощь в аренде вертолета МИ-8 для облета Курильских островов.
Дмитрий раньше жил в Австралии, а сейчас переехал в Норвегию. Это позволило ему оперативно зарегистрировать там некоммерческую ассоциацию Håp (Надежда) и открыть банковский счет. Потому что основные средства рассчитывали получить от норвежских профсоюзов, а они хотели открыть счет в своей стране. Оставалось надеяться, что будут найдены и захоронены все пропавшие без вести.
Благодаря усилиям Свистунова, чиновников и МЧС, а также других родственников членов экипажа «Кольской», российскими и норвежскими профсоюзами выделены средства, используя которые и была проведена поисковая операция летом 2012-го года. К сожалению, она прошла безрезультатно….
«Тата, закрой глазки … я всегда с тобой»
— Я люблю путешествовать по миру, но путешествие на Сахалин к месту гибели «Кольской» было самым незабываемым в моей жизни! Ощущения, испытанные там, я ни на что не променяю…
В октябре 2012-го в Охотском море была проведена спецоперация — к месту гибели «Кольской» вышло судно специального назначения «Кендрик» с глубоководным эхолотом и дистанционно управляемым подводным аппаратом «Тритон» на борту. Нечто подобное можно было наблюдать в начале фильма «Титаник», только там работали российские батискафы «Мир». Предполагалось опустить его на дно, на глубину 1070 метров, найти затонувшую буровую, снять все на видео и прикрепить мемориальную табличку. В этуэкспедицию пригласили и некоторых родственников погибших, среди них оказалась и Наталья Дмитриева.
— Большой путь был проделан. Мы летели самолетами, ехали поездами, затем на автобусах, КАМАЗах. Жили в гостиницах, и на катере, и на судне по итогу. Чего только у нас не было! Мы даже пересаживались в море. Думаешь иногда, что платишь большие деньги, чтобы отправиться куда-то отдыхать, а это неожиданное путешествие стало самым лучшим, значимым и нужным для меня в жизни!
«Кендрик» — это бывший переделанный «Нефтегаз». А это были любимые папины суда, где он работал с дорогой командой. Я познакомилась с командой, капитаном, побывала на мостике, ощутила на себе эту качку, как холодильник летает по каюте. Прежде я никогда не ходила в море. Экспедиция к месту гибели буровой — первый морской поход в моей жизни. И на «Кольской», погубившей отца, не была ни разу. И было жутко видеть на экране мониторов покореженную буровую, хотя я помню, какая она могущественная великая стояла в Лавне на ремонте.
Вспоминаю с теплотой в сердце, как сплотились на борту «Кендрика» родственники. Когда я стояла в Москве в аэропорту, все время перед глазами на табло расписания вылетов значилось — «Южно-Сахалинск». Это слово, как и другие – «порт Корсаков», «Охотское море», были для меня зловещими, смерть несущими и ненавистными. Соединяли в себе всю гадость моей жизни! Но едва я ступила на остров, меня и других близких окружили чрезвычайным, невероятным вниманием, что мы почувствовали себя уютно, как дома.
Попасть к месту трагедии отца мне было нужно. Как, впрочем, и большинству родных. Мы ведь не хоронили, не видели его тела. Руководство АМНГР к моим просьбам отнеслись скептически. Сослались на то, что это огромные деньжищи и нет возможности. Уже позже, осенью, когда я шла на работу, мне позвонил следователь и спросил меня, смогу ли я через неделю быть на Сахалине, чтобы на теплоходе сходить к месту трагедии. Я сразу же согласилась! А потом шла и думала, Боже, на что я подписалась? Я воды панически боюсь, у меня жуткая морская болезнь… Я смогла как-то побороть свой страх, договорилась с мамой, чтобы оставить дочку. Мама помогла мне с деньгами, потому что туда-обратно только на билеты пришлось потратить более 100 тысяч.
Комок различных чувств я испытала как раз на судне «Кендрик». Особый отпечаток в памяти оставила команда. Есть люди живые, есть мертвые и есть моряки. Вот у них все сильно и по-настоящему, без игр. Я сама не знаю, как вела бы себя на месте посторонних людей с теми, кто пережил такую трагедию в жизни. А эти ребята своими действиями и поступками и, самое главное, нужными словами облегчали наше путешествие. Со многими из них до сих пор общаюсь, когда они в море, созваниваемся по скайпу, они показывают мне «мою» каюту на «Кендрике». Так это здорово.
Мы все находились на оголенном пространстве, где не было никакой лести, зависти или превосходства, все видны были, как на ладони, и все были равны. Все родственники будто на одной волне были, хотя все абсолютно разные люди. Кто-то был таким «прожженным мужиком», кто-то — меланхоличным, кто-тобизнес-леди, а кто-то и «мамочкой» для всех остальных.
После трагедии, того, что я пережила, после поездки по Охотскому морю, я стала по-другому смотреть на жизнь. Появились другие ценности. Понимаешь, что важнее и нужнее. Что на мелкие ссоры не нужно тратить время. Не таить злобу, а стараться успеть жить, успеть любить. Стараться искренне ощущать все по-настоящему!
Дочки и внучка капитана Терсина
Главное, на мой взгляд, во всем этом – не жить жизнью другого человека. Несмотря на любой катаклизм и трагедию. Иначе смысл теряется. Я поняла это спустя полгода после случившегося на «Кольской». В какой-то момент я осознала, что живу жизнью отца, это путешествие на «Кендрике», его документы – это его работа, море, друзья, знакомые… Насколько трудна папина работа и как ему достаются деньги, я узнала только после его смерти. Если бы раньше знала, то наверняка можно было бы все изменить. Но папа болел морем, попросить его перейти на другую работу было не реально. Он очень любил море… Рассказывал, как ненавидел в своем офисе сидеть, эту свою кабинетную работу, бюрократию. Все время повторял, что он моряк, а не менеджер! Трудно ему давалось это последние два года. Но и дома он сидеть не мог, когда его отправляли в командировки – вот счастье! Море – это его стихия, как воздух. Море и семья. И вообще папа у меня классный, самый лучший на свете! Очень хотелось, чтобы он сейчас был рядом, посмотрел, как наша с сестрой жизнь сложилась, что мы замуж вышли.
Папа постоянно был в море, ощущение это до сих пор у меня. И я помню те вечера, когда он возвращался и был на берегу. А я еще в садик ходила. Он старался сам меня уложить спать… Я любила слушать сказки, папа их старался не перечитывать, а придумывать! Добрые такие сказки, волшебные. И когда я все никак не засыпала, он всегда мне говорил: «Тата (так называл меня только папа всегда), закрой глазки и представь: зеленая полянка в лесу, вся освещена ярким солнышком, на ней много цветов, разные такие нежные колокольчики, ромашки с желтыми тычинками, одуванчики воздушные. И на этой приятной полянке сидит пушистый белый зайчик! У него розовый носик, синие глазки…»
Так он долго описывал это место и зверька, а я засыпала, пока он меня гладил по спинке и по волосам. Я так хорошо, так четко запомнила это место, что, кажется, когда-нибудь найду этого зайчика там! Теперь, когда никак не могу уснуть, всегда представляю именно эту картинку и чувствую, как меня нежно гладит отец, и все мысли уходят из головы, и часто засыпаю со слезой на щеке…
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука