или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
28 февраля 2014
0
3 023

Пелена с глаз долой!

Фото: fotki.ykt.ru
Сто пятьдесят процентов зрения! 150! Такого результата добились врачи, сделав мне на глазах операцию. Все, больше никаких очков! И все это – дело нескольких минут. Чудесный эффект, но мне, однако, все же, пришлось изрядно потерпеть и проронить немало слёз…
Впрочем, обо всем по порядку.
Первый шаг. Категорический.
Зрения у начало падать с 10 лет и докатилось до минус шести. Категорически отказаться от линз и очков я решила год назад. За 15 лет вся эта атрибутика мне порядком поднадоела. Тогда же начала прощупывать почву для будущей операции: клиники, сроки, цены. Много читала, много слушала, особенно «бывалых». В итоге пришла к выводу, что самое главное это: 1) деньги; 2) настрой и решимость.
Наконец, пришел день, когда все это совпало. Я начала шагать в свое светлое и обозримое будущее.
Второй шаг. Диспозиционный.
Как бы ни хотелось отдаться в руки глазного хирурга, сначала обязательно нужно провериться. Каждая глазная клиника с радостью предоставляет такую возможность. Комплексная проверка зрения обойдется примерно в 3 тысячи рублей. За эти деньги ваши очи всесторонне осмотрят – проверят остроту зрения, сетчатку, глазное дно и так далее и тому подобное. Процедура займет часа два-три вашего драгоценного времени. Правда, учтите, что для осмотра обязательно закапают капли, расширяющие зрачки, поэтому водить машину или работать за компьютером в этот день — не самая лучшая затея.
После осмотра врач выдает вам некое резюме о состоянии каждого глаза. Для операции, как выяснилось, самое главное – крепость сетчатки и толщина роговицы. На схеме их хорошо видно:
Фото: oduch.3dn.ru
У меня вот с сетчаткой все оказалось не так гладко, как хотелось бы, поэтому отправили меня её укреплять. Эта процедура также предусмотрена в клиниках. Подлатать эту важную глазную оболочку мне предложили за 5 тысяч рублей. Это за один глаз.
Как это происходит. Капают те же капли для расширения зрачка. Когда зрачок достигнет нужного размера, вас пригласят, посадят на стульчик возле специального прибора. Дальше все что, нужно – это не мотать головой, не дергаться и смотреть прямо на зелененькую точку. Около минуты перед глазами будут мелькать яркие вспышки. Могут слезиться глаза, но это у всех по-разному. Я укрепляла сетчатку на правом глазу в одном центре, а на левом – в другом. В первом случае после процедуры несколько часов сильно щипало глаз. Во втором все прошло практически безболезненно.
Крепкий «щит» сетчатки полностью формируется за 8-10 дней, после чего к операции (при отсутствии
других противопоказаний) вы уже готовы.
Второй важный момент – роговица, а точнее ее габариты. В зависимости от толщины, рекомендуют тот или иной вид лазерной коррекции. Мне показывали много иллюстраций на эту тему. Например, вот такую:
Фото: viditglaz.ru
Есть три типа операции по коррекции зрения – ЛАСИК, СУПЕРЛАСИК и ФЕМТО-СУПЕРЛАСИК. Методика примерно одинаковая, разница в цене и толщине среза. Только не пугайтесь, все не так уж страшно!
Переводя на человеческий язык,суть операции такая – нужно надрезать небольшой участок роговицы, чтобы образовалась так называемая «крышечка». А затем лучи специального эксимерного лазера меняют силу преломления роговицы. Звучит чудно и слегка угрожающе, но бояться не надо. Спокойствие, только спокойствие.
Третий шаг. Рациональный.
Итак, решено – операции быть! Меня быстро и без проблем записали на выбранную дату. Оставалось только уладить все на работе и готовиться морально. В клиникепредложили три дня больничного. Врачи говорят, что этого вполне достаточно, чтобы восстановиться. Но мне показалось мало, и я взяла еще недельку отпуска. Глаза-то одни, надо поберечь, подумала я. И, как оказалось, не зря.
В общем и целом особого страха перед операцией я не испытала.Просто хотелось уже поскорее. В ночь перед важным днем вспоминала, как встала на путь «очкариков», безуспешно пыталась вернуть былую зрячесть в начальной школе, как краснели глаза от линз и каждое утро превращалось в мучение, как однажды смыла линзу в раковину, а потом они чуть не уплыли от меня в море, как часто гнулись очки и мешали бегать и кувыркаться. В общем, все годы близорукости стремительно пронеслись передо мной.
Четвертый шаг. Наступательный.
Подъем в полседьмого утра. Перед таким ответственным делом советуют плотно позавтракать, чем и занимаюсь. Дальше важный момент для девочек – никакой косметики. Никаких кремов, духов, пудры или, упаси Бог, туши. Форма одежды любая, главное – широкий воротник, без горлышка.
Соблюдя все ЦУ, направляюсь в обитель глазных дел мастеров. Состояние как у Маяковского «немножко нервно. У гардероба кидаю прощальный «четырехглазый» взгляд в зеркало. Вернуться сюда я должна уже всевидящей и без надоевшей оправы.
Перед операцией расписываюсь в своем согласии на все, что со мной сейчас проделают. Подтвердила, что предупреждена о возможных последствиях. Мне вручают таблетку в серебряной оболочке и говорят ее принять. Оказывается, что это обычный«Кетанов», обезболивающее. Вот и весь наркоз, собственно.
На операцию таких же, как я, уводят группками человек по пять-шесть. В комнатке перед операционной смиренно ожидаем своей очереди. Все бросают друг на друга полуслепые испуганные взгляды, в которых читается: «Ты думаешь о том же, что и я? Может, еще не поздно убежать?». «А знаете, что в глаза вставляют металлические щипцы и потом режут?», — поведала нам одна дама. Видимо, чтобы мы не разбежались, медсестры заворачивают каждого в стерильный халатик, выдают пару бахил и шапочку.
Стойкий запах спирта распространяется по комнате – это нас дезинфицируют. Веки, брови и щеки щедро смазывают 70-ти градусным раствором, в глаза капают еще один «наркоз» — обезболивающие капли. После обработки медсестра за ручку проводит в операционную. Ласково улыбаясь через повязку, она передает меня в руки глазных хирургов. Так выглядит место, где проводят операцию:
Фото: augenoptik-optometrie.de
И вот он, момент «икс». Лёжа на кушетке, я повторяла все напутствия, которые давали мне добрые товарищи. А потом на меня надели маску из ткани с прорезями для глаз и установки на добро начал давать доктор. Первым в дело «пошел» правый глаз. Тут и появились те самые железные щипцы, о которых меня предупреждали. Это расширитель, который не давал векам дергаться и мешать процессу. Совсем не больно и не страшно, особенно если не видеть это со стороны. А затем появился тот самый нож. Только это не обычный нож, а микрокератомом. Вот как он выглядит:
Фото: euroeyes.com
Сие устройство необходимо, чтобы сделать небольшой надрез на поверхности роговицы. К счастью, этот процесс не видим. Прибор просто плотно прижимают к глазу, ощущается только давление, довольно сильное, но вполне терпимое. Секунд на пятнадцать картина мира пропадает, а потом вновь возвращается.
После того, как микрокератомом сделал свою работу, за дело берется лазер. Его задача – изменить силу преломления роговицы. Работает он быстро, совсем безболезненно. Главное только фиксировать взгляд на красной точке, которая появляется перед глазами. Единственный недостаток – лазер издает шипящие звуки, а во время этого процесса пахнет палёной кожей. Не вашей кожи, нет! Просто такой вот запах. Вот, собственно, и вся операция. Минуты по три-четыре на каждый глаз. Я даже не успела толком испугаться.
«Все прошло отлично!», — сказал доктор. Я выдохнула. Веки освободили от железных пут расширителя, промыли глаза физраствором и усадили на кушетку. Когда осмотрелась, сразу поняла – вижу, все вижу отлично. Правда, все в тумане, но это нормально для первых-то минут.На выходе из операционной мне вручили кулек. В нем — описание режима, по которому я буду жить ближайшую неделю, капли, стерильные салфетки и еще одна таблетка «Кетанов».
Пятый шаг. Отходняк.
Сняв халат и шапочку, выхожу в коридор. Понимаю, что туман перед глазами постепенно рассеивается, и вижу я все больше и больше. Это несказанно радует, правда эйфория длится недолго, минут десять. Дело в том, что для многих не так страшна сама операция, как её последствия. Я оказалась в их числе. В течение часа я обильно обливалась слезами и с огромным трудом открывала веки. Надолго закрывать их пока не разрешили. Домой тоже уйти было нельзя, нужно было дождаться осмотра врача.
Этот час мне показался вечностью. Но я говорила себе – всего какой-то несчастный час терпишь, а потом – да здравствует новая классная жизнь! Внушение, правда, не очень помогало, но надо же было как-то себя отвлекать. Между тем, многие мои товарищи по операции сидели положенное время совершенно спокойно и не проронили не единой слезинки. Я же израсходовала все салфетки из кулька, без конца сморкалась, потому что вместе с глазами отек еще и нос, и не знала, куда деть руки. Они так и норовили почесать глаза, а этого делать нельзя ни в коем случае. Правда, были и те, кто ревел похлеще меня и жаловался на очень сильную боль.
Через эти шестьдесят минут меня, наконец, отпустило во всех смыслах этого слова. Доктор позвал в кабинет, сквозь слезы я дошла. «Совсем туго, детка?», — заботливо спросил он. Ответ читался по моему зареванному лицу. «Бывает и не такое», — утешил меня дяденька врач и закапал волшебные капли, от которых мне тут же снова захотелось жить. По крайней мере, я смогла открыть глаза.
Теперь мне следовало поскорее оказаться дома и лечь спать. Доктор пообещал, что к концу дня весь дискомфорт пройдет точно. Мой дискомфорт заключался в ощущении, что все, что на глазу отрезали, начинает само собой прирастать обратно. Жгучее-режущее такое ощущение, не самое приятное. С ним я не расставалась до позднего вечера. А потом я, наконец, посмотрела на себя свежим, что называется, взглядом. Если бы не опухшие веки в форме пышных пельмешек, я выглядела очень неплохо. Вроде те же глаза, а взгляд другой, более осмысленный, что ли, ясный, чёткий.
Ночью почти не спала. Закрывала глаза и все боялась, что открою, и опять все будет мутное и размытое как раньше. Эта паранойя очень мешала уснуть. Но на утро острота зрения, к моей радости, не пропала, и я снова поехала в больницу. Теперь уже просто на осмотр. Народ в метро странно косился на меня. В солнечных очках я слегка выделялась в душном, битком набитом людьми вагоне. Вообще врачи говорят надевать их только в день операции, чтобы яркий свет не напрягал глаза. А я носила их еще дня три, потому что свет продолжал напрягать.
Вердикт доктора после осмотра меня обрадовал и приятно удивил. Теперь я вижу даже не 100%, а целых 150%. Видимо, если хорошенько настроиться, я смогу смотреть через стены. Кстати, настраиваться в первые дни действительно приходится. Дело в том, что новый взгляд и мозг еще не очень хорошо ладят друг с другом, только притираются. Поэтому глаз работает, как объектив у камеры – ловит предмет, приближает-отдаляет его, затем фокусируется и выдает четкую картинку. Весьма занятный эффект.
А еще удивляет ночное зрение. В сумерках огни фонарей, фары машин и прочие источники света предстают в виде четко очерченной точки с радужными нимбом вокруг. Ни в очках, ни в контактных линзах такого эффекта я не припомню. Эти нимбы все еще сопровождают меня.
Шестой шаг. Свободный от бедра.
В принципе, после проверки у врача ты волен как ветер. Можно мыться, трогать глаза и жить как обычно. Отказать себе придется только в крепком алкоголе, жаркой бане, тёплом море, прохладном бассейне и активном спорте. На месяц. Не так уж и долго. Вполне можно обойтись.
Зоркие вряд ли поймут, как же это здорово — все видеть. А это — свобода! Хочется все рассматривать, хочется кричать прохожим: «Эй, смотрите, что я вижу!». 
Поверьте, оно стоит того.
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука