или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
1 декабря 2013
0
636

Профессорские думы: алтайские ученые обсудили реформу академии наук

На заседании Алтайского клуба профессоров, посвященном реформированию РАН, немногочисленная в крае фундаментальная наука была представлена немногословными физиками и биологами; философы и прочие гуманитарии сгрудились вокруг Александра Россинского, университетского профессора и одновременно музыканта. Он нервно поправлял длинными пальцами виолончелиста седые локоны над круглым воротничком и вспоминал, каким чудом было Сибирское Отделение Академии в далеком 57-ом году: 
​- Послушайте, коллеги, но Хрущев был гением, раз такое придумал, — восклицал он. – Вы не представляете, что это были за титаны! Я играл перед ними, и сам Михаил Алексеевич Лаврентьев, великий человек, основатель Академгородка, обнял меня, ничтожного первокурсника и сказал: «Молодой человек, вас ждет великое будущее!» Да. И во что СО РАН превратилось сейчас? Коллеги, об этом же просто страшно подумать! И вот что еще печально: такая великая наука, а народ счастливым не сделала.
​​​Заседания Клуба проходят раз в месяц на кафедре одного из университетов или в краевой научной библиотеке имени Шишкова. Происходит это так: сначала студенты Россинского, лауреаты каких-нибудь международных конкурсов исполняют для профессоров какую-нибудь «вещицу в духе рококо», потом ученые обсуждают важные вопросы. Встречу 28 ноября начала доктор философских наук Елена Ушакова, которая пересказала коллегам статью «Реформа РАН: консенсус противников» новосибирских ученых Сергея Дзюбы и Виталия Киселева, наделавшую много шума в научном мире. Многие сочли ее клеветнической. ​- Итак, Российская академия наук производит продукцию низкого качества, в мире она не цитируется, голосов российских ученых на крупных международных конгрессах не слышно. Достаточно сказать, что сейчас на всю Россию всего один здравствующий Нобелевский лауреат в области науки. Причины отсталости – в 20-летнем бездействии руководства РАН. Реформы Академии не хочет именно это руководство, «генералы», а проект реформы касается именно их. «Генералы» отжили свое, хотя среди научного балласта есть и молодые, которые пришли в аспирантуру откосить от армии и побездельничать на непыльной работе, — Ушакова произносила все это бесстрастным голосом, оговорившись, что это не ее мнение, это мнение авторов статьи.​​- В чем суть реформы? – спросила она притихшую профессорскую аудиторию – один Россинский в негодовании качал головой и разводил руками. — В том, чтобы перейти от вертикальной иерархически-кастовой модели управления к горизонтальной. В центре новой системы станет профессор-завлаб, он будет получать гранты и нанимать сотрудников. Жесткую конкуренцию за гранты будут выигрывать самые яркие завлабы. Есть, правда, опасения, что реформа станет аналогом «Оборонсервиса», и новая структура будет заниматься исключительно обогащением своих функционеров. Но ситуация в российской науке настолько критичная, что движение просто необходимо, в любую сторону. Ну вот, коллеги, это я и предлагаю обсудить…​
Со своего места поднялся Юрий Кирста, доктор биологических наук, главный научный сотрудник Института водных экологических проблем СО РАН. Голосом, переполненным печали, он принялся объяснять «настоящую причину реформы Академии».​ Научно-технический прогресс – основа общества, и это беспокоит наших зарубежных хозяев, владельцев контрольных пакетов акций практически всех предприятий в нашей стране, говорил Кирста. Российская наука финансируется долями процента от ВВП, тогда как другие страны тратят по четыре-восемь процентов. Вся наша Академия Наук финансируется, как один средний американский университет! ​Разговоры о неэффективности российской науки – сознательная ложь. Проводились подсчеты, и получалось, что на единицу вложенных средств она не ниже, чем за рубежом. И про балласт неправда – все прихлебатели давно разбежались, остались только те, кто «горят наукой, будут заниматься ей независимо от финансирования». Нобелевских премий, кстати, российские ученые не получают только потому, что Россию все ненавидят. А ведь не секрет, что все основные открытия делались российскими учеными и присваивались иностранцами. ​​К тому же в основе нашей современной науки лежит узкий взгляд на действительность: пространство, время, энергия, вещество. А мировая элита, которая мечтает нами править, подло использует более адекватное мировоззрение, основывающееся на мере, информации и материи. У Юрия Богдановича получалось как-то так, что наши иностранные враги и науку свою финансируют, не жалея денег, и широкий взгляд на действительность себе выработали исключительно для того, чтобы погубить российскую науку и Россию вообще. Даже во фразе «Все Сколково разворовано!» звучал упрек мировой закулисе, как будто это она его разворовала.
— Я думаю, они стимулируют эту перестройку, чтобы собрать сливки; тех, кто принципиально не хотел уезжать за рубеж; высосать все, что можно. Потом скажут: ах, мы поторопились, ах, мы все разрушили, ах, надо все вернуть – а все уже разбежались, кто за рубеж, кто на пенсию.
Юрий Кирста, профессор.
Кирсте оппонировал Владимир Иванович Букатый, доктор физических наук. Он сказал, что российская наука развивалась, в основном, в оборонных отраслях, поэтому ученые были засекречены. Он и сам был нобелевским экспертом, но никого не мог рекомендовать, не мог сослаться на закрытые публикации. 
​- Я никогда не был розовым оптимистом, но думаю, что вот сейчас дело будет постепенно налаживаться. Нам надо над многим работать, и прежде всего с самих себя начинать. Мы говорим: науку разворовывают, но не хотим в это влезать, но ведь должны работать институты гражданского общества – чем больше шумихи, тем лучше.
​В любом деле все зависит от руководителя, считает Владимир Ильич. Назначили нового руководителя ФАНО (Федеральное агентство научных организаций образовано в ходе реформы Академии наук, оно будет управлять НИИ – прим. авт.). Да, ему 37 лет и он бывший замминистра финансов, но его не в чем упрекнуть: красноярский выпускник, в анамнезе – никаких разворовываний, никаких скандалов. А еще Букатому приятно, что в новой схеме всеми процессами будет руководить профессор-завлаб, он и сам десять лет был завлабом, к тому же у ученых осталась выборность директора института. И вот вам первое следствие реформы: в гараже СО РАН из 40 автомобилей научных чиновников останется три. Хорошо это или нет? Букатый думает, что хорошо.
— Сложно защищать эту позицию, реформу ругают 95% коллег. Все знают историю Сердюкова… но ведь уголовное дело в отношении Сердюкова заведено, значит, лед тронулся. И я, вечный оппозиционер, сейчас полон оптимизма…
В прениях Букатого не поддержал никто, не было даже нейтральных выступлений. Алтайские ученые, пришедшие на встречу, единодушно считают реформу поводом распилить имущество научных институтов, а наиболее одиозные дамы из местного философского общества видят в этом способ разогнуть наши последние духовные скрепы.​​Со стороны казалось, что ученые говорят все это для того, чтобы оправдать свои многолетние компромиссы, может быть, свою недостаточную одаренность или недостаточное трудолюбие. На наших глазах рисовался безупречный образ Сибирской науки, дающей непрерывные поводы для гордости, но слишком этичной, слишком духовной – и поэтому вызывающей зависть и ненависть у сильных врагов, и поэтому должной погибнуть.
​- Они ненавидят нас, потому что мы никуда не лезем. Зарубежные ученые масоны и гомосексуалисты, а мы этого не приемлем, — кипятился Россинский.
​- Западная наука в кризисе. Зарубежные ученые не имеют представления об этике науки, они занимаются черной магией, по-другому эти их эксперименты с геномом человека я назвать не могу, — говорила Ирина Каланчина, кандидат философских наук из Алтайского государственного университета. — Класс управленцев транслирует разрушающие эйдосы, Россия разрушается…
​Букатый и Кирста, которые слушали выступления гуманитариев с некоторым изумлением, в этом месте захихикали. Представители фундаментальной науки по-разному относятся к реформе РАН, но в отношении разрушающих эйдосов у них, кажется, полное единодушие.
​В очереди в гардероб я оказалась рядом с Кирстой, как обычно, по маковку погруженным в печаль.
- Вы уж простите меня, Юрий Богданович, но есть у меня вопрос по мотивам вашего доклада. Раз эта реформа — дело рук наших иностранных хозяев, то получается, те, кто ее инициировали и одобрили – тоже агенты мировой закулисы?
— Ох, — вздохнул Кирста. — Академия сама не знает, кто инициировал эту реформу.
​Тогда я предложила ему рассмотреть проблему на уровне Алтайского края. Вот ученые одного алтайского НИИ, которые называют своего руководителя не иначе, как сатрапом, неучем, вором и могильщиком науки, а потом снова едва ли не единогласно выбирают его директором – разве мировая закулиса заставляет их это делать?
​Кирста поднял на меня глаза, полные древнерусской тоски и сказал:
​- Знаете, все разговоры о коррупции науки и тем более попытки ее остановить бессмысленны. Читайте Гумилева, его никому еще не удавалось оспорить! Мы одряхлели как этнос, и мы должны умереть, чтобы на нашем месте появилось что-то новое. Стало быть, это сейчас и происходит.
​Ничего я ему на это не смогла возразить – побрела, потрясенная, домой, оплакивать будущее российской науки. 
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука