или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
3 марта 2014
0
4 590

Ты у меня «она»

Спайк Джоунз – скромный и улыбчивый «свой парень», человек «эпохи MTV», до того как снять дебютный полный метр шлифовал мастерство на полудурашливых легендарных видеоклипах и уже в самом начале своего кинорежиссерства удивлял выбором тем, прямо скажем, далеких от слакерской беззаботности.
С места в карьер, не размениваясь на истории про «иксеров», тусующих в супермаркетах или же запускающих бутылочные ракеты, Джоунз затрагивал «взрослые» проблемы, достойные уровня маститых классиков: навроде кризиса идентичности, иллюзорности бытия, невозможности запечатлеть ускользающую реальность.
Безусловно, «виновником» этого являлся и отчасти тот еще любитель покопаться в посторонних головушках, прославленный сценарист Чарли Кауфман, в сотрудничестве с которым создавались «Быть Джоном Малковичем» и «Адаптация». Но, стоит отметить, что и после распада творческого тандема Джоунз умудрился даже забавную детскую сказку Мориса Сендака «Там, где живут чудовища» с легкостью превратить в полуторачасовой сеанс психоанализа.
Изначально задумывавшийся студией как потенциальный «детский хит», фильм «WhereTheWildThingsAre» оставлял престранное впечатление: наряженные в костюмы мохнатых существ актеры беспрерывно жаловались на сложности личностных взаимоотношений,перегружая картину выспренними диалогами и будто бы потешаясь над тем, что вся книжка Сендака в свое время уместилась в чуть более чем триста слов.
И вот, спустя четыре года Спайк Джоунз вновь возвращается на большие экраны с фильмом «Она» («Her», 2013), для которого уже самостоятельно написал сценарий, стремясь поведать нам все о том же: о проблемах коммуникации, эфемерности любви, ну и о чувствах, которые что твой карточный домишко: строить долго, а задеть легко.
Главный герой, печальный усач Теодор Туомбли (Феникс), зарабатывает на жизнь тем, что сочиняет тексты открыток и писем для других людей, понемногу выскребая из закромов души нежные слова и приятные банальности. Впрочем, в утешениях и ободрениях Тео и сам нуждается как никто – почти год назад от него ушла жена, не оставив внутри, как водится, ничего, кроме зияющей пустоты.
Он носит смешные брюки, нелепые ботинки, из оттенков предпочитает кумачовый, а вечера коротает за видеоиграми или в беседах с виртуальными незнакомками на непристойные темы.
Туомбли живет среди полностью победивших технологий: в мире компьютерных достижений, научных открытий и облегчающих жизнь устройств; в мире недалекого будущего.
Однажды Тео решит установить себе новую операционную систему, отличающуюся, по заверениям производителей, недюжинным интеллектом и оригинальностью, но как на беду выберет в ней опцию «женский голос».
Голосок окажется глубоким, обволакивающим, с дразнящей хрипотцой – мигом наречет себя «Самантой» (роль Йохансон) и начнет упорядочивать жизнь Туомбли. Сперва посредством сортировки информации, затем и в романтическом плане: принимая все более личностные черты и становясь для Теодора верной спутницей и наконец-таки обретенной любовью.
Предположительно тут можно было бы посетовать на недостаточную оригинальность сюжета, далекого от фантасмагорий того же Кауфмана, если бы не та подкупающая ирония, с которой Спайк Джоунз его преподносит. В какие-то моменты «Она», действительно, смотрится как комедия, пусть и с меланхоличными нотками. Забавляет уже сама нелепость ситуации «я дружу с операционкой» и все стандартное, что при этом происходит: двойные свидания, пылкие признания, неизбежные ссоры и столь же неизбежные примирения.
Однако чем дальше, тем очевидней: Джоунз и не собирался никого проводить своей вычурной футуристической риторикой:«Она» – это кино о нас и о настоящем.
Режиссер, впрочем, весьма ловко эквилибрирует настроенческими оттенками и полутонами, так ни разу и не скатываясь в брюзжащее морализаторство (здесь не до кубриковских предостережений, да и «Саманта» поприятней, чем HAL-9000), а напротив – задается непростым диалектическим вопросом: так ли уж важно, вымышлен ли объект твоей симпатии, если и сама симпатия – это лишь то, что возникает в твоей голове?
Или же всякий эрзац – путь к еще большему одиночеству; одиночеству, возведенному в квадрат?
Что в таком случае «заменитель» – яд или лекарство?
Фильм Джоунза не дает однозначных ответов, да и ни к чему они: сколько их таких, грустящих и задумчивых, укрытых единым метафизическим одеялом, — не подберешь ведь ключа к каждому.
Лучше пусть она еще раз споет ту самую песню: про то, как мы вместе лежим на Луне и вглядываемся в звезды.
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука