или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
23 декабря 2013
0
1 927

ВИЗИТ В ФСС ИЛИ КАК МЫ ПЫТАЕМСЯ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЕ ПРОТЕЗЫ (Случай из практики)

Наконец-то мы подали заявление в Фонд социального страхования!
Для тех, кто не в курсе, мой друг нуждается в протезировании. Год назад ему выдали обычные протезы, какие государство выдает всем нуждающимся, но ходить он не смог. После долгих поисков выхода из положения встал вопрос о высокофункциональных протезах.Это длинная история, были пройдены и куча врачей для медико-социальной экспертизы, и сама медико-социальная экспертиза, и, пожалуй, на любом из этих этапов можно было бы вконец вымотать себе нервы, если бы не помощь Валерия Юрьевича Перевозникова – единственного в России юриста, специализирующегося на помощи инвалидам.
Визит в ФСС – событие значимое: дадут – не дадут, одобрят – не одобрят — об этом знают все, кому когда-либо доводилось иметь дело с его сотрудниками. У большинства посетителей, как правило, эта процедура не проходит без нервотрепки. А тут – протезы с внешним источником энергии, и не один, а сразу два! Для тех, кто, опять же, не в курсе: это очень дорогие протезы, и, следовательно, немалая денежная сумма как в рублях, так и в долларах.
И так, конец недели, пятница, визит в ФСС… Улыбка сотрудницы, принимавшей заявления ничуть не подкупила, поскольку, повторюсь, сумма изрядная, и морально я была готова ко всему. Как оказалось, не зря. Девушка долго изучала заявление и все прилагаемые к нему документы, что-то сверяла и снова перечитывала, очевидно, не веря своим глазам и нашей наглости. И, наконец, упрекнула:
— Зря вы пришли с готовым заявлением (О как!), могли бы и здесь написать… Все равно переписывать придется.
Заранее зная от Валерия Юрьевича, что заявление может быть написано в какой угодно, даже произвольной форме, но все равно изложенное по той самой форме, которую именно предпочитают в ФСС, я наивно спросила:
— А зачем? Что-то не так?
— Да нет, — отвечает, — все правильно, но… зачем вы утруждались? Все прямо у нас бланк заполняют.
— А я подготовилась, — парирую. – А если что-то не устраивает, то скажите прямо, обсудим.
Девушка смирилась с моим упрямством, но попыталась отказаться от медико-технического заключения, написанного Мытищинским реабилитационно-ортопедическим центром:
— Нам это не нужно. Достаточно заключения, подписанного местным протезным предприятием.
— Знаете, мне придется настоять на том, чтобы это заключение все же было принято в пакете документов так же, как и местное, — снова упираюсь. – Поскольку писали его независимые эксперты. Так что вы уж примите на всякий случай!
Начался торг, прямо как на базаре: девушка отнекивалась от «мытищинского» документа, а я настаивала «возьмите да возьмите».
Она снова смирилась, однако и ярославское заключение ей не понравилось:
— Написано не по форме. У них есть такая специальная форма. Жаль, у меня под рукой нет, а то я бы показала. Надо переделать! («Принеси то, не знаю что» – понимаю, в детстве тоже сказки читала!)
— Странно, — удивляюсь, — а в ПрОПе сказали, что этого документа достаточно.
— Действительно странно, — сочувствует она, — они знают, что этого не достаточно. Но вам придется взять у них документ по другой форме.
Следующая фраза окончательно разозлила меня:
— Да вы, — говорит, — не торопитесь. Принесете заявление на следующей неделе, когда все будет готово.
Ага, щас! Вот уж, действительно, здоровый больного не разумеет! Для человека без ног каждый день, проведенный в четырех стенах – мука. Понятное дело, когда за день перед тобой проходит череда людей со своими нуждами,оно, может, и не так заметно, и в положение каждого входить не обязательно. Но говорить посетителю, который приперся, так сказать, при полном обмундировании, во всеоружии, «приходите завтра», было крайне неосмотрительно!
Ладно, мчусь в местный ПрОП (протезно-ортопедическое предприятие – это снова для тех, кто не в курсе!). Появилась там, как это часто бывает, когда тебя начинают «отфутболивать», крайне не вовремя: директор ПрОПа только что уехала, а врач, написавший отвергнутую бумагу, вообще был в отпуске. Встретили меня какие-то две суровые тетки не менее суровым вопросом: к кому?
Четко и внятно, чтобы теткам было понятно с первого раза, объясняю, что мне нужно переписать документ. Очевидно, мои требования им не очень понравились, потому что они не менее четко и внятно ответили, что никого нет, что одни еще не вернулись с обеда, а другие уже ушли на оный.
Ладно, прошу пропустить меня «хоть к кому-нибудь», потому как времени немного, и его очень жаль.
— А я не обязана этим заниматься, — огрызнулась одна из них.
— Откуда мне знать, чем вы занимаетесь, если у вас даже бейджика нет, – огрызаюсь в ответ.
Тем не менее, тетка нехотя поднялась со стула и поплелась по кабинетам в поисках живой души. Очевидно, в ПрОПе кто-то все-таки затаился. В некоторые кабинеты моя проводница после стука входила и просила меня принять. В коридоре было слышно, как ей объясняли, где они меня видели вместе с моим документом, и что «раз Сорокин его писал, то пусть Сорокин и переписывает». В попытке добиться хоть какого-то адекватного ответа без посредника, я начала слоняться по коридору приставая к каждому встречному с вопросом, когда появится директор. На третий этаж, где находился его кабинет, меня не пустили, сказали:
— Скоро придет заместитель директора, вот ее и ждите. Хотя и она вам ничем не поможет.
Перспектива была незаманчивой. Сделав вид, что смирилась с коллективным решением персонала вымотать мне нервы, и усыпив тем самым бдительность мучителей, я незаметно прошмыгнула на заветный третий этаж.
…Разговор с секретаршей, потом с юристом, а потом и с протезистом получился более адекватным, хоть и тоже бестолковым: никто не мог понять, какую-такую «форму» хочет ФСС. Выяснилось, что до этого дня никто из пациентов не претендовал на такую роскошь, как высокофункциональные протезы, а значит «эта форма где-то есть, но как она выглядит – никто не знает».
Сообща выбрали жертву — протезиста, который на свою голову оказался на рабочем месте, — нашли мало-мальски подходящий под описание бланк, и заставили его (протезиста, а не бланк) заполнить документ по всей форме. Протезист, не имеющий к ситуации никакого отношения, долго и мучительно подбирал каждое слово, ворча между делом, что он не обязан писать чужой документ, и что «раз Сорокин его писал, то пусть Сорокин и переписывает». Подбирал слова так долго, что мне удалось-таки дождаться и самого директора.
Ирина Константиновна тоже долго не могла понять, чего, собственно,желает видеть Фонд социального страхования: вот, дескать, первоначальное заключение, а других мы и не пишем.Звонок в сам Фонд ничуть не разрешил суть вопроса. Было решено: закончить оформление уже начатого документа и безапелляционно предоставить его ФСС – пусть делают с ним, что хотят!
Жертва-протезист покорился и завершил поставленную задачу. Я извинилась за повышенное внимание к своей персоне и за потрепанные ему (протезисту, то есть) нервы. Он улыбнулся: «Да ладно! Представляю, как у вас нервы истрепаны» — и попросил нас навестить их ПрОП, когда вся эта история будет закончена, чтобы посмотреть на электронные протезы. Как я его понимаю!
…Возвращаюсь в ФСС с новым документом. Меня уже ждет не только девушка, пославшая меня далеко и, как оказалось, надолго в другой конец города, где находится ПрОП, но и еще пара заинтересованных девиц.
Дубль два: вновь предъявляю все документы. Убедившись, что все в порядке, все написано-прописано, разложено по полочкам, и от этого не отвертеться, начинается нечто вроде «воспитательной» беседы. Понимаем ли мы всю ответственность этого заявления, и представляем ли мы стоимость заявляемых протезов, и с какой это стати мы просим такие деньжищи, и соображаем ли мы, сколько людей на эти средства могли получить обычные дешевенькие протезы, и с чего это мы решили, что именно на электронных протезах мой друг Николай Мишагин сможет ходить и т. д. и т.п. По-моему, они даже кричали. Как-будто я пришла не с заявлением, а с целью украсть их кошельки.
Наверное, этот разговор должен был меня напугать и заставить плакать от угрызений совести, однако эффект оказался несколько обратным. Вспомнилась молодость, дискотеки и полупьяные девицы, рвущие в укромном месте друг у друга волосы из-за неосторожного словца или смазливого старшеклассника. Честное слово, в какой-то момент даже показалось, что меня готовы побить.
Сделала вывод: подозрения о том, что сотрудники ФСС получают премии из средств, сэкономленных на инвалидах – явно не миф. Иначе с чего бы им так надрываться?
Меня опять попросили написать новое заявление без указания даты его подачи, и снова я отказалась. В свою очередь, я попросила предоставить мне расписку в получении заявления, но дамы тоже отказались…Зато все остальные документы, включая те, что утром были не нужны, пошли за милую душу. Правда, меня попросили доказать тот факт, что хирург действительно рекомендует поставить моего друга на электронные протезы.
К счастью, мы с самого начала делали ксерокопии абсолютно со всех документов (надо сказать, отличная привычка в плане общения с чиновниками!). Пообещав предоставить и это, я покинула здание взмыленная, уставшая и окончательно измотанная.
Дубль три: в понедельник я предоставила ксерокопию направления на медико-социальную экспертизу, в котором в свое время хирург написала все необходимые рекомендации. Побольше бы таких врачей, как Эльвира Александровна Хохлова! Дай Бог ей здоровья!
На этот раз мы с сотрудницами ФСС поговорили спокойно и, можно сказать, даже душевно. Они сняли ксерокопию с ксерокопии (звучит, как бред! Но…), и попросили войти в их положение: а вдруг ревизия, а они тут деньгами, понимаете ли, раскидались! Я выклянчила-таки у них расписку в получении заявления, не забыв упомянуть 59-й Федеральный закон «О приеме заявлений граждан на рассмотрение». Полагаю, последний аргумент был наиболее весомым.
Теперь мы с Николаем ждем этого самого рассмотрения.
После всей этой одиссеи я подвела итог: в такие дебри без хорошего юриста нечего и соваться. А если все-таки рискнуть и проявить самостоятельность, то надо запастись крепкими нервами, кучей терпения и бездной выдержки. Иначе можно сорваться и загреметь совсем к другим специалистам.
Да-да, Валерий Юрьевич, признаем: нам с вами очень повезло! Будем надеяться, что все у нас получится в самые кратчайшие сроки. Как бы там ни было, продолжение следует…
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука