или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
30 ноября 2013
0
1 496

Референдума в Рязани не будет. Пока

Последние всенародные выборы главы администрации Рязани состоялись 12 лет назад — в 2001 году. Тогда победу одержал Павел Маматов, переизбравшись на второй срок.
Маматов был, конечно, не идеальным градоначальником, но уж точно не самым неудачливым. Во всяком случае, поддержкой избирателей он пользовался и многие жители до сих пор вспоминают времена его мэрствования с ностальгией.
В первой половине нулевых годов по всей России был запущен механизм сворачивания демократических свобод, под общий каток попала и система муниципальной власти в Рязани. С 2006 года главы администраций в городе назначаются, а не выбираются напрямую. Формально сити-менеджер является своеобразным наемником по контракту, а главой муниципалитета стал председатель представительного органа — местной Думы. Однако де-факто все реальные полномочия сосредоточены в руках невыбираемого главы администрации, спикер же городского парламента играет декоративную роль.
За последние семь лет в кресле сити-менеджера успели посидеть Федор Провоторов и Олег Шишов, с 2010 года его согревает Виталий Артемов.
Примерно с 2010 года в Рязани активизировались общественные процессы, которые сформулировали запрос на изменение системы власти в городе. «Мэра надо выбирать напрямую»,- говорили независимые журналисты, политологи, оппозиционеры. Проводились круглые столы и конференции по проблеме, требование всенародного избрания градоначальника звучали на многочисленных митингах протеста.
Путей изменения Устава города в части способа избрания главы горадминистрации два: это могут сделать либо депутаты городской думы, либо все граждане на общегородском референдуме.
Первый путь при имеющихся условиях практически невозможен — должна поменяться позиция думского большинства из «Единой России», которое само весьма зависимо от действующей исполнительной власти.
Референдум же, являющийся, согласно Основному закону страны — Конституции, высшим непосредственным выражением власти народа, те же депутаты организовывать не дают под надуманными предлогами. В идеальной системе сама гордума должна была бы запустить этот процесс и спросить у людей, хотят ли они выбирать себе мэра самостоятельно или готовы перепоручить это право неким другим представителям? Но депутаты не только сами не хотят выяснять мнение своих избирателей по важнейшим муниципальным вопросам, но и всячески препятствуют подобным инициативам со стороны представителей гражданского общества.
Попытки инициировать референдум предпринимались за последние пару лет в Рязани около 10 раз. И всякий раз группе в регистрации отказывала еще избирательная комиссия — чаще всего это происходило под предлогом найденных ошибок в тексте подаваемых документов. Но в начале ноября случилось маленькое чудо — избирком заверил инициативную группы по проведению референдума за всенародные выборы главы администрации. Однако крест на появившихся было надеждах на свободное волеизъявление поставили три десятка депутатов. Выдвинув спорный правовой аргумент о «неопределенности правовых последствий» результатов референдума, давать добро на него они отказались.
Позволю себе порассуждать о природе боязни представителей власти всяких референдумов и выборов. Несмотря на то, что они научились прекрасно их контролировать и при помощь фальсификаций и искажений добиваться нужных результатов, поход людей к урнам все равно всегда несет в себе долю непредсказуемости. С властью же расставаться никто не хочет. И не потому, что занявшие управленческие кабинеты люди считают, что они грамотнее и эффективнее других, не потому, что считают себя способными принести больше пользы народу, чем оппоненты. Причина проста как пять копеек — присоска к ресурсам.
Если на федеральном уровне общим местом стало утверждение о присоске к нефтяной трубе, но на уровне местном — это присоска к, прежде всего, госзакупкам. Любому человеку, который живет и общается в обществе, не надо лишних доказательств наличия коррупционной составляющей почти в каждом бюджетном заказе. Пилят все — от завучей школ и главврачей до министров. Откаты несут и членам правительства, и директорам самых мелких муниципальных организаций. За счет этого и живут.
Борьба за власть — это борьба за свои экономические интересы. Воровство голосов на выборах — это боязнь, что придут и отберут твои активы (управляющие компании, подрядные организации, etc). Отберут и поделят.
Отобрать могут как такие же индивидуальные дельцы, пекущиеся о своих собственных интересах, так и — широко — народные массы. Которые решат, что имеют право на свою долю в общегосударственном или муниципальном пироге. Выразителями интересов этих масс будут, конечно, радикальные политики, которых сегодня по понятным причинам до выборов предпочитают вообще не допускать.
Знакомые мне как-то предложили пожить в другом городе в пустой квартире при условии, что я буду кормить их рыбок. Квартира в этом городе мне была нужна на время и я, естественно, согласился. Согласился почему? Не потому, что мне было жалко рыбок и я хотел о них заботиться, а потому, что желал воспользоваться ресурсом — бесплатной жилплощадью.
Иногда я забывал покормить рыбок и переживал: не сдохли ли? Но вроде все были живы и тревога отпускала.
Сегодня народ, избиратели, электорат — это такие рыбки в аквариуме. Обременение за право качать нефть и пилить бюджетное бабло на строительстве дорог. Их надо время от времени кормить и, собственно, все.
В отличие от рыбок, обычные люди и чиновники — одного вида. У них такие же руки и ноги, такой же речевой аппарат. И если люди объединяются и заявляют о своих притязаниях, у «хозяев» два пути: пойти на уступки или встать в позу и ждать, когда терпение у «подопечных» лопнет и тебя изобьют.
Поэтому с такой легкостью в России и меняются законы — они подстраиваются под текущий момент.
Вот в 2011 году спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко ​заявляет во время визита в Рязань, что графа «Против всех» в избирательных бюллетенях не нужна: «Кто-то считает, что если будет существовать эта графа, то избирательная процедура будет более демократичной — это не так, эта графа не панацея. Большинство российских избирателей не нуждаются в возврате этой графы».
Проходит два года и Матвиенко выступает с прямо противоположных позиций. В сентябре 2013 года она уже ​сама предлагает вернуть графу «Против всех», так как этого «требуют современные политические реалии».
Что случилось? Перед властью серьезно встала проблема повышения доверия к выборам, так как огромная часть населения перестала считать органы управления легитимными. И бойкот стал приобретать уже не «диванный» характер, а вид политически осознанного протеста. Поэтому потребовалось затащить «нигилистов», заставить их участвовать в процессе и признавать его законность.
Если давление активной части рязанского общества не ослабеет — в скором времени будут введены и всенародные выборы мэра. Ведь добились же в прошлом году прямых выборов областного главы.
Сейчас же ситуация получилась даже немного комичной: для губернатора не зазорно просить доверия от населения, а главе города — не подобает. Хотя для местного самоуправления возвращения прямых выборов следовало бы, согласно логике, ожидать в первую очередь.
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука