или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
1 марта 2014
0
1 342

Сосногорск – Нарьян-Мар: большой вёсельный путь. Часть 3

БОЛЬШАЯ И ТАКАЯ РАЗНАЯ
Дальше Диюра не сошлют? Сошлют
После частых дождей в самом начале путешествия небесная канцелярия порадовала нас отличной погодой. Можно наконец-то снять с себя тёплые куртки и свитера и раздеться до пояса, подставив плечи припекающему солнышку. Вода понемногу спадала, оставляя на суше все то, что было принесено паводком. Мы сначала даже не поняли, что за бесформенные глыбы грязно-серого цвета лежат по берегам. Присмотревшись поближе, увидели: лед. Выброшенный в половодье и
Отсутствие ветра позволило отложить вёсла – нас хорошо несло течением – и наслаждаться красотами природы. Главное, что еще не летали комары, выйди мы на пару недель позже, от насекомых было бы не спрятаться.
Перед деревней Константиновка река распадается на две протоки (шара), образуя остров длиной порядка десяти и шириной около четырёх километров. Километров через десять-двенадцать после слияния рукавов – несколько явно нежилых домиков: всё, что осталось от деревни Черноборская. Здесь Ижма делает небольшой поворот на запад. Дальше полузаброшенный посёлок Ыргеншар (Юргеншар), почти сразу за ним деревня Диюр. Отсюда уже и до Печоры рукой подать – всего шесть километров. Но до впадения Ижмы ещё, что называются, грести и грести, две реки текут практически параллельно друг другу.
Выстроившиеся в несколько ярусов на пологом береговом склоне деревенские улочки – с воды Диюр смотрится очень даже живописно. Делаем в ней остановку, чтобы подзарядить аккумулятор фотоаппарата. Благодаря продавщице местного магазина техника вновь была готова запечатлевать каждый шаг нашего путешествия. Ещё после посещения Диюра на «Сестричке» появился якорь, его нам подарил Виктор Ануфриев, кочегар из медпункта. Виктор коренной коми, но в деревне, по его словам, живут русские и украинцы. В основном потомки тех, кто был отправлен сюда в 20-30-е годы прошлого века как классовые враги. В продолжение темы наш собеседник рассказал историю из своей армейской юности, чем лишний раз опроверг советский анекдот про «дальше тундры не сошлют». Ссылали, да ещё как, даже из суровых мест республики Коми в не менее суровые. Главное – как можно дальше от родного гнезда.
«Служил я в Хабаровском крае. Как-то мы с земляком-сослуживцем ушли в увольнение. Идём по городу, разговариваем между собой на языке коми. И вдруг нас на нём же окликает пожилая женщина. Представляете, что это такое – услышать родной язык за десятки тысяч километров от дома? Оказалось, женщина родом из Ижемского района, их семья жила зажиточно, но когда началась коллективизация, у них отобрали всю скотину, а самих сослали на Дальний Восток.»
После Диюра небольшой овражек, дальше бор на крутом берегу. Это Мишкаяг – излюбленное во всех смыслах слова местечко для романтических встреч.
Печорская эйфория
В нижнем течении Ижма заметно шире, больше становится проток, заводей и крупных островов, а лесистые берега активнее сменяются лугами и болотами. Вечер, вдалеке послышался шум мотора – кто-то возвращается с рыбалки или охоты. Провожающий нас Виктор Ануфриев прислушался: «Не наш, в Диюре ни у кого «Ветерков» нет». Такая вот своеобразная система распознавания «Свой – чужой».
Наутро мы, наконец, подошли к устью Ижмы. Пару раз по пути нас угощали рыбой, на Печоре, следуя характерной для этого времени года розе ветров, советовали держаться правого берега и предупреждали, что волна может разыграться нешуточная. Очень скоро мы в этом убедились. Пока же Печорские просторы вызвали у нас эйфорию, сравнимую, наверное, с той, какую испытывает курсант летного училища, впервые после подготовки на тренажерах поднявшийся самостоятельно в небо. Ясная и тихая погода позволила нам спокойно, огибая острова, перейти с левого берега, где впадает Ижма, на правый. Помня о предостережении, мы решили держаться именно этой стороны, где больше проток-шаров, идти по которым намного безопаснее.
Правый берег средней Печоры по большей части представляет собой конические песчаные холмы, разделенные между собой размытыми талыми водами оврагами. Издали они могут напоминать горные хребты. В отличие от ижемских, растительность покрывает в основном вершину берега, оставляя сам склон практически голым, за исключением одиноких елей и зарослей кустарника по оврагам. Иначе и быть не может – плывущие в половодье льдины, словно танки, сметают на своем пути все живое. Левый берег наоборот, более пологий с обширными пойменными лугами. Впрочем, с расстояния в два километра – именно такой ширины достигает здесь Печора – детально рассмотреть его не удаётся.
Уже открыта навигация, и время от времени нам попадаются идущие вверх баржи – в посёлок Щельяюр, это чуть выше впадения Ижмы. Щельяюр – перевалочная база на пути с «большой земли» в столицу Ненецкого автономного округа Нарьян-Мар, конечную цель и нашего путешествия. От Ухты машины с продуктами и товарами народного потребления идут по не самым лучшим дорогам до Щельяюра, где грузятся на баржи и направляются в Заполярье уже водным путём.
Восторг от осознания того, что тебе выпала удача пройти по Печоре, немного угас на первой же стоянке. Вода в реке при ближайшем рассмотрении оказалась какой-то мутной. Правда, осадка на дне котелка после кипячения не было, да и привкуса никакого мы не заметили. В конце концов, намного ли чище водопроводная вода, даже пропущенная через фильтры?
Мозговитые староверы
К концу первого дня на Печоре и шестых суток путешествия в целом мы прошли Усть-Цильму — одно из самых древних сел Европейского севера и последний райцентр республики Коми на нашем маршруте. О его приближении напоминало обилие ржавых баркасов и катеров, брошенных у берега. Когда-то они исправно служили местному населению, теперь либо таким образом нашли свой последний приют, либо были специально оставлены как памятники более благополучному времени.
Как столетия назад, Усть-Цильма и в наши дни считается центром печорского старообрядчества. В конце 17 века сюда устремился поток переселенцев из Центральной России, не принявших церковную реформу патриарха Никона. Здесь до сих пор сильны традиции этой ветви христианства, для современников, интересующихся старинным фольклором и жизненным бытом, Усть-Цильма – настоящий клад.
Но время не стоит на месте даже в таких удалённых от крупных городов поселениях. Поэтому для меня село стало ещё и центром инженерной мысли. Расположено оно в том месте, где Печора делает поворот на 90 градусов на север, поэтому берег здесь гораздо ниже, чем в обе стороны от Усть-Цильмы. Практически на всем протяжении села – а это километров пятнадцать – вся береговая линия усеяна кузовами от автомобилей, автобусов, старыми катерами. Останки транспортных средств буквально врыты в землю, кое-где сквозь них прорастают деревца и кусты. Более или менее чистый берег лишь возле окружённой забором строящейся церкви. С чего бы, думаю, жители Усть-Цильмы устроили прямо у себя под носом свалку металлолома?
Стоял ясный солнечный вечер, на брошенных кораблях сидели небольшие группы местной молодёжи. При появлении «Сестрички» мирно беседовавшие парни и девушки оборачивались в нашу сторону и пытались снять лодку на мобильные телефоны. Это потом мне уже объяснили знающие люди: машинно-корабельное кладбище – не что иное, как береговое укрепление. Дно реки перестали чистить уже лет двадцать назад, а воды-то меньше не становится. И Печора, если не принять мер, может запросто промыть новое русло.
Чтоб поход мёдом не казался
Погода, казалось, портиться даже не собиралась, и мы с Михаилом расслабились. Однако широкая северная река дала понять, что делать этого не стоит. Недаром ненцы называют её «Санэро-яха», что означает «Река с волнами». Вечером третьего дня плавания по Печоре мы попали в такой шквал, что в считанные секунды лодку захлестнуло волной и едва не перевернуло. Да и налетел шквал также в течение каких-то двух или трех минут. У каждого туриста случаются ситуации, когда он обращается к Богу. Как иначе объяснить, что волна налетела в тот момент, когда мы шли не по середине реки и не мимо затопленного кустарника или голого песчаного откоса, а в нескольких метрах от широкого и полного дров берега? И что ветер задул в сторону берега, а не от него.
Когда мы причалили, воды в лодке было едва ли не половина. Вот тут-то мы пожалели, что не обшили «Сестричку» изнутри пеноплексом, сделав её таким образом непотопляемой. Окажись мы чуть дальше от берега или измени ветер направление, поход был бы окончен. Сами-то мы – люди физически крепкие и умеющие плавать – может и выбрались бы, а вот лодка со всем скарбом и продуктами пошла бы ко дну. И кто знает, сколько пришлось бы сидеть посреди леса без связи и ждать помощи? Был, в общем, нам сигнал свыше – в следующий раз подобными мерами безопасности не пренебрегать.
Судя по кострищам, на месте, где нас врасплох застала непогода, уже кто-то останавливался. Дров было столько, что жги – не хочу, весь берег был практически усеян целыми стволами выброшенных топляков. Разведя огромный костёр, мы всю ночь отогревались и просушивались. Жаль, не получилось его сфотографировать: не до того было, да ещё и дождь пошёл. Хотя зрелище было стоящее – пламя поднималось едва ли не в человеческий рост. Жар стоял такой, что и волны, разбивающиеся о берег под нестихающим шквалистым ветром, и дождь казались чем-то далёким и неправдоподобным.
Но не бывает, как известно, худа без добра: вынужденная остановка и просушка позволили нам навести в лодке порядок. Омытая волнами и дождём «Сестричка» выглядела будто новенькая, только что сошедшая со стапелей.
Продолжение следует
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука