или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
13 марта 2014
1
977

Виктор Кизласов: война и мир

Участник боевых действий на острове Даманский Виктор Кизласов крепок, как и его дом. «66 лет мне, а на роже ни морщинки», — хвастается. «Для вас специально еще и «селедку» напялил». Берет двумя пальцами широкий галстук, показывает, красуется.
Интересный он мужик. Грубоватый, но честный. Пришел поговорить с ним о событиях 1969 года на острове Даманский. А он про жизнь свою рассказал. Полную удивительных событий, в которых немудрено и вовсе затеряться.
Дом, который построил Виктор
Долго не могу найти дом по улице Вознесения. Видно, у кого-то инженерная мысль работала вовсю, а потому улица убегала в переулки, выскакивая то тут, то там. Наконец, нашелся двухэтажный кирпичный дом.
— Да проходите вы, что встали, — грубоватая интеллигентность берет в Викторе Кизласове верх. — Собак не держим, хозяин сам кого угодно покусает.
Прохожу в уютно-просторный дом. Взгляд сразу цепляется за щит с кинжалом, висящие на стене. Виктор Григорьевич перехватывает мой удивленный взгляд:
— Это я сам сделал. И гравировку — «К2» — придумал. Кизласов-Каргаполов. Почему форма щита такая? Так это же из детства фантазируется. Мы все в «лыцалей» играли.
Громогласный смех хозяина дома эхом уносится на второй этаж. Просмеявшись, Виктор Григорьевич устроил кратенький экскурс в историю своего рода. Со стороны Каргаполовых у Виктора Кизласова сплошь казаки, 350 лет уж на этой земле обосновались. А Кизласовы… И того больше. Первая официальная дата, в которой говориться о роде — 1771 год. Аккурат на ту пору в Аскизе построилась церковь, началась регистрация граждан.
— Жалко, не все родословную изучают, — сетует наш герой. — Письменность к хакасам поздновато пришла, потому они все держали в памяти, в голове. Помнили о своих предках.
По приглашению хозяина сажусь на крепкий деревянный стул, за большим столом. Их, кстати, Виктор Кизласов тоже сам сколотил. Правильно, зачем тратиться на мебель, коли руки под любую работу приспособлены.
О доме хозяин говорит с особой любовью. Как о верном детище, что от родителей своих свороту не знает.
— Я из Алжира хорошие деньги привез. Конец 70-х. Нонешние богачи тогда одно место морозили, да с машин водкой торговали, а я уже дом достраивал. Своим трудом заработал, ни по ком не бегал, никого не закладывал.
Помощью друзей, но чаще своими силами, чета Кизласовых отстроилась. Галина Кизласова работала «бетономешалкой» и «подъемным краном», сам Виктор Григорьевич — основной строительной силой. Спина еле разгибалась, руки ныли, но итог того стоил. Обилия строиматериалов под рукой не было, а потому приходилось что-то придумывать. И что же, спустя десятилетия убранство смотрится современно, радуя глаз гостей.
— Это сейчас соседей навалом, а тогда и не было никого, — вспоминает Виктор Григорьевич. — Лишь участники войны в Афганистане строиться начинали, да я заканчивал. А как название улицы мне нравится — Вознесения. Не зашоренное, емкое.
Жизнью не испугать
Виктор Кизласов родился в деревне Нижний Имек Таштыпского района. Годы были послевоенные, но на тяжелость детства Виктор Григорьевич жаловаться не склонен. Наоборот, ту пору с особой любовью вспоминает. Как в пятом классе впервые черемушные конфеты попробовал, да в седьмом — мороженое. Говорит, что каждому поколению — свои испытания. «Нашему негоже было широко кусать — рот мог порваться».
К девяти годам маленький Витя остался без родителей. Папа Григорий Егорович — фронтовик — от ранений был «дыроват», а потому долго не прожил. Маму — Степаниду Яковлевну — парализовало. Вот и забрала к себе тетка.
— Детство как детство было. Ничего сложного. С пятого по восьмой классы учился в Таштыпском пансионе для сирот и многодетных.
Учиться можно по-разному. Но Виктор Григорьевич обрел там крепких друзей и прекрасных воспитателей. Например, в позапрошлом году дружной компанией отмечали 80-летие педагога Анастасии Васильевой. Для Виктора Григорьевича она навсегда пример хорошего человека, потому режет ухо, когда про детдомовских воспитателей говорят что-то плохое.
Это при том, что примерным мальчиком Виктор Григорьевич никогда не был. Октябренок, пионер. А в комсомольцы его уже и не ждали — больно уж подраться любил.
Закончен восьмой класс, пансион позади. А впереди — жизнь, требующая решений. Виктор Кизласов поступил в минусинский техникум сельского хозяйства, но не задалось там, не по душе пришлось. Стипендии были маленькими, впроголодь жить не хотелось. А потому дорога жизни привела нашего героя в Красноярск, где Виктор Григорьевич выучился на монтажника стальных конструкций.
Хорошо запомнилась первая практика — на алюминиевом заводе в Красноярске. Кстати, только что построенном.
— Там даже капсулу времени какую-то закладывали, моя фамилия туда попала.
После учебы поработал год, а потом молодого парня призвали в армию…
«Мы ждали команды «Огонь»
Виктор Кизласов попал в Хабаровск, в учебное подразделение реактивной артиллерии. Прослужил там полгода, после чего дальнейшее распределение привело его в Приморье, город Лесозаводск. Ефрейтор, сержант, старший сержант. Вместе с получением званий неслась служба…
— 2 марта 1969 года мы были уже на колесах, блудили вокруг, да около. Нам говорили, что боевые учения, но мы-то понимали, что дела посложней. Черт его знает, куда нас везли.
Как наша работа строилась — залп реактивный дали, сложились и дальше пошли. Вспышка ведь большая — засечь немудрено. Приходилось отходить, чтобы «ответка» не покромсала. На залп — сорок снарядов, а они здоровые — 2 метра 87 сантиметров. Технико-тактические данные мы запоминали хорошо, ведь водка тогда 2 рубля 87 копеек стоила.
Приехали в ночь, заняли позицию. Прошло несколько суток бездействия, наши дальномерщики уже прицелились, дали корректировку.
Виктор Григорьевич несколько раз прерывал воспоминания. Было видно, что даются они не слишком легко. Отворачивался, щурил глаза, как от яркого солнечного света. Потом вздыхал и разочарованно тянул: «У воевавших нервы ни к черту». Помолчав, продолжал свой сбивчивый рассказ.
— Тут команда — «Готовьсь»! Подошел танковый батальон, окружил нас — охрана, мол. 14 марта слышим — на острове гудит бойня. Минометы, артиллерия. Целый день молотились. Немного в стороне мы были от сражений. А наших там мяло нещадно — китайцы и с гаубиц палили, и с пушек. А мы стоим и думаем: «Когда же мы-то в дело пойдем»?
Наконец, дали команду заряжать. Мы бойцы наученные, на автомате все делали. Давай снаряды разгружать. Хватились — а ножа нет! Благо, вспомнил, что в машине у меня топорик был. Так я разгружая снаряды все руки себе изрезал. Каждый снаряд был моей кровью заляпан.
Зарядились — сидим, ждем. А там все так же грохочет, кипит.
Виктор Григорьевич вновь берет паузу. Такое ощущение, что о тех днях он желает рассказать побыстрее. Вдруг, чем быстрее выговоришься, тем скорей все уйдет из памяти?
— 16 марта было затишье. Лишь вдали работал «дежурный» миномет. А тут 17 марта после обеда раздалась долгожданная команда «Огонь»! И мы бабахнули от души. В тот день никто не стрелял, только мы. Мы накрыли склады с боеприпасами и вооружением, к чертям пожгли кучу боевой техники. Наши перехватили радиограмму китайцев, где сообщалось о более чем тысяче убитых и раненых.
Вновь пауза. Виктор Григорьевич посмотрел на меня, развел руки и как-то виновато выдал:
— В общем-то все. Никакого геройства с нашей стороны не было. А вообще, китайцы — славные парни. За водкой к ним бегали, обмены разные совершали. Река была границей между двумя странами, так они к нашему берегу ночами плавали черемуху воровать. Мы все видели, но посмеивались. Зачем грызть друг друга, на то приказа не было…
В командировках и работе жизнь хороша
После армии Виктор Григорьевич немного «поотгуливал» дембель, да вернулся в Красноярск на прежнюю работу, трудиться монтажником стальных конструкций. А трудов было много — столько строек всесоюзных. Пришлось и на «Вагонмаше» работать, первые колонны ставить. Кругом степь, да колючий зимний ветер. От будущего гиганта промышленности лишь фундамент виднелся. Тоже своего рода романтика. По крайней мере, то время нашим героем вспоминается с теплотой в голосе.
Приложил свою руку Виктор Григорьевич к строительству Останкинской башни. В 1971 году наших земляков-монтажников отправили в столицу на 65 дней. Приехали эдакими сибиряками, которым московские заморозки нипочем. Шапки поснимали, куртки «нарастопашку». Но случилась слякоть, снежная «каша», да ледяной хиус. Пришлось натянуть что потеплее, да поглубже закутаться в куртейки. Смекнул тогда Виктор Кизласов, что не стоит говорить о том, что сибирякам московские морозы не страшны.
— Москвичи мне не понравились. Не наши это люди, ей Богу. Мы после работы «подгуляем» немного, выпьем, да бутыли побросаем. Москвич аж за сердечко-то хватается, мол, как так можно. Бутылочку в авоську — да сдавать. Каждая копейка на счету, нет сибирской щедрости. А магазины-то «ихние»! Мы тут на новый год по две мандаринки получим, облизнемся. А там все магазины цитрусами завалены. Непорядок какой-то.
Работал Виктор Кизласов не только на благо родной страны. Были и зарубежные командировки. В середине 70-х с бригадой отправились в КНДР устранять ошибки французских специалистов, неумело занимавшихся монтажом стальных конструкций. А в 1977 году наведался в Алжир, о чем уже говорилось выше. Там и заработать получилось хорошо.
— Я ведь и в Липецке, и в Новокузнецке доменные печи на металлургических комбинатах монтировал. Вот и в Алжир за тем же делом отправился. А комбинат там был большущий, крупнейший в Африке на ту пору. Хотели алжирцы на Черном континенте доминировать в металлах. Но Нигерия потом их, вроде, переплюнула.
Проснулось журналистское недоумение — неужели в денежном Алжире своих специалистов не нашлось. Виктор Кизласов был лаконичен:
— Денежка есть, а своих спецов — нету, в песках Сахары потерялись. Вот и «дернули» нас. Бригаду англичанин курировал, он же и принимал выполненную работу. Но нам иностранные вмешательства не страшны, на совесть все делали. С первого раза «сдались».
Вот и пожил некоторое время Виктор Григорьевич на африканской земле. Что ни зима, то «плюс 35». Ни по сибирски как-то. Вот и вернулся в родные «минус 35», хоть и предлагали выгодные контракты.
Сейчас Виктор Кизласов на пенсии. Верхолазы в 55 лет на землю «спрыгивали», на покой заслуженный. Были силы и дальше пахать, но Кизласов решил — хватит. «Нечего жилы в износ рвать, да раньше времени на Согру собираться. Мне и по дому дел хватает — некогда на диване пылиться».
Дела семейные
Сильна была бригада Виктора Кизласова. Верхолазы, тяжелой работы не боялись. Казалось, что угодно смонтировать им под силу. Вместе в общежитии жили, вместе учились. Отдыхали высококультурно — сплавы, путешествия.
А тут на преддипломную практику к ним пожаловала группа будущих инженеров из Новосибирска.
— Девушки из той группы в нашу компанию путешественников набиваться стали. Мы не хотели брать, от девчонок средь мужиков одни разногласия.
Но в итоге Виктор Григорьевич сдался. Больно понравилась ему девушка Галя. «Вся такая хорошая, симпатичная». И в компанию приняли. И зашумели песни под гитару у костра. Романтика, одним словом.
Как-то корзину цветов взял — заработки хорошие были, мог позволить — пошел свататься. Расписались уже в Абакане — она местная.
В Абакане на тот момент открылось отделение той организации, где трудился Виктор Григорьевич. Недолго думая он перевелся в родные места. А вот с квартирой у молодой семьи был небольшой напряг — свою красноярскую очередь молодой человек «прослужил» в армии. В свободное от командировок время жили у тещи. А потом и своя квартира появилась — по Кати Перекрещенко. Про дом мы вам уже рассказывали.
Взрослые и дочери Виктора Кизласова — Юлия и Галина. Работают, живут семейно.
Жаловаться Виктор Кизласов не привык — не та закалка. Может оттого и проблем со здоровьем больших нет. Крепок, как построенный им дом. По мужицки грубоват, но приветлив. Готов устраивать экскурсии, показывать казацкие шашки и кинжалы…
Из закромов появляется роза пустыни, привезенная с Алжира. Я сначала и не понял — что это такое.
— Это вы его так художественно сделали?
— Да брось ты. Природа его таким создала.
И громогласно смеется, разгоняя эхо по дому.
Субботний Рамблер
Рекомендации
интересно, фото бы еще
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука