или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
13 января 2014
17
6 444

Собака бывает кусачей только от казни собачей (Часть 1)

Бродячие собаки – это давняя и, пожалуй, вечная проблема российских городов. Бездомные псы собираются в стаи и изрядно нервируют местных жителей. «Казнить! — кричат собаконенавистники, — эти твари разносят заразу и нападают на людей». «Помиловать! — ратуют защитники животных, — хозяйские собаки кусают ничуть не реже, даже чаще». В обоих случаях, как правило, слова переходят в дело. По одну сторону баррикад возникают группы догхантеров, под покровом темноты зверски отстреливающие четвероногих бродяжек. По другую сторону – создаются общества защиты животных. Есть такое общество и в Вологде. Называется «Велес». Для непосвященных, Велес — это «скотий бог», покровитель братьев наших меньших. Поближе с этим покровителем решила познакомиться наш корреспондент Маша Иванова.
Шумные будни «Велеса»
Ухабистая дорога, петляющая в промзоне за городом между серыми ангарами и гаражами, упирается в оцинкованный забор. Водитель сигналит. В ответ раздается звонкий, в двести глоток, многоголосый и заливистый собачий лай. Значит, мы приехали куда надо. Ну, здравствуй, «Велес».
На десяти сотках земли разместились три домика, 13 больших «коммунальных» вольеров и бессчетное количество будок. И всюду собаки: большие и маленькие, лохматые и гладкошерстные, дворянского происхождения и благородных кровей. И все без устали тявкают, гавкают, лают и воют – до хрипоты. Уши с непривычки закладывает, голова идет кругом. 
— Что это они?! — опасливо интересуемся. 
— Людей увидели, хотят общаться, — отвечает наш гид, одна из основательниц «Велеса» Нина Кудрявцева. 
— А почему жилье у всех разное? 
— По характеру селим, — говорит девушка. 
Компанейским собачкам предоставляется «общежитие» в виде вольеров — по принципу «один кавалер на несколько (5-7) дам». Ведь два кобеля, как правило, не уживаются, дерутся, выясняют, кто главней… Песиков «с характером» селят в отдельные будки – на поводок или цепь. Больные и старые псы живут в доме, с людьми, чтобы всегда быть под присмотром. Ну, а ласковые и покладистые — гуляют сами по себе». Вот доверчиво ткнулась в ладошку Мира, судя по густой роскошной шерсти, помесь кавказской овчарки и дворняги – дескать, гладьте меня! 
— А не цапнет?! – спрашиваем на всякий случай. 
— Что вы, добрейшей души существо. 
Что же, тогда погладим, с удовольствием. Удовольствие при этом получаем мы обе – и Мира, и я.
Сегодня воскресенье – самый рабочий в «Велесе» день. Ближе к полудню в питомник съезжаются работники и волонтеры. Работники осматривают больных собак, делают прививки и уколы, ставят капельницы, промывают раны, меняют повязки. Волонтеры чистят вольеры, разносят еду и выгуливают местных питомцев. 
На кухне уже сварилась кашка-вкусняшка. В огромных 40-литровых алюминиевых котлах (как в советских столовках) остывает вполне себе приятное на вид и, судя по всему, весьма калорийное варево. Кроме круп и макарон, туда входит всякая «просрочка», которой делятся предприятия города. Это котлетки, колбаска, мясные обрезки, косточки, пельмешки, рыбный фарш и прочие деликатесы. А на «десерт» старым и малым, и, конечно, больным песикам будет еще молоко и кефир. Все продукты с истекшим сроком годности, но вполне себе пригодные в пищу. Поэтому собачки не жалуются, уминают кашу охотно. Волонтеры едва успевают разносить обед четвероногим едокам (к слову, питание здесь одноразовое, завтраков и ужинов не бывает). Со стороны это напоминает гигантский муравейник: всюду снуют люди и животные, мелькают миски и кастрюли, сигналят подъезжающие машины, и уследить за всем этим одновременно ну никак невозможно! Попробуем разобраться поэтапно. И начнем, пожалуй, сначала.
История собачьего приюта
А начиналось все на пустом месте. Как-то в соцсетях познакомились пять единомышленников. Точней, единомышленниц. Все они не могли смотреть равнодушно на бездомных животных. Тогда с бродяжками был разговор короткий: отстрел препаратом, парализующим дыхание, медленная смерть от удушья и печь-крематорий. Всё. Это не гуманно, мы живем в 21 веке, нужно что-то делать! – дружно решили защитники животных. В 2009 году они зарегистрировались как общественная организация и на собственные деньги взяли в аренду два вольера, где и спасали бездомных псов. В 2010 году «Велес» впервые принял участие (и победил!) в городском тендере на отлов бродячих собак. Это позволило арендовать ангар побольше. 
— Полгода мы жили с собаками в этом ангаре, — вспоминают девушки, — а потом нас стали выселять: либо платите 1,5 миллиона и выкупайте помещение, либо убирайтесь. 
Таких денег, разумеется, у «велесовцев» не было. И тогда они пошли в народ с протянутой рукой, мол, люди добрые, помогите. И люди помогли. В ходе благотворительных акций было собрано 500 тысяч рублей. Еще 400 защитники взяли в кредит и стали счастливыми собственниками вот этого, нынешнего, земельного участка. Все, что было на нем – это покосившаяся от времени избушка «на курьих ножках». Так что на забор, вольеры и новый собачий дом снова пришлось брать кредиты (два из них до сих пор висят на девушках тяжким грузом и обрастают процентами). Это было в 2011 году. А в 2013 в Вологде была запущена городская программа «Отлов, стерилизация и возвращение животных на место».
— До этого в городе усыпляли всех бездомных собак, а сейчас – это крайняя мера, — рассказывает Нина Кудрявцева. – Мы усыпляем лишь искалеченных животных, которым уже не помочь, да новорожденных щенков. «Грудничков», конечно, жалко, сердце кровью обливается, но нам здесь их не выкормить, для этого нет условий. В питомник мы берем только щенков старше 1,5 месяцев, которые умеют есть самостоятельно. Либо со щенками должна быть мама, которая будет их кормить. Для одиноких малышей мы в интернете ищем «передержки» (временных хозяев), и если это получается, то щенки остаются живы. Если нет – то, увы… Вопрос стоит просто: или животных оставить в канаве, где они будут медленно и мучительно умирать, либо усыпить их, что гуманнее. Других вариантов нет. Всех, как бы это грустно ни звучало, не спасти и не пристроить в добрые руки. Желающих сдать нам животных в разы больше, чем желающих взять их домой.
Собачья диспансеризация взамен тотального убийства
Программа «Отлов, стерилизация и возвращение животных на место» — это, пожалуй, главная победа «Велеса». Такими программами в нашей стране могут похвастать всего лишь четыре города. Это Москва, Санкт-Петербург, Вологда и Псков. Но денег защитникам все равно не хватает.
Программа в Вологде действует так. На «собачий телефон спасения» поступает тревожный звонок – мол, собака мешает жить, заберите (или: умирает животное, надо спасать). По указанному адресу выезжает кинолог, он отлавливает пса и привозит в питомник. Здесь собаку осматривает ветеринар, прививает от бешенства (за счет города). Если пес клинически здоров, то его через 10 дней (и тоже за счет города) стерилизуют и в тот же день возвращают в привычную среду. Но это в идеале. В жизни чаще происходит по-другому. Здоровая бродячая собака – это редкость. Как правило, она кашляет, у нее перебиты лапы или еще что-нибудь, что требует лечения. Но на лечение бюджетные средства не предусмотрены. Поэтому городские ветклиники обслуживают питомцев «Велеса» в долг. В итоге арифметика выходит следующая. 
— За каждую собаку нам платят 3800 рублей. С одной стороны, деньги немалые, — рассказывает здешний бухгалтер. — Но реальных расходов гораздо больше. Стерилизация стоит 2000 рублей. Прививки – минимум 300 рублей. Плюс услуги кинолога, ветеринара, бензин, машина, длительное и, как правило, дорогостоящее лечение животных. И при этом собаку надо кормить. Ведь выгнать ее на улицу сразу после стерилизации, с операционного стола, мы не можем. Через две недели — это минимум. И то при условии, что пса где-то ждут. Скажем, на базе, где он сторожит, или во дворе, где его любят и подкармливают сердобольные бабушки и дети. В остальных случаях (скажем, пса выбросили на трассе, «забыли» осенью на даче и т. д. ) животное остается у нас. На неопределенный срок. Пока ему не найдут новый дом. А еще, кроме питания, собак нужно привить от их злейших врагов – чумки и энтерита. Экономить на этом нельзя. В прошлом году в питомнике вспыхнула эпидемия чумки. Мы за короткое время потеряли 16 собак. Но эти прививки город тоже не оплачивает. Как и не оплачивает содержание щенков. Об этом мы регулярно пишем местным властям и так же регулярно получаем ответы — средств нет.
Кстати, в последнее время животные в среду обитания возвращаются с желтыми клипсами в ухе. Для людей это знак, что собака привита, пролечена, стерилизована и не опасна. Для пса же – это гарантия того, что его не будут отлавливать второй раз и повторно подвергать болезненной и сложной операции. Желтые клипсы – самое свежее ноу-хау. До этого собакам ставили на ухо клеймо. Но чтобы его увидеть, надо было пса поймать еще раз. Меж тем, отлов – процедура не из приятных. Даже арсенал звучит грозно: сетки, петли, удавки, пневматическое ружье, которое стреляет капсулами со снотворным. Кинологам во время отлова, кстати, тоже достается, кусают их регулярно. Но это так, лирическое отступление…
— Городская программа – большой шаг вперед, — говорят сотрудники «Велеса». — До этого 40 лет убивали собак, но меньше их не становилось. Мы решаем проблему гуманным способом – стерилизацией, и бродячих псов в городе не так уж и много. Ведь уничтожить собак полностью, как биологический вид, невозможно. Как невозможно уничтожить и всех кошек. И это очень хорошо. Иначе нас всех съедят крысы.
«Потеряшки» и бродяги – новая жизнь
Основные обитатели «Велеса» — бездомные «двортерьеры» или «вологодские помоечные». И попадают они в питомник не от хорошей жизни. Травмированные, покусанные, старые, больные, сбитые машинами на трассе. Извлекать таких собак кинологам приходится из подвалов, сараев и гаражей. Как-то пришлось заказывать подъемный кран, чтобы поднять гараж и вытащить оттуда ощенившуюся мамашу с детенышами. А недавно раненого истерзанного кобеля вызволяли из котлована пятиметровой глубины. Видимо, туда его загнали другие псы. Кобель в котловане истошно выл три дня, пока на вой не пришла женщина и не позвонила в «Велес». Операция «Спасение» прошла удачно: кобеля зашили-залатали и сейчас он живет в приюте. 
У попавших под колеса собак чаще всего перебиты лапы, таз, позвоночник. 
— Год назад с трассы привезли собаку Стрелку, — вспоминают здешние работники. – От удара машины у нее выпали позвонки, но спинной мозг был жив. Операция длилась несколько часов и стоила больше 20 тысяч, в итоге Стрелку удалось спасти, выходить и пристроить. Сейчас она живет в хороших условиях и ходит на всех четырех лапах.
А вот еще одна собака-инвалид по кличке Дези обитает в «Велесе» уже четвертый год. У Дези нет задней лапы (не было б передней – было бы легче), такой она сюда и попала. Сначала Дези ходила на трех лапах, сейчас – ходить уже не может. Рентген показал — позвоночник искривлен ужасно. Дези здесь всеобщая любимица, поэтому об усыплении и речи не идет. Ночует она в доме, а днем трехлапую собачку на руках выносят «гулять» на улицу, на специальную лежанку, где она, укрытая теплым одеялом, дышит свежим воздухом. Лежачок набит опилками (вроде собачьего подгузника), так что Дези сухо и тепло. И у нее — особая диета. Ей дают все мягонькое, поскольку зубы у Дези уже не те. Она болеет еще одной болезнью, которая называется старость.
Давненько в «Велесе» и Степа. Его пьяный хозяин тащил на веревке (орал — забирайте, а то застрелю!) так, что Степе пришлось делать искусственное дыхание. Вытащили пса буквально с того света. Правда, Степа с тех пор не дает дотронуться до шеи и боится поводков. Тот стресс он переживал долго. Находился в глубокой депрессии, не выходил из будки месяцами. Но выжил! А вот Рыжик вряд ли оклемается. Его сильно погрызли, ткани повреждены так, что у передней лапы прогнила дыра (человеческая рука влезет). 
— Уж мы его и шили, и латали, таблетками пичкали, антибиотики, уколы, дренажи — все перепробовали, но за исход не ручаемся, — горюют работники. 
Кстати, клички собакам «велесовцы» придумывают сами. Скажем, Айсик, потому что подобрали на улице Авксентьевского. Ротя, потому что смесь дворняги с ротвейлером. Кассандра, потому что так само получилось. Иногда собака долго живет без клички, а кто-то приезжает уже с именем, к примеру, умерла хозяйка, а её любимый Шарик попал в Велес. 
Попадают в питомник и породистые собаки: стафтерьеры, таксы (их особенно много), пудели, чау-чау. Были тойтерьеры и даже пара лабрадоров. Хозяева их либо выкидывают, либо теряют. «Потеряшек» работники «Велеса», конечно же, возвращают владельцам, но при этом с ними строго беседуют, мол, не надо отпускать собак на самовыгул.
— У нас здесь не рай для собак, но многие из них лучшей жизни и не знали, — рассказывает другая основательница «Велеса» Галина Федорова. — Это как детский дом, как интернат для престарелых. Были случаи, когда собаки убегали от нас (или от новых хозяев), а потом возвращались обратно. В приюте тяжело хозяйским псам, которые жили на диванных подушках. А для собак, что обитали на помойках и постоянно ждали пинков, тут санаторий: их погладят, почешут, полечат, покормят и при этом не обидят. Когда бродяжки приезжают к нам, они поначалу не могут наесться, они едят и едят (про запас). На улице-то как: нашел кость — неделю с ней и ходишь, нашел помойку — охраняй от других. Здесь поначалу дворняги насыщаются впрок, на месяц вперед, а потом начинают капризничать – что у нас сегодня на обед? Макароны? Ой, я бы лучше гречи поел. Такая вот адаптация к новым условиям…
Субботний Рамблер
Рекомендации
ЭТИХ ЛЮДЕЙ НАГРАДИТ БОГ И ЗДЕСЬ И НА НЕБЕСАХ
Люба
По любому наградит! Иначе быть не может!!!!! Слава Богу, что существуют такие люди!!!!!
Бедняги,как им тяжело,хорошо что на земле русской еще остались по-настоящему Люди,честь им и хвала!
Лично я на стороне защитников животных. И кроме того, если животных стерилизовать, или держать их раздельно в период течки у самок, то можно существенно сократить количество бродячих бездомных собак в будущем, причем безо всяких убийств! А самим хозяевам следовало бы тоже позаботиться о том, чтобы избежать нежелательного и ненужного потомства, обреченного жить на улице. Жаль что у нас нет специальных "приютов для собак", куда можно было бы спокойно отдать часть щенков, не опасаясь что их пустят на шашлыки....((
спасибо вам за ваше дело, сил и всесторонней поддержки вам. мне очень приятно видеть и осознавать, что есть люди мудрые, с прекрасным горячим сердцем, способные принять ответственность за окружающий мир на себя. восхищаюсь вами. душой с вами
Люди делающие доброе дело, спасают животных, что тут скажешь кроме слов благодарности, за каждодневный труд . Благородные души. Спасибо ВАМ.
Кстати заметил, в москве совсем исчезли беспризорные цобаки, вот что значит грамотная политика мэрии по стерилизации диких собачих свор
Дай Бог здоровья этим людям, что протягивают руку помощи, нуждающимся животным. Это Божии твари- мы в ответе за них....а у большинства сейчас совсем другие заботы- побольше денег и удовольствий..Нужно успеть творить добрые дела..Только это нам поможет в вечной жизни...а все материальное -пустота.
Регина, люди не такие скупые, как вы думаете. Просто тут все дело в форме помощи. Очень многим может и не жалко перевести 100 или даже 500 рублей на помощь животным но только куда? Подобные приюты почти всегда за кадром, нигде информация о них не проскальзывает, может и есть где-то у них р/сч, но идти в банк и переводить - это все такая морока. Волонтерам нужно развивать коммуникации. Интернет-сайты, кнопки оплаты, смс.
Спасибо огромное! "Велес", Вы - молодцы, замечательные люди!!! Удачи Вам в этом нужном и хорошем деле!
У меня дома тоже живут подобранные с улицы собаки. Но я пока помог всего троим дворикам. А Вы - настоящие герои!!!
"Собаки - последние ангелы, оставшиеся с людьми"

Проблему бродячих собак нельзя решить эпизодическими стерилизациями некоторых особей. Это вычерпывание моря ложкой.
Необходимо установить юридические правила для всех владельцев животных. Регистрация, налоги, чипы в каждом животном, проверки условий содержания, ответственность за неподобающее содержание либо жестокое отношение.
А описанная история - милосердно, мило, но совершенно бессмысленно. Намного больше добра и милосердия будет от изменения городского законодательства и его исполнения. Но это скучно и долго.
Лопасть де Вега, Не Мамонец, проблему московских стай решили не стерилизацией- этот проект провалился. Но были созданы мега-приюты, в которых содержатся тысячи собак. Помощи, как всегда, не хватает. Подробно на сайте волонтёров: http://vao-priut.org/
согласна с Алексеем Юничевым. городским жителям, уставшим от изобилия бродячих собак со всеми вытекающими, деятельность приюта ничем не поможет.
Бог вознаградит за доброту вашу.
Алексею Юничеву и Татьяне Алексеевой.
Я абсолютно согласна с вами обоими - и о вычерпывании моря ложкой и об изобилии бродячих собак на улице.
Что хочу сказать в ответ. Ещё до начала действия городской программы о стерилизации безнадзорных собак и кошек мы уже этим занимались. На собственные деньги и на пожертвования горожан. Стерилизация - конкретно у нас в городе, не буду сравнивать с теми городами, где на этом пытались "срубить бабла" и по 5 и более раз "стерилизовали" одно и то же животное, которое потом погибало от частых наркозов, а программа в результате проваливалась - так вот, у нас практикуются не "эпизодические стерилизации некоторых особей", а "ковровый" метод. Программа-минимум - ни одной нестерильной суки на улице. Программа-максимум - отсутствие безнадзорных животных вообще.
Но тут мы сталкиваемся с проблемой безответственных хозяев, которые сначала позволят своей питомице нагулять щенков и котят, а потом выбрасывают невостребованное потомство на улицу. Вот этот "рог изобилия", откуда постоянно пополняются ряды бездомных, не перекроет ни один приют, каким бы огромным он ни был. Как показала практика, уговорами и убеждениями от таких хозяев ничего не добиться. Поменять сознание людей и воспитать культуру содержания животных можно только созданием работающих законов, применение и действие которых будет контролироваться.
К сожалению, действующая на данный момент городская программа о стерилизации разрабатывалась без нашего участия, она имеет очень много недочётов (в частности, по этой программе возврату на улицы подлежат все отловленные животные, что по разным причинам на самом деле не всегда разумно, поэтому на прежнее место обитания мы возвращаем примерно 15-20%), мы работаем над тем, чтоб эту программу довести до ума хотя бы в отдельно взятом городе, для нас это не "скучно и долго", а жизненно важно. И будем надеяться, что наши поправки будут не просто приняты к рассмотрению, а учтены в следующей редакции.
Спасибо за неравнодушие к проблеме.
Самое надежное средство борьбы с бродячими псами - термоядерная или нейтронная бомба. Одновременно решается еще две проблемы - экономия нефтяного госбюджета (сокращение избыточного населения) и утилизация списанных боеприпасов.
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука