или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
7 декабря 2013
0
854

В Юрьев-Польском открыта мемориальная доска священномученику

На здании основной общеобразовательной школы №2 г. Юрьев – Польский состоялось открытие мемориальной доски в честь священномученика Константина Твердислова (1881-1937), служившего в начале XX века законоучителем Юрьевской прогимназии.
Протоиерей Константин Николаевич Твердислов родился 1 мая 1881 года в небольшом уездном городе Гороховце Владимирской губернии.
Константин поступил сначала в Муромское духовное училище, которое окончил в 1896 году по первому разряду, а затем – во Владимирскую духовную семинарию.
25 марта 1902 года, Константин был посвящен в стихарь. Из стен семинарии, он 15 июня 1902 года выпущен в числе лучших воспитанников с почетным званием «действительного студента», дающим право или поступить в Академию, или занять должность школьного учителя. Константин Твердислов избрал второй путь, и в течение двух лет по окончании семинарии – с августа 1902 года по июнь 1904-го – преподавал во второклассной школе села Давыдова Переславского уезда Владимирской губернии.
В июне 1904 года Константин Твердислов сочетался церковным браком с дочерью священника села Маймора Юрьевского уезда Владимирской губернии Еленой Георгиевской.
1 августа 1904 года Константин Твердислов был рукоположен Никоном (Рождественским), епископом Муромским, в сан пресвитера к Свято-Воскресенской церкви города Юрьев-Польского, а впоследствии был назначен настоятелем этого храма.
Стараниями отца Константина была основана приходская духовная библиотека.
В марте 1916 года, когда правлениям Духовных Академий позволено было принимать в число студентов первого курса женатых священников, отец Константин обратился с прошением на имя ректора Московской Духовной Академии епископа Волоколамского Феодора (Поздеевского).
Однако учиться в Академии отцу Константину довелось лишь в течение двух неполных лет. Революционные события февраля, а затем – и октября 1917 года поставили Духовную Академию в Троице-Сергиевой Лавре на грань закрытия. Сдав экзамены за второй курс академии, батюшка в июле 1918 года вернулся в родную Владимирскую епархию. Вначале он был назначен настоятелем одного из сельских приходов, а затем переведен в город Вязники – клириком кафедрального Свято-Казанского собора.
К середине 20-х годов было принято и административно закреплено множество крайне стеснительных для Церкви мер. В частности, взимание с приходов непомерного сбора за страхование певчих. Именно за несвоевременную уплату этого разорительного налога летом 1928 года на церковный совет Вязниковского Свято-Казанского собора, членом которого состоял и отец Константин, был по суду наложен колоссальный штраф. Чтобы уплатить требуемую сумму соборное духовенство обратилось к прихожанам с просьбой внести посильные пожертвования. Осенью того же года в газетах стали появляться написанные от имени трудящихся заметки с требованиями закрыть Свято-Казанский собор и использовать его под рабочий клуб. Прихожане обратились к властям с просьбой разрешить собрание верующих, чтобы всенародно обсудить вопрос о закрытии собора, но им было отказано. Рассчитывая найти справедливость у вышестоящих представителей власти, отец Константин вместе со старостой собора Ипатием Ефремовичем Онахриенко отправил телеграмму губернскому прокурору, но ответа на нее не получил. Тогда церковный совет провел сбор подписей прихожан под прошением не лишать народ храма, и вскоре возле здания уездного исполнительного комитета собрались верующие, которые умоляли представителей гражданского управления прислушаются к их голосам.
Все эти события и послужили поводом для преследования духовенства в Вязниках. По постановлению секретного отдела Владимирского губернского отделения ОГПУ были арестованы владыка Герман (Ряшенцев) – епископ Вязниковский; протоиерей Александр Вознесенский – настоятель Свято-Казанского собора; священник Константин Твердислов и еще несколько клириков и преданных Церкви мирян.
С 16 декабря 1928 года отца Константина содержали в губернском изоляторе как особо опасного преступника, под усиленным надзором. Все тяготы и неудобства он переносил в тюрьме стойко, как и подобает исповеднику; на допросах держался мужественно; наветы клеветников на епископа Германа, своих собратьев по алтарю и прихожан решительно опровергал и виновным себя не признал ни по одному из пунктов неправедно возводимого на него обвинения.
Однако, факты в обвинительном заключении следствием были извращены и истолкованы превратно: каноническое послушание духовенства своему архиерею трактовалось в нем как «организационно оформленная антисоветская церковническая группировка»; обсуждение среди духовенства и мирян газетных статей о предстоящем закрытии собора рассматривалось как «нелегальные заседания… для выработки практических мероприятий противодействия советской власти», а преданность матери-Церкви и нежелание одобрять обновленческий раскол – как «систематическая, ярко антисоветская агитация, содержащая в себе элементы возбуждения религиозной вражды».
На основании тенденциозных формулировок священник Константин Твердислов так называемым «особым совещанием», которое заменяло тогда суд, был по 58-ой статье уголовного кодекса приговорен к трехлетней ссылке в Сибирь. Он отбывал ее в холодном Нарымском крае, в глухом селении Парабель, затерянном среди непроходимых болот на берегу одноименной речки, впадающей в Обь. Добраться до этого селения можно было лишь по Оби, и только в сезон навигации.
21 сентября 1932 года, по окончании ссылки, «особое совещание» приговорило отца Константина к лишению права проживания в двенадцати населенных пунктах Уральской области с прикреплением к определенному месту жительства сроком на три года. Таким местом стал для него город Тамбов.
Летом 1935 года отец Константин вернулся в Вязники, где начал служить в Свято-Введенской церкви как заштатный священник. По всей стране продолжалось массовое закрытие храмов. В сентябре 1936 года правительственной комиссией по культовым вопросам была составлена для высшего партийного руководства специальная докладная записка о «состоянии религиозных организаций», где, в частности, сообщалось: «…больше всего работающих молитвенных зданий осталось в Ивановской области. Там функционирует 903 молитвенных здания из 1473, бывших ранее». Это и послужило поводом к ужесточению преследований духовенства на территории Ивановской промышленной области, куда входил и город Вязники.
17 августа 1937 года отца Константина вторично арестовали. 27 сентября 1937 года «тройкой» управления НКВД по Ивановской области протоиерей Константин Твердислов был приговорен к смертной казни через расстрел.
1 октября (18 сентября по старому стилю) 1937 года в городе Иваново его расстреляли. Тело его было предано земле на городском кладбище Балино, где производились захоронения расстрелянных.
23 ноября 1957 года президиум Владимирского областного суда снял обвинение с отца Константина по делу 1937 года, а 19 мая 1989 года прокуратура Владимирской области реабилитировала его за отсутствием состава преступления и по репрессии 1928 года.
Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II 7 октября 2002 года. Память совершается 18 сентября/1 октября, а также в дни празднования Собора новомучеников и исповедников Российских и Собора Ивановских святых 7/20 июня.
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука