или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
18 декабря 2013
5
1 849

Разные варианты человека: на Алтае попробуют изменить отношение общества к детям-инвалидам

Фото: Маша Ланговая и мама, inforotor.ru
Студенты, начинающие дизайнеры и фотографы, подружатся с семьями, в которых растут дети с ограниченными возможностями. Они проведут вместе день, или неделю, или месяц, и студенты все это время не будут расставаться с камерами. Потом полученные фотографии станут щитами социальной рекламы на улицах Барнаула, плакатами, буклетами, календарями на 2015 год и выставкой в арт-галерее пафосного торгового центра.
Это не изменит отношение к семьям с детьми-инвалидами, но будет первым шагом, и потом кто-то сможет сделать двадцатый. А потом сотый.
Проект называется «Принимайте нас равными»,  его делают «Журавлики» краевой реабилитационный центра для детей и подростков с ограниченными возможностями и общественная организация «Молодые журналисты Алтая» при поддержке Главалтайсоцзащиты. Автор проекта, общественник Сергей Канарев, стоит сейчас посреди большого актового зала, проводит презентацию. На экране несколько абзацев текста: ожидаемые результаты работы. Канарев предлагает людям в зале прочесть их самостоятельно.
— Вы извините, — раздается строгий женский голос. – Мы говорим про равные возможности, а здесь присутствуют представители общества слепых, которые не могут читать с экрана. То есть это уже – дискриминация.
… Мы еще не умеем все время помнить, знать, что мы разные – кто-то не может видеть, кто-то не поднимется по лестнице без пандуса, кто-то никогда не выучит таблицу умножения. Сергей спохватывается, извиняется, читает, а мы в этот момент впервые обращаем внимание на то, что в зале собрались особенные люди. Каждая из этих женщин – а здесь на 99 процентов женщины – выделилась бы из любой толпы. Непонятно, чем: безупречной осанкой, или взглядом, в котором сразу же читается достоинство, или спокойным, уверенным голосом. Видимо, путь, по которому должна идти в нашей стране мать больного ребенка, может одолеть только очень сильный человек. Потому что это адски трудный путь.
— Ты рожаешь ребенка с ограничениями в развитии, и те, кто должен тебя поддержать – врачи, близкие, друзья – предлагают тебе оставить его в роддоме, — рассказывает Ольга Олемская — заместитель директора «Журавликов», краевого реабилитационного центра для детей и подростков с ограниченными возможностями. — В обществе и сейчас существует эта установка. Семья забирает ребенка, но остается наедине со своими проблемами, круг ее общения сужается, потому что никому не хочется лишний раз появляться среди друзей и напоминать о своем горе. И еще: такого ребенка или презирают, или боятся, или жалеют его: «бедный-бедный, как же ты будешь жить». Такое отношение больно ранит, и привыкнуть к этому невозможно. Моя дочь – ребенок с ограниченными возможностями, я знаю, о чем говорю.
Женщины в зале тоже знают, о чем говорит Олемская. По статистике, в Алтайском крае с каждым годом рождается все больше детей с ДЦП, синдромом Дауна, с физическими патологиями, но на улице их не встретишь: «нам легче спрятаться в четырех стенах». Олемская думает так: родители стараются оградить своего ребенка от других потому, что сами его не принимают. А чего тогда ждать от остальных?
Люди в Барнауле, продолжает Ольга, удивляют своей дикостью. Воспитательница детского сада, прекрасный, опытный педагог, жалуется: «у меня в группе теперь будет ребенок с синдромом Дауна. Куда смотрит мама? Она же портит жизнь своему ребенку, его же надо в специальный интернат!» Или вот: известный в Алтайском крае журнал отказался публиковать рекламную статью о «Журавликах»: «наше издание позитивное, а это такая тема»…
— Нашим детям все время приходится доказывать свое право на существование. Журналисты, рассказывая о таком ребенке, обязательно умилятся: смотрите, он замечательно пляшет, прекрасно поет. А если бы не пел, не плясал? Никто не требует, чтобы наших детей обожали, и мы не рассчитываем, что край сразу начнет смотреть на них другими глазами. Но общество должно 
их уважать. Они дети и должны прожить обычное детство, хотя трудно расти полноценным человеком, когда взгляды прохожих говорят об обратном.
Наши семьи ежедневно ведут борьбу за здоровье и жизнь своих детей. А приходится еще находить силы, чтобы защищаться от нападок.
Ольга Олемская.
Потом к женщинам выходит Татьяна Абакумова, зам начальника Главалтайсоцзащиты, начальник управления по социальной политике. Призывает не опускать руки, верить в себя, в общем, действовать:
— Вот ваша мама прямо, без обиняков заявляла о себе: я здоровый человек, но у меня есть еще и внучка, — Татьяна Сергеевна обращается к Ольге Ланговой, маме Маши Ланговой, девочки с синдромом Дауна и известной в крае спортсменки. – А сегодня внучка Олимпиады выигрывает, сегодня внучка – нормальный гражданин нашего общества. Надо хотеть… надо хотеть развиваться. И я не могу говорить о том, что общество не принимает таких детей. Неправда. На сегодняшний день большая часть общества принимает и детей, и родителей. В 90-е годы ко мне обратилась учительница, молодая женщина, у нее учились здоровые, нормальные дети. Она была в отчаянии, у нее родился ребенок-инвалид, через две недели муж ее бросил. Мы ее убеждали: ты сама-то поверь в себя! Вот ты и твой ребенок. Кто виноват, что он такой? Кто? Общество? Экология? Сами родители? Генетика? Трудно сказать, кто виноват. Нужно просто самой поверить в себя. И вы – те, кто поверили.
— Ну почему я не должна смотреть на N., как на равного? – продолжает Татьяна Сергеевна. — Он хочет работать, он нормальный, красивый человек. Светлая голова!
— А если голова не светлая? – спрашивает Абакумову девушка из первого ряда. Но чиновница ее не услышала.
— Без вашего вклада ничего не получится, — продолжает она. — Теперь уже общественные организации, поддерживающие детей-инвалидов – опора тех, кто работает с такими детьми в администрациях. И многие вопросы сейчас решаются проще, уже не надо никуда на электричках ехать.
Поездка на электричках — известная история. В 2005 году четыре жительницы Алтайского края по жаре, через всю огромную страну отправились в Москву, в Кремль, рассказать руководителям государства, что перемены в законодательстве поставили их в безвыходное положение. Электрички в то время были единственным видом транспорта, которым они могли ездить бесплатно. Тогда их поступок бурно обсуждался: главный педиатр края просила не подвергать риску здоровье ребятишек, а вместо поездки провести телемост с представителями Минздрава. Женщины ответили, что они написали в разные инстанции уже сотни писем и провели десятки круглых столов, и что? «Вы раньше нас знали, какие законы собираются обсуждать в правительстве. И не сделали ничего, чтобы донести до Москвы информацию о нашей реальной жизни. В результате нас лишили и льгот, и пенсий», — сказала тогда участница этой акции Людмила Чиркина. И они все-таки добрались до Москвы и добились выполнения части своих требований.
— Верьте, ваше дело правильное, оно принесет результаты, — говорит тем временем Абакумова. — А уровень продвижения этого вопроса в обществе довольно высок. Что, не согласны со мной?
— Подразумевается, что есть какой-то эталон, к которому нам и нашим детям надо стремиться. Но каждого ребенка нужно воспринимать индивидуально, он источник ценности сам по себе, — ответила ей худенькая девушка. — Дети с физическими ограничениями, дети с интеллектуальными ограничениями, очкарики, толстые, тощие — это все звенья одной цепи. И не совсем верно выделять инвалидность в особую категорию, из-за которой общество нас не принимает. Посмотрите, что делается в обычных классах с обычными детьми, как там травят за любую инаковость. Если мы с вами поймем, что нужно стремиться развивать индивидуальность, что среди детей-инвалидов есть притягательные личности с харизмой, отношение к ним изменится естественным образом. Нужно просто показать, что у нас замечательные, счастливые семьи.
Фото предоставлено пресс-службой Главалтайсоцзащиты
— Может быть, дети с ограниченными возможностями должны быть не только теми, кого фотографируют, но и теми, кто фотографирует? – предложила Юлия Ковалева, начальник отдела по вопросам семьи, материнства и детства Главалтайсоцзащиты. – Надо, чтобы они были равноправными участниками этого проекта, а не подопытными кроликами. Чтобы эти дети не доказывали, что они равные, а были изначально поставлены в равную позицию. Если это возможно, было бы здорово.
Аня, блондинка с тонкими руками, сказала, что не понимает, зачем этот проект, и кто его аудитория. Среду надо изменять, а не восприятие, потому что, если делать фотографии честно, то они в большинстве случаев будут такими:
— Ребенок проснулся, позавтракал, раз в год съездил в «Журавлики», обошел с мамой и с коляской детские площадки и опять сидит дома. А ведь действительно все может быть по-другому. Мой сын приходит из школы: «мама, Юра мне сказал, что я дурак, что мне ему ответить?» «Скажи, что он сам дурак», — говорю. И он действительно не понимает, что он кому-то неравный и чем-то ограниченный.
С ней не соглашаются:
— Этот проект обязательно должен быть: инвалидов долго прятали от общества, и важно просто показать другой вариант человека. Кто-то на коляске, кто-то с синдромом Дауна — это люди, которые отличаются даже визуально. Чем больше общество будет видеть таких примеров, тем лучше.
— Ох. Прежде, чем у молодежи позитивный образ инвалида формировать, надо со взрослыми поработать, — вздохнула Светлана Владимировна Борисова, председатель Барнаульского общества слепых. – Пришел ко мне на днях специалист из соцзащиты. Светлана Владимировна? Да, я. Где ваш секретарь? Вот сидит. И вот она поворачивается к секретарю и обсуждает с ним вопрос, который должна была решать со мной. Я слепой человек, но я не тупая, не глухая – она, работник соцзащиты, этого не понимает. Она каждый день работает с инвалидами, но не готова принимать нас, как равных.
В результате все договариваются, что проект интересный, и стоит попробовать его сделать. Несколько семей уже готовы принимать у себя молодых фотографов.
— Только отключайте комментарии в интернете, когда будете выставлять фотографии и ролики, — говорит Ольга Ланговая. Про ее дочь, пловчиху Машу, писали все краевые СМИ, и она знает, как и какими словами обсуждаются такие темы. — Я понимаю, что родители детей-инвалидов – ранимая аудитория, так вот, 90% комментариев, которые вы получите, будут жестокими и подлыми, они причиняют страшную боль и отбивают желание когда-либо принимать участие в таких мероприятиях. Этот момент нужно учесть.
Да-а, вот вам и толерантное общество, — вздыхают в зале.
— А вот интересно, — говорит вдруг очень красивая, со вкусом одетая девушка, — как бы донести до людей, что это может случиться в каждой семье? В каждой!
— Для этого надо показывать такие семьи, как ваша. Вы молодые, здоровые, успешные люди, ведете здоровый образ жизни, но случилось так, что в вашей семье появились такие дети. Проект-то классный, и наши дети – они такие классные!
— Наши ребятишки могут быть не классными, — отвечает девушка, глядя в пустоту перед собой. — Но они любимы нами, а значит, и кто-то другой может их полюбить. Я по себе вижу: если я свою дочку не прячу, хожу с ней везде, не тушуюсь, так с ней все сюсюкают: «какая хорошая девочка!». Барьеров очень много, этим проектом мы их не сломаем. Но пусть это будет еще одно дело, в ряду многих наших дел. 
Субботний Рамблер
Рекомендации
Инвалидам, а особенно детям-инвалидам у нас особенно тяжелого живется. Главное их душит равнодушие окружающих. Все сейчас замкнулись на своих личных проблемах, что другим может быть тяжелее большинство не задумывается.
Побольше таких материалов публикуете, Рустория. В СМИ давно пора возвращать образ простого человека, человека обделенного, человека милосердного.
лайк, Иван.
И это правда - в своем городе я инвалидов почти не вижу. Особенно взрослых.
Но вот в доме у нас девчонка живет лет 16-ти с ДЦП, и с ней дружат очень хорошие ребята, один из них в нее, кажется, влюблен. Однажды поздно вечером они зажгли перед подъездом большое сердце. И мы все так радовались и за нее, и за ребят этих, и за то, что люди могут быть нормальными и жизнь может быть нормальной - для всех.
Начинать нужно с преподавательского состава,о внушении им этих ,можно сказать истоков в головы,потому как,для учителей(скажем некоторых)это новшество,действительно ново!А если учитель не воспринимает как должное,как должно по уму,да по разуму,то до детей это никогда не дойдёт в надлежащей форме!Я сам работаю в школе и проблемы с этим ,в нашей школе нет,так как каждая школа,а бывает и несколько школ имеют шефство над одной и той же школами-интернатами,для детей инвалидов и детей с синдромом Дауна.Они делают представления театральные,для учеников школ,но ни разу я не слышал,ни шёпотом,ни просто в слух насмешки детей,над его произношением или его походкой!!!Это не только нельзя произносить,так как проблема,может коснуться каждого и каждый должен задуматься о последствиях,которые может его ожидать!Это не страх,это самосознание,становление на его место,на ребёнка с ограниченными возможностями!И очень больно смотреть,как те же учителя,сбившись в группки осуждают этих детей,о том как им они доставляют много проблем,о том,что дети "нормальные",будут отставать!!!Вы только вдумайтесь и вы поймете,что это катастрофа общества,общества как такового не существует,оно полностью,а может где-то и не совсем,деградировало!Что приходит в элементарному безразличию....
Спасибо вам, Константин.
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука