или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
13 февраля 2014
0
1 147

В Петербурге начался суд над убийцей из метро

В Василеостровском федеральном суде Петербурга прошло первое заседание по резонансному убийству на станции метро «Приморская», которое случилось 11 сентября прошлого года. Тогда удар ножом в сердце молодого петербургского парня по имени Игорь Шихов едва не привел к очередному бунту националистов, поскольку в Рунете распространялись сведения о том, что убийца приехал в город из Азербайджана.
Накануне суда в интернете также распространялись сведения о национальной подоплеке конфликта, а мать погибшего, Зоя Шихова, на свой страничке в социальной сети утверждала, что судья собирается дать убийце условный срок.
Представители местных националистических движений призывали своих адептов прийти к зданию суда на Среднем проспекте, чтобы продемонстрировать неприятие чужаков. Возможно, именно поэтому на сайте суда сведения об этом уголовном деле были скрыты.
Впрочем, когда репортер «Рустории» явился на Средний проспект, подвергся досмотру усиленного наряда судебных приставов и поднялся в зал судебных заседаний судьи Елены Лыковой, ни одного постороннего посетителя там не нашлось.
У закрытых дверей стояли лишь трое – пожилая темноволосая женщина, высокий светловолосый парень и коренастый мужчина средних лет. Мужчина представился адвокатом Вадимом Куликовым, защищающим обвиняемого в убийстве Эмиля Н.  Поскольку на момент убийства Эмиль был несовершеннолетним, закон запрещает указывать его фамилию и публиковать фотографию, которая позволит его опознать. Именно это заявила мне мать Эмиля, возмутившись самим фактом визита журналиста на суд. Однако чуть позже она объяснила свою позицию угрозами националистов, которые, по ее словам, выяснили не только имя и фамилию ее сына, но и место его проживания, после чего угрожали семье расправой. При этом адвокат, указывая на Эмиля, задал мне риторический вопрос: «Ну как, похож он на азербайджанца?!». Действительно, юноша не является уроженцем Кавказа, а живет и учится вместе со своей семьей в Петербурге.
Молодой человек, несмотря на свой значительный рост и крупное телосложение, выглядел напуганным, сутулился и прятал глаза к полу. Когда у дверей показались представители потерпевшей стороны, Эмиль с матерью ушел в самый дальний конец коридора и вернулся лишь после приглашения секретаря суда пройти в зал заседаний.
Судья Елена Лыкова начала заседание с вопросов к потерпевшей – матери убитого молодого человека, Зое Шиховой. Выяснилось, что 56-летняя женщина живет в Светогорске, является пенсионеркой и получает от государства всего 6700 рублей в месяц, поэтому, к примеру, не может позволить себе нанять адвоката, чтобы защищать свои интересы. По словам пенсионерки, нанять адвоката ей посоветовал следователь.
Судья довольно резко отозвалась на это, указав на представителя обвинения, прокурора Богданову, со словами: «Вот ваш адвокат! И никаких денег для этого не требуется!». Затем Лыкова очень подробно рассказала потерпевшей, как ей следует действовать, чтобы взыскать с обвиняемого материальный и моральный вред.
В ходе дальнейшего судебного процесса были оглашены показания свидетелей и обвиняемого, причем Эмиль Н. отказался признавать свою вину по 105-й статье УК РФ «умышленное убийство».
По версии защиты, ситуация развивалась следующим образом: днем 11 сентября Эмиль Н. ехал к себе домой из Полиграфического техникума, когда в вагоне метро к нему начали приставать двое молодых людей, Игорь Шихов и Никита Насенко. Утверждается, что Шихову не понравилось, что Эмиль дерзко смотрел на него. На станции «Приморская» все трое вышли из вагона и направились к выходу, причем Эмиль прошел первым, а молодые люди догнали его уже на ступенях эскалатора. Далее студент техникума ударил поднимающегося к нему первым Шихова ножом в сердце и убежал вверх, после чего скрылся.
Судья провела допрос Никиты Насенко – единственного свидетеля, видевшего момент убийства. Двадцатилетний Насенко рассказал, что вместе с Шиховым работал в ЧОП «Арес», причем работа заключалась в том, что они по месяцу жили в строительном вагончике, охраняя строящийся объект, а затем 15 суток отдыхали. В тот злополучный день молодые люди не работали, а собирались отмечать день рождения Игоря Шихова. По словам Никиты Насенко, они выпили пива, а затем поехали на «Приморскую», где их ждали еще несколько друзей.
— В вагоне метро я сидел и пил «Ягуар», а Игорь стоял рядом со мной. Мы разговаривали, — пояснил Насенко.
— Что еще за «Ягуар»? – поморщилась судья.
— Алкогольный напиток.
— Квас надо пить, молодой человек, а не пиво с ягуарами! – не выдержала судья.
В ходе допроса выяснилось, что Никита допил свою банку и бросил ее на пол вагона. Эта информация вызвала новое возмущение судьи:
— Ну как так можно себя вести в общественном месте, молодой человек!
Насенко, потупив глаза к полу, продолжил свой рассказ. Выяснилось, что в ходе следствия он признал факт словесного конфликта с Эмилем, но на судебном заседании изменил показания и утверждал, что ничего подобного не было.
В ходе очень подробного и длительного допроса с участием судьи, прокурора и адвоката Насенко заявил, что суду следует считать достоверными его первые показания, данные на следствии. В этом случае версия преследования Эмиля на эскалаторе двумя подвыпившими молодыми людьми выглядит реалистичной, однако все равно не объясняет главного – зачем студент техникума ударил Шихова ножом. Ведь этот юноша, даже будучи несовершеннолетним, был на голову выше этих молодых людей и значительно крупнее их.
Другой загадкой стало поведение Насенко после того, как его друг Шихов получил удар ножом в сердце. По словам свидетеля, он побежал за убийцей вверх по эскалатору, но не догнал его, после чего отправился на строительный объект, расположенный возле «Приморской» и стал дожидаться приятеля там. Спустя некоторое время он получил по телефону известие, что тело Игоря лежит в вестибюле станции метро и он отправился туда.
По окончании судебного заседания я побеседовал с Никитой, но он сообщил, что очень торопится и не сможет ничего подробно разъяснить. Он лишь подчеркнул, что версия обвиняемого неверна и ни он, ни Игорь не нападали на Эмиля Н. 
«Мы не прикасались к нему ни в вагоне, ни на эскалаторе. И разговоры про угрозы – это тоже ерунда. Никто не собирался на него нападать. Да, мы громко разговаривали в вагоне, смеялись, он, наверное, мог решить, что это как-то его касается и, возможно, поэтому напал потом на эскалаторе. Но мы поднимались вверх не к нему, а просто торопились к выходу – нас там ждали друзья. Этот парень ударил Игоря ножом без всякого повода, просто так», — сообщил Никита Насенко.
Зоя Шихова после суда рассказала, что изменила свое мнение о судье.
«Я накануне писала, что судья настроена против нас, но теперь вижу, что ошибалась – Лыкова ведет заседание объективно. Надеюсь, что приговор будет справедливым. После заседания ко мне подошли и сам Эмиль, и его мать. Он сказал, что просит прощения, раскаивается и не понимает, зачем вообще сделал это. Его мать сказала, что он тяжело болен и не выживет в тюрьме. Еще она сказала, что у них тоже небогатая семья и они еле собрали деньги на адвоката. Мне стало жалко их, но я все равно считаю, что убийца моего сына должен понести реальное наказание. Пусть это будет 2-3 года тюрьмы, но не условно, потому что если он получит условно, это будет означать, что за убийство моего сына никто не ответил. А Игорь был хорошим, веселым парнем, никогда не дрался и не конфликтовал ни с кем, всегда мне помогал. Да, он мог немного выпить с ребятами, но он не становился злее от алкоголя – наоборот, он тогда называл меня любимой мамочкой, обнимал меня. Вот теперь его нет и никто мне его не вернет, единственного сына. У меня никогда не будет внуков, не будет семьи – неужели за это не надо наказывать убийцу? Я думаю, надо», — рассказала Зоя Шихова, стоя в окружении скромной группы поддержки, состоящей из родной сестры и одноклассников своего сына.
Очередное заседание по этому делу назначено на 6 марта, причем, судя по словам Елены Лыковой, на следующий день, 7 марта, заседание продолжится и, скорее всего, будет вынесен приговор. Несмотря на то, что Эмилю Н. уже исполнилось 18 лет, закон предусматривает максимальное наказание для него даже за убийство не выше 10 лет лишения свободы как для несовершеннолетнего. С учетом положительных характеристик и других смягчающих обстоятельств Эмиль вряд ли получит больше 4-5 лет лишения свободы по 105-й статье УК РФ «убийство». А если защита сможет убедить суд, что речь идет о превышении мер необходимой самообороны, наказание тем более будет формальным и, скорее всего, условным.
Определенно сейчас можно сказать только одно: никакого националистического подтекста в этой истории нет и не было – все участники конфликта уроженцы Петербурга или Северо-Западного региона.
Мы будем следить за процессом и сообщим о приговоре. 
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука