или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
6 апреля 2015
0
2 454

Рускеальские картинки. Про карьер, мрамор, воду и блогеров. Часть раз.

Должен сказать, что отправляясь в Карелию, в блог-тур для фотоблогеров «Рускеала-тайна глубины», организованный ГК «Колмас Карелия» и компанией " Никон. Россия "при участии Комиссии экоэффективного туризма Ленинградского областного отделения Русского географического общества, я допустил традиционную для себя ошибку. Забыл, что в Петрозаводске даже памятник Ильичу щеголяет в меховой ушанке вместо традиционной кепки. Поэтому приехал неожиданно для себя в зиму. Правда, в зиму, приближающуюся к концу, но тем не менее. Поэтому первое, что я сделаю — это попрошу вас не особо удивляться тому, сколько на фотографиях снега. Все-таки, это север, друзья мои. И, местами, очень неожиданный север. Кажется, что рукой подать, а значит, все так же как в Питере, — ан не-е-е-ет! Да, а традиционная ошибка заключалась в том, что поехал я, как говорится, «с босой головой», а потому замерзал временами просто адски.

Так. Теперь нужна завлекательная картинка, — и начнем. Весенний ветер запутался в «ловце снов».

Надо сказать, Рускеала — волшебное место. С одной стороны, — глубоко техногенного происхождения. С другой — демонстрирующее силу природы, способной переварить, перемолоть, превратить в нечто совершенно иное следы пребывания человека на этой грешной земле. Кто бы мог подумать, что за не слишком-то долгий срок карьер по добыче камня, — производство шумное и грязное, превратится в символ тишины и покоя, дело рук человеческих станет чудом природы! А вот, однако.

На самом деле Рускеала — очень такое даосское место. Здорово вправляет мозг, излечивает от мыслей об особой роли человека, о богоданности власти над всем, что есть вокруг. Заставляет ощутить не только собственную бренность, но и и бренность твоих следов в этом мире. Вот, на картинке ниже гроты в скале. Когда-то это были огромные порталы штолен. А сейчас — затопленные мраморные пещеры. И из следов человека — только остатки каналов шпура на стенах кое-где, да если приглядеться, при определенном везении можно различить на дне старые рельсы — пути для вагонеток.

И, опять-таки очень по-даосски то, что человек сюда спустя годы вернулся. Но вернулся уже не ради разрушения, а ради созерцания. Даже на излете зимы, в пору столь же холодную, как и мокрую, Горный парк Рускеала — отличное место для медитации.

А ведь сколько труда сюда вложено! Вы только прикиньте: это же не просто ровное место было, а целая гора, носившая название Белой. Начали ее постепенно срывать, разбирая на мраморные плиты, еще шведы. Потом, наши предки руку приложили, разумеется. При Екатерине II развернулись особенно активно, от кустарщины перешли к систематической добыче. А в первой половине XIX века достигли определенного технологического пика. Потому что появился большой и серьезный заказ, для которого потребовалась в прямомо смысле слова гора мрамора — стройка Исаакиевского собора. Ну и других объектов тоже хватало, — Петербург-то строился ой как активно! В общем, мало того, что гору срыли нафиг, так еще и пятидесятиметровой глубины ямину на ее месте учинили. Упорные у нас предки были, да.

Понятное дело, что такими темпами весь строительный мрамор постепенно отсюда поперетаскали достаточно быстро. Так что остался либо слишком тонкими пластами, либо не модной расцветочки. Ну, сами знаете, — в архитектуре тоже мода есть. И сегодня, предположим, белый мрамор в ходу, а завтра — бело-серый слоистый, ну и так далее. В общем, как бы там ни было, а поисчерпали запасы красивого камня. Что, повторюсь, не удивительно: его отсюда целыми блоками возили, чтобы уже на месте распиливать.Да, тут что еще знать-то надо? Что мрамор здешний потом такой красивый и полосатый, что состоит из двух разных минералов — кальцита и доломита. Черного и белого, соответственно. Например, вот в таком вот куске — доломита больше:

Так вот. На остатки мрамора в карьере, а, точнее, именно на кальцитовую его часть, аки черны вороны на покинутое поле битвы, прилетели предприимчивые финские промышленники. Потому что если кальцит пережечь с каменным углем (я чуть позже расскажу про завод, который этим занимался), получается… банальная известь. А известь была сильно нужна для строительства западного архитектурного близнеца Петербурга — города Гельсингфорса. Ну, в смысле Хельсинки. В общем, для добычи мрамора на пережигание фины изрыли все, что осталось от горы такими ходами, что голландский сыр по сравнению с тем, что у них получилось — это просто монолит без изъяна и, как говорили на Востоке, «жемчужина несверленная».

В общем, вертикальные штреки, а между ними — штольни. В одном месте мрамор выскребли так близко к поверхности, что потолок штолен просел, образовав гигантский провал, известный теперь как зал Двухглазка. Но вообще практически в идеальном состоянии все сохранилось. Недавно удалось отыскать и вскрыть вход в еще одну из штолен, ведущих прямо к Двухглазке. Осенью там откроют пешеходный подземный маршрут.

Некоторое время после войны наши тоже ковырялись в этом карьере, добирая остатки кальцита. Ну, сами можете себе представить, какая была нужда в стройматериалах в 1940-50-е. И, похоже, где-то доковырялись до водоносного слоя, так что карьер очень скоро превратился в озеро. Причем довольно быстро: даже не всю технику эвакуировать успели, — часть ее так и осталась на дне. Пытались его осушать, но бесполезно, так что сегодня нам с вами есть чем полюбоваться.

Впрочем, была еще одна попытка добыть тут немного мрамора. Уже совсем по историческим меркам недавно. Для облицовки вестибюлей станций Приморская и Ладожская. Взрыво-буровым способом работать было уже невозможно, — оставшийся камень очень хрупкий, так что мраморные плиты просто нарезали на месте, прямо от скалы. Это место теперь называется «Итальянский карьер». Выглядит очень интересно, но местами странно.

Повсюду остались следы буров. Ощущение такое, что мрамор гусеницы грызли.

Ну вот. Собственно, эта выработка была последней. С той поры на протяжение нескольких десятилетий мраморный карьер был заброшен, здорово зарос лесом и превратился в место столь же романтичное, сколь небезопасное. И пребывал в таком состоянии до тех пор, пока не нашлись люди, взявшие на себя невероятную по объему работу по приведению окрестностей в порядок. Причем, что приятно, им удалось соблюсти разумный баланс между требованиями комфорта и безопасности и бережным отношением к тому, что успело вырасти на берегах бывшей горной выработки. Заросли порасчистили, проложили дорожки, выстроили необходимую инфраструктуру, и старый карьер превратился в жемчужину Карелии — романтичнейшее место, глубокое озеро с прозрачной водой, зеленой как глаза ведьмы.

Тут, я думаю, самое время для нескольких фотографий со всяческими красотами и живой природой. Вот они:

Как пелось в старой песенке из «Небесных ласточек», «Здесь мы ставим много точек, здесь у нас конец куплета».Продолжение, разумеется, следует.Мне же осталось только сказать, что картинки к этому посту сняты на камеру Nikon Df, любезно предоставленную добрым человеком kotaff, за что ему лично и компании «Никон. Россия» говорю большое спасибо. Отличная техника. Просто на пятерочку.А к Рускеале я еще в паре постов вернусь. Обещаю.

#nikon, #serh, #Карелия, #Никон, #Россия, #Рускеала, #Сортавала, #блогерство, #блогкарелия, #история, #мероприятия, #фотографии

Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука