или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
27 ноября 2015
1
1 084

Сказочная электричка

СКАЗОЧНАЯ ЭЛЕКТРИЧКА.

Подчас живёшь и сам не понимаешь, как неожиданно попадаешь в сказку. Ну, или в ту реальность, которая при определённых обстоятельствах ничем от неё не отличается.

К примеру, сначала думаешь: “Боже, как же я люблю российские четырёхвагонные электрички! Сядешь в такую, поедешь…” Садишься в такую в Новороссийске ранним, ещё тёмным, ноябрьским утром и едешь.

И вроде всё как обычно: тепло, горсть пассажиров в твоём вагоне, настроившаяся на три с половиной часа пути, слева пестреет оранжевыми огнями проснувшийся город, а справа на фоне светлеющего неба всё чётче проявляется рельеф Кавказских гор.

Вблизи горные склоны коричнево-жёлтые, покрытые низкой порослью кустарника. Если не знать, где именно ты находишься, если ещё и в это время вдруг пробудиться, то легко можно подумать, что ты на Дальнем Востоке, в амурской тайге или в окрестностях Магадана. Хотя вдруг проснуться в электричке – момент, вероятно, не из лучших в жизни, а скажем прямо – из худших. Кто из вас открывал в беспамятстве глаза в вагоне – тот поймёт. Ни денег, ни телефона. Нет, может, вы и, правда, просто уснули и проснулись, ничего не лишившись – так тоже бывает.

От станции к станции горы становятся всё ниже и ниже, вагон постепенно заполняется людьми. Ты смотришь в окно, проводишь рукой по скамейке – нет, уже не всё как обычно. Сиденье и спинка, точно под старину, обиты коричневыми деревянными рейками. Озираешься: не хватает деревянного стола с зелёной настольной лампой, либо торшера, либо канделябра с горящими свечами. Рисуешь в воображении то, чего не хватает. И вокруг уже будто сидят не рядовые российские пассажиры, а люди во фраках и шляпах, в вечерних платьях с веерами, в очках с пенсне.

Время мимолётно изменилось – для полной смены обстановки не достаёт лишь схожего изменения пространства. И вот оно происходит, только далеко не беглое: на Россию опускается туман. На горы, на кусты, на железную дорогу. Всё кругом белым-бело.

И ведь только-только отъехали от Новороссийска, и едва на улице посветлело, а в электричке загорается свет. Ничего уже не видать в этом густом тумане – хоть глаз выколи.

В такой белой пелене вовсе кажется, что попадаешь в фильм “Мгла”, снятый по повести “Туман” Стивена Кинга. Вглядываешься в клубы за окном – и мерещится, что вот-вот на электричку начнёт бросаться всякая нечисть. Но не заморская, а русская – состав же по России едет. То ли высунется Вий с вурдалаками, то ли вылетит Баба-Яга, то ли выпорхнет трёхголовый змий, то ли выскочат кикиморы с лешими. Обернётся тогда поезд паутиной, вымажется коричневой и зелёной слизью, облипнет грязевыми разводами – и окончательно въедет в какую-нибудь сказку.

Тотчас мимо вагона пронесётся Иван-Царевич на сером волке с Еленой Прекрасной на руках, белка под елью станет грызть золотые орешки, на камне будет восседать Алёнушка, старик закинет невод в море, пролетит ковёр-самолёт, под водой заиграет на гуслях Садко.

О, сказки! Русские сказки! Как же внешне расходитесь вы с былью! Герои ваши совсем не похожи на современных жителей России, что едут рядом в служебных синих куртках с блестящими серебряными полосами, с тележками, в беретках, с полиэтиленовыми пакетами, что едут и молчат. О, молчание! Больше всего люблю я тебя в русском транспорте! Будь то электричка или маршрутка. Едут эти сплошь русские, молчат. Не грустят, не веселятся – просто думают о чём-то своём или вообще ни о чём не думают. Глазеют себе в окно, вглядываются в туман или же куда-то сквозь него. И нет никакой разницы в молчаниях: ни на юге, здесь, на Кавказе, ни на Дальнем Востоке, ни в Сибири. Это одно и то же молчание: русское молчание.

Первым среди больших населённых пунктов из тумана выплывает Крымск, а точнее – бежево-серое рифлёное здание вокзала, в один этаж, с белыми пластиковыми окнами. Лица входящих в вагон людей добродушны, на них нет застывшего ужаса – и это в городе, по которому совсем недавно прошла семиметровая волна, унесшая более полутора сотней жизней. Всё скрывает белизна: не видно за окном ни следов разрушительной волны, ни вдруг её самой, воскрешённой фильмом ужасов Кинга.

Там, за окном, сказка с несчастливым концом,

Странная сказка…

(“Кино”, “Сказка”)

Я надолго перевожу взгляд со стекла в салон вагона. И, о, прибавившиеся элегантные русские женщины! В голубой беретке, в синем и сером платках, в чёрной шляпе, в красной шляпке. О, Ростов-на-Дону, весь в шляпах! О, Екатеринбург! О, Крымск! Шляпные города России!

И туман, снова туман. В его клубах то и дело чернеют нефтяные станки-качалки, установленные прямо в полях, вплотную примыкающих к железной дороге. О, нефтяная сказка в Краснодарском крае! О, Сибирь! О, Каспий! О, Саудовская Аравия! Не мерещится ли мне?! Уже, уже не знаю – потому что всё исчезает в белой пелене. И была ли нефть?! Или так тут добывают подсолнечное масло? Просто качая из земли? Шахты для добычи семечек… Вагонетки, полные ими…Торчащие из грунта козинаки…

Но всё, всё исчезает в тумане словно сон…

Растаял сон, в котором были мы одни,

Подсолнухи – мне померещились они…

(Наташа Королёва, “Подсолнухи”)

Закемарил, попил газированной воды, протёр глаза. Пригляделся. Уж не замок ли возник по правую руку? Да нет же – замок! Станция Ахтырская.

О, твой вокзал серого цвета! Не вокзал – подлинная средневековая крепость! На первом этаже белоснежные колонны, на втором – такой же белизны балкон с фигурными балясинами, напоминающими худощавые пешки. Вместо левого крыла здания – высокая серая башня, походящая на огромную шахматную ладью. Я, я – точно в книге Чака Паланика “Фантастичнее вымысла”! В произведении, основная идея которого состоит в том, что жизнь каждого человека фантастичнее любого вымысла. И ваша, и моя. О, вы тут же спросите, причём же здесь замки? А притом, что одной из главных нитей повествования у американского писателя является рассказ об обычных людях, строящих себе вместо обыкновенных домов маленькие замки, по собственным чертежам или рисункам в книгах. О, окутанная туманом станция Ахтырская, ведь это же о тебе! О, замок, парящий в облаках!

Едва я успеваю вновь свыкнуться с повсеместным белым цветом, как электричка заезжает в высокие болотистые бежевые травы, стебли коих выше вагонов. О, чудный, дивный русский мир! О, сказка, прислонившаяся к стёклам окон!

Обе травяных стены не колышутся, туман неподвижен. Утро. Стук колёс. Сидящая возле меня полная женщина, в розовой беретке и розовом плаще, приступает к печенькам. Одну за другой она вытаскивает их из своей сумки. Я смотрю в окно. Среди высоченной травы, обвитой белой дымкой, мне слышится старинный русский романс:

Утро туманное, утро седое…

Остановочный пункт Черноморский. А из динамиков повторно слышится “Черномор”. Да я не удивлюсь, если сей Дядька, раздвинув огромными ручищами высокие бежевые травы, войдёт сейчас в вагон. Вместе с ним войдут тридцать три его богатыря. Все тридцать четыре человека рассядутся по свободным местам, поставив копья и щиты в угол перед тамбуром.

Отсель я нисколько не поражусь, если в следующем, первом, вагоне будет висеть хрустальный гроб с мёртвой царевной, а по верхним полкам для багажа станет ходить учёный кот. Чему же быть тогда в двух последних вагонах? Ясно, чему – большим белым русским печам. На них, понятное дело, разлягутся Емеля и Илья Муромец. В горнила Иванушки будут толкать на лопатах каждый по Бабе-Яге. Деревянные лавки вокруг печей облюбуют Старичок-Боровичок, Морозко, Дед Мороз со Снегурочкой, Царевна-Несмеяна и прочие, прочие, прочие.

Будь моя воля, я бы вообще снял фильм, в котором собранные воедино герои русских сказок противостоят героям американским. Наши против их Человеков-Пауков, Бэтманов, Супермэнов, Дональдов-Даков и прочей нечисти. Конечно же, в итоге русские герои побеждают. Но не хэппи-энд это будет, а просто конец. Вы когда-нибудь видели в конце русской сказки слова “Счастливый конец”? Нет, там всегда просто “Конец”. И так понятно, что он счастливый.

Туман на секунды толику рассеивается, и в бежевой траве мелькают бежевые овцы. Овцы в тумане. Но были ли эти русские хамелеоны в самом деле – опять не понять. Всё подвергает сомнению белая пелена.

Да и не до овец теперь, ведь только что электричка пронеслась мимо, пожалуй, самого особенного сказочного героя! Нет, явно он ни в одной из сказок не упоминается, но косвенно присутствует в абсолютно любой из них. Речь идёт о сказочном долбоёбе.

Представьте, сколько глаз в четырёх вагонах смотрели в этот момент в правые окна. И что же все вместе они увидели? Они увидели бригаду путевых обходчиков в оранжевых накидках, один из членов которой, стоя спиной к рельсам, ссал! Откуда у русских людей появилась привычка справлять нужду прилюдно – неизвестно. Но бороться с ней нужно, может, даже на государственном уровне, приняв новый закон или социальную программу. А то, что это такое? Едешь себе по шоссе на автомобиле или просто по какой-нибудь большой дороге между городами, а эти стоят, ссут! Откроют пассажирскую дверь, спрячутся за неё – и ссут! Думают, что не видит никто!! Ни с этой стороны дороги, ни с встречной! Сказочные долбоёбы!! Хватит ссать прилюдно! Дойди до кустов! Ну не культурно же это! А тут пол-электрички смотрит, как он ссыт! Вот тебе раз. Ссыт и не стесняется! Хватит!! Будь человеком, не будь сказочным долбоёбом!

А этот, слева, молодой в шапке и с усиками, читает “Народную газету” – молодец! Просвещается! Хотя надо же так газету назвать… Если так просто называть, то все газеты можно разделись на народные и антинародные. Как бы другой тогда, держа в руках “Антинародную”, с народом в вагоне ехал…

А эти, возле путей, чем не сказочные персонажи?! Один с новым блестящим хромированным ведром и новым веником стоит, второй – с молотком. Куда они?! Ничего за туманом не видать…

Эх, народ… Куда же идёшь ты в тумане, да ещё и с молотком? Дай ответ! Не даёт ответа… Догнать бы его сейчас с Емелей на печке или на ковре-самолёте, спросить уже конкретно, глядя глаза в глаза – да как определить, в какую сторону рвануть в этих престранных местах. Может, махнуть напрямик, сминая болотистые травяные стены, а, может, полететь над появившейся из тумана бежевой рекой со стоячей водой? Ни жёлтые, ни коричневые листья никуда не плывут. Неподвижна гладь Афипса… То ли между берегов сказочная мёртвая вода, то ли живая, но Царь Речной остановил её для какого-то своего неотложного дела…

Эх, Русь! Сколько в тебе чудес разных! Неподвластных обычному разуму. Никогда не знаешь, где и когда столкнёшься с ними, да ещё и в густом тумане.

Вон, церковь с зелёными куполами и золотыми маковками выскользнула из белой пелены – а спокойнее не становится. Да не то что спокойнее – стабильнее не становится. Всё из крайности в крайность. Едешь, словно качаешься на качелях. Да что едешь – живёшь! То живая вода, то мёртвая, то свадьба, то похороны, то быть, то небыль… Оттого и голосуют у нас на выборах за любую стабильность – не важно, какую… И сейчас вот что, быль или небыль? И непонятно ведь, что ещё лучше. Но живёшь, колупаешься. То там свезёт, то тут пронесёт – вроде и ничего.

Вон и вокзал Краснодар-I, пора выходить. Встал и вышел. И сам исчез в тумане. А сказочная электричка осталась ждать новых пассажиров.

Субботний Рамблер
Рекомендации
Познакомлюсь с парнем/мужчиной от 18 и до 55 лет для взаимной мастурбации по web-камере и реального секса без обязательств и строго анонимно! Мой Ник SofySunnyRay на сайте http://HBA3L.TK
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука