или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
11 января 2016
1
337

Волна всегда возвращается на берег 

Волна всегда возвращается к берегу

«Это не начало, но еще и не конец». Почему Она так ощущает себя. Такое с Ней уже бывало, но потом все проходило, в этот раз все было не так как всегда. В душе творилось что-то невероятное. Она не могла найти себе места. Словно его не было во всей вселенной. Потерянность, отчаяние, и что самое страшное разочарование. Оно всегда болезненно. После таких событий очень трудно встать и пойти, как ни в чем не бывало. Но так надо, никто не должен знать, что происходит с Ней. Все это Она спрячет глубоко в сердце, чтобы потом забыть все плохое и помнить только самые светлые моменты. А пока Она позволила себе такое состояние. Хандра – это плохой советчик, и не стоит так убиваться, но ее надо пережить сейчас чтобы, потом не возвращаться, обдумать, решить, разобраться во всем. Но как, когда в голове все смешалось в один сплошной кошмар, от которого, казалось, нет избавления.

Но, как известно, что все в свое время проходит. Но когда?

Когда-то дождь, который шел за окном радовал Ее. Но, теперь глядя на капли, которые однообразно и монотонно стучали по подоконнику, по лужам, заставляя всех скорее скрыться под навес, заставил слезинку скатится по щеке. И она, гладя в окно, думала, что же там впереди, и есть ли надежда, когда все внутри словно оборвалось. Но тихий голос нашептывал на ухо, его прикосновение было таким воздушным, что хотелось верить, что все самое интересное еще впереди.

- Нет, это очередной обман, Я не хочу больше верить, тому чего не может быть. Пора стать взрослой.

Но голос не замолкал, он настойчиво твердил Ей, что если Она выбросит все из головы и начнет все с самого начала, то все получится. «Ты только верь!» (на секунду Она поверила) но порыв ветра ударивший в окно Ее вывел из оцепенения. «Обернись», — вторит снова этот невидимый кто-то, — «обернись», — но Она упрямо смотрит на лужи, по который бегут, чьи-то ноги, укрытые под зонтом.

В такие минуты, приходят всякие мысли, и в таком состоянии не всегда положительные, они могут привести к тому… Так что бойтесь своих мыслей….

«Но почему?» – вертелось в голове, эта фраза словно молоток выстукивала в виске, от чего вена пульсировала. Но ответ все же не приходил, так прошел час, два, а может и того больше. «Почему?» — и снова одно и тоже, и тоненький голосок словно вторил этому большому вопросу – «за что?». И это удручало Ее еще сильнее. Она вспомнила тот день, когда Она с Ним встретилась.

«Ярко светило солнце. Но на душе отчего-то было невесело. Столько всего навалилось в один миг, что даже не хотелось и думать. Она медленно шла по улице, когда Ее окликнул приятный голос. Но Она не обратила внимания, но голос позвал Ее снова. Ее поразило больше всего то, что голос звал Ее по имени. Она, наконец, обернулась. И Ее словно ударило током, она вся оцепенела, и смотрела на Него, не сводя глаз. В голове пронеслось: «Я его где-то видела? Но где? И имя, я, кажется, знаю тоже…. Но как же?» В голове проносились знакомые образы и вдруг из череды этих мелькавших ликов, выделился Он, то есть тот Самый, который сейчас стоял перед Ней.

- Ты… – тихо, кажется, одними губами произнесла девушка. Голоса действительно не было, потому, как парень переспросил.

- Что?

- Ты… и здесь, но как? – все что Она сказала, было не столько осмысленно, сколько интуитивно, потому что сознание продолжало, усиленно работать над тем, кто Он, но Она не могла вспомнить Его имени. Хотя, чем больше смотрела, тем больше Его лицо было Ей знакомо. Вот уже Она вспомнила, когда и где Она видела эти приятные черты, эту открытую улыбку, и, наконец, этот голос.

- Да, я и здесь. Но почему, ты так удивлена? – спросил Он. – Разве я не могу быть здесь?

- Нет, не это, почему? – Она поняла, слова были несвязны между собой и звучали глупо, но ничего не могла с этим поделать. Накатившее волнение заставило Ее нести какую-то ерунду.

- Ты меня просто удивляешь. Я приехал, вот и все, по-моему, это просто.

- Да-да… — пробормотала Она. – Я просто не ожидала тебя здесь увидеть. Ну, по крайнней мере, меньше всего как…

- Ты меня просто смешишь. – Перебил Он ее.

- У тебя …? – Ха, тут Она вспомнила, кто Он и откуда Она знает Его.

Но тогда Он, откуда Он, может знать Ее имя? Его-то знают все, ведь это и есть тот Самый герой Ее сердца, который покорил Ее тогда. Он покорил Ее, но подумать, что Он знает Ее, так же как и Она Его. Нет, этого не может быть. Она, наверное, сходит сума. – Вы, наверное, не меня?

Он рассмеялся.

- Ну, да. Не тебя. А так просто иду, кричу. Похоже? И, ты видишь, что, кто-то еще остановился?

- Нет, не вижу… — Она покраснела. – Просто не верю, тому, что вижу.

- Ладно, тогда, давай не будем удивляться тому, что стало фактом. Ведь я и сам удивлен не меньше твоего, это просто судьба, что мы встретились, так просто, в таком большом городе.

Он подошел и взял Ее за руку. Его рука была теплой и казалась такой родной.

- Тебе холодно? – спросил Он.

- Нет. – Ответила Она, хотя дрожь волнения пробирала все Ее тело, но это был и вправду не холод.

- Но отчего ты вся дрожишь как осенний лист на ветру?

- Просто, я так рада, что не могу никак поверить в то, что Ты это Ты. И Ты рядом со мной.

Тот день они провели вместе, и только когда на небе стали появляться первые звезды, они расстались, так как Ему нужно было идти, Его ждали, но Он обещал, что они завтра обязательно увидятся.

Она помнит, как всю ночь не могла уснуть. Она ворочалась с боку на бок. Но глаз так и не сомкнула. Она периодически вскакивала, подбегала к окну открывала его, чтобы вдохнуть свежего воздуха, который на мгновение помогал Ей, но потом снова Ее душило Ее же волнение.

- Этого просто не может быть. Я сплю и вижу сон. Да, мне нравится этот сон и мне не хочется просыпаться. Но ведь сейчас я не сплю, иначе, как бы я слышала себя так явственно. – И в доказательство она ущипнула себя. – Нет, все, правда. Правда!!! – Она закричала, но пришла в себя, ведь на дворе была ночь, и все спали. Она лежала и улыбалась сама себе. Она вспоминала, как они гуляли по городу, Он смешил Ее, держал Ее за руку, смотрел в Ее глаза. Да, Она много раз видела это во сне, но теперь, это было на самом деле. Как мало надо, чтобы человек почувствовал себя счастливым. Достаточно, чтобы Тот кого ты Любишь был рядом. Видеть Его, слышать, слушать, ловить на себе Его взгляд. Смешно, но от этого чувствуешь себя на седьмом небе. Какой все-таки смешной человек, и как забавно Он устроен!!!

- Как много нужно одному – и ничего не нужно когда они вместе!!!

Какое, это безумие. Но какое приятное.

- Скорее бы наступило завтра, вернее рассвело. И я снова увижу Его. Он – здесь, невероятно! Какое было хмурое утро, и с Его появлением, словно вышло солнышко. Он и есть мое солнышко. Слишком весело мне, — подумала Она, — потом будет грустно еще больше.

Всю ночь Она убеждала себя в реальности всего происходящего, в таких размышлениях Ее застал рассвет. Она встала, оделась. Потом взяла наугад книжку с полки открыла ее, но не сначала и стала читать:

« — На деньги вашего мужа, мисс Кэтрин? — спросила я. — Вряд ли ваш друг

окажется так сговорчив, как вы полагаете. И хоть я в этом деле не судья,

думается мне, из всех ваших доводов в пользу того, чтобы стать вам женой

молодого Линтона, этот — наихудший.

 — Неправда, — сказала она, — наилучший! Все другое было ради меня самой

- в ублажение моих прихотей; или ради Эдгара — для его удовольствия. А это

- ради человека, в котором заключены все мои чувства — и к Эдгару, и к 

самой себе. Я не могу этого выразить, но, конечно, и у тебя и у каждого

есть ощущение, что наше «я» существует — или должно существовать — не 

только в нас самих, но и где-то вовне. Что проку было бы создавать меня,

если бы я вся целиком была только здесь? Моими большими горестями были

горести Хитклифа: я их все наблюдала, все переживала с самого начала! Моя

большая дума в жизни — он и он. Если все прочее сгинет, а он останется — я

еще не исчезну из бытия; если же все прочее останется, но не станет его,

вселенная для меня обратится в нечто огромное и чужое, и я уже не буду

больше ее частью. Моя любовь к Линтону, как листва в лесу: знаю, время

изменит ее, как меняет зима деревья. Любовь моя к Хитклифу похожа на 

извечные каменные пласты в недрах земли. Она — источник, не дающий явного

наслаждения, однако же, необходимый. Нелли, я и есть Хитклиф! Он всегда,

всегда в моих мыслях: не как радость и не как некто, за кого я радуюсь

больше, чем за самое себя, — а как все мое существо. Так вот не говори ты

больше, что мы расстанемся: это невозможно и…

Она смолкла и зарылась лицом в складки моего платья; но я с силой его

отдернула. Меня выводило из терпения ее сумасбродство!

 — Если есть хоть крупица смысла во всей этой бессмыслице, мисс, —

сказала я, — она меня только убеждает, что вы и понятия не имеете о том

долге, который возлагаете на себя, выходя замуж, или же, что вы дурная

взбалмошная девчонка. И больше не приставайте ко мне с вашими тайнами: я

не обещаю хранить их.

- Действительно, когда любишь, разве будешь искать смысл, и думать над тем, что думают другие. Ты просто любишь и все, ни за что-то, а просто за то, что Этот человек есть. В такие минуты голос разума спит. И не стоит взывать к Его сознательности. Потом начнешь понимать, но не сейчас. – Вслух рассуждала Она.

День обещал быть прекрасным. И Она уже предвкушала его аромат. Все словно перестало существовать для Нее, только Он и Она.

Стрелка часов медленно ползла к семи часам. Она так хотела подогнать время, которое, как Ей казалось, шло как че-ре-па-ха; нет, как улитка. Казалось, минуты вытягивались в часы. Так обычно бывает, когда ждешь. Ведь, хуже некуда, чем ждать и догонять. И то и другое утомительно и невозможно. Чувство, что отстаешь на целую вечность, и никогда уже не догонишь.

Она встала и стала ходить из угла в угол, прохаживаясь по комнате.

«Тик-тик-тик!» — тикали часы на стене. Ее сердце билось в такт отбиваемый ими. Ожидание душило, душа была готова выпрыгнуть от нетерпенья.

«Тик-тик-ТИК!!!!» — все громче стучало в голове.

Прошел час. Часы пробили восемь. Но еще целых два часа.

- Я не выдержу этого! Как утомительно тянется время. Я словно попала в стоячую реку, и мой кораблик стоит на месте. Я дую изо всех сил на паруса, но это бесполезно, даже глупо.

Она вышла на улицу, чтобы сократить свое томление в четырех стенах. Утро и, правда, было великолепное. Такие бывают только Весной. Прохладный свежий ветерок трепал ее длинные волосы, словно, он был с ней за одно. Ей хотелось, кричать от счастья, хотелось обнять весь мир, хотелось, чтобы не только ей было хорошо, но и всем. Она шла и улыбалась всем, кто встречался Ей по пути. И люди в ответ улыбались на Ее приветливое приветствие. Она шла, и словно излучала свет, который был в Ней.

Город ожил. Гудели машины. Сновали люди. Все было как обычно. Но не для Нее. Сегодня все было особенным. Она хотела запомнить каждую минуту этого дня, впитать его аромат, запомнить его навсегда.

И вот наступило время. Сердце билось так, что стучало в ушах. Он шел Ей навстречу. На Его лице была сияющая улыбка.

- Я не сплю, и не сошла с ума, это на самом деле ты. Ни одно человеческое существо, не может быть, так счастливо, это даже пугает. – Сказала Она, глядя в Его небесно голубые глаза, которые были такими ясными и светились как два солнечных лучика.

- Не бойся, ведь, это прекрасно. Ты вся словно светишься.

Он пришел с большим букетом роз, которые еле помещались в охапку. Ей было так приятно, и Она чувствовала себя самой счастливой на всем белом свете. Но вдруг лицо Ее омрачилось, оттого, что Она понимала, что это не на долго, и что завтра Его уже не будет, Он полетит дальше, а Она останется снова одна, но с надеждой и мечтами и грезами о своем сказочном принце. Но пусть это будет потом, а сейчас Она будет радоваться тем немногим моментам, которые подарила судьба. Ей девочке, которая с детства мечтала о своем Грее и алых парусах. Вот оно – Счастье! Это так приятно, ты паришь над миром, не касаясь земли, ты там, где-то между небом и землей, словно птица, окрыленная любовью. Они бродили по набережной, катались на катере, ели мороженое, кормили голубей на площади, болтали о жизни, и о том, что будет с ними. Голова шла кругом. Ей было так хорошо. И Ему было хорошо с Ней. Они были счастливы и любимы. День пролетел быстро.

Наступил вечер. Как грустно, надо расставаться. Но как не хочется отпускать его руку, отпускать его, чтобы Он так внезапно появившийся в ее серых буднях, раскрасив их, всеми цветами радуги, разбередил все в душе, нарушил мерный ритм ее обычной жизни, в которую Она вошла. Исчезнет как мираж, обман, словно и не было этих двух дней, которые они провели вместе. Но, пусть лучше так, пусть будут только два дня и не больше, но пусть они будут. Ведь они будут памятны ей навсегда. И радость воспоминания, будет озарять ее лицо, когда, хоть один миг промелькнет перед Ней. Они стояли и смотрели друг на друга.

- Не будем грустить. – Он вытер слезинку с Ее лица, которая медленно катилась по щеке.

- Не будем, — повторила Она, и поцеловала Его руку. – Ты знаешь, я никогда не была так счастлива, как сейчас. И знаю, что уже никогда не буду счастливее этих моментов. Спасибо тебе за это. Ты, самый лучший! Да, ты и сам это знаешь. Я желаю тебе всего самого хорошего. А теперь иди и не оборачивайся.

- Но, что же ты не уходишь, иди пока, я тебя отпускаю, пока я могу. Еще минута рядом с тобой и я не смогу.

Он отошел на шаг, Его рука по-прежнему была в Ее.

- Иди… — произнесла Она, не расцепив пальцев.

Он вырвал руку и быстрыми шагами стал удаляться от Нее. Она стояла и смотрела Ему в след, пока Он не скрылся из виду. Слезы катились из глаз. Вдруг Ей захотелось догнать Его, вернуть. И Она медленно пошла за Ним, в том направлении, куда удалялся Он. Потом шаг перешел на бег. Но Его не было.

Все было как всегда. В воздухе висел аромат сирени. Это запах весны. Но, Он ушел и для Нее, она прошла. Она стояла и плакала, вернее, не плакала, а слезы сами безудержно лились горючим потоком из Ее прекрасных, ясных глаз. Кто-то остановился рядом с ней и предложил помощь, но Она только отмахнулась, и побежала в никуда, просто, только бы не стоять. Она бежала, так долго пока силы не покинули ее. Она села на скамью. И зарыдала.

Он тем временем ехал в автомобиле, который мчал Его по городу, по его широким проспектам, унося все дальше и дальше от Нее. Его лицо было спокойным. (Но не думай мой читатель, что Он был настолько хладнокровен, нет, просто, Он не мог позволить себе те эмоции, которые разрывали Ее. Но в Его душе было столько же боли, столько горечи от расставания) Но все было, так как и должно было быть.

Но, кто решил, что так должно быть? Кто решил, что так надо ломать молодые судьбы? Разбивать им сердца, рвать нить между ними? Кто так решил? Может, кто-то и решил, но мы не можем этого понять и смирится с тем, что так есть?»

Воспоминания о том времени, еще больше разбередили ей раны, которые еще не прошли. Но они никогда и не пройдут.

«Вся жизнь моя была залогом

Свиданья верного с тобой;

Я знаю, ты мне послан Богом,

Навеки ты хранитель мой…

Ты в сновиденьях мне являлся,

Незримый, ты мне был уж мил,

Твой чудный взгляд меня томил,

В душе твой голос раздавался

Давно… нет, это был не сон!

Ты чуть вошел, я вмиг узнала,

Вся обомлела, запылала

И в мыслях молвила: вот он!

Не правда, ль? Я тебя слыхала;

Ты говорил со мной в тиши

И в это самое мгновенье

Не ты ли, милое виденье,

В прозрачной темноте мелькнул,

Приникнул тихо к изголовью?

Не ты ль, с отрадой и любовью,

Слова надежды мне шепнул?

Вообрази: я здесь одна,

Никто меня не понимает,

Рассудок мой изнемогает,

И молча гибнуть я должна.

Я жду тебя: единым взором

Надежды сердца оживи

Иль сон тяжелый перерви,

Увы, заслуженным укором!

Ей в голову отчего-то пришли строки из «Евгения Онегина», и Она процитировала их в слух. Они так подходили к тому, что сейчас творилось в ее истерзанной душе. Тревоги не унимались, и боль становилась все сильнее.

- Лучше бы мне никогда не знать тебя. Не видеть. Может, ничего и не было и мне все это привиделось. Нет, этого не может быть, тогда я схожу с ума. Все пройдет, и это тоже пройдет, как и все. – снова успокаивала себя Она.

Но ничего не проходило. И прошло уже много лет с того момента. А в душе было все тоже первозданное чувство, которое родилось в тот весенний день, как это бывает, но и не со всеми. И оно не может умереть, пока ее сердце будет биться в груди. Любовь как вбитый гвоздь, вынув который остается рана, которая сначала кровоточит, а потом начинает потихоньку заживать, но шрам останется навсегда, и напоминать о тех двух днях, когда Она была самой счастливой на всем белом свете…»

Субботний Рамблер
Рекомендации
Познакомлюсь с парнем/мужчиной от 18 и до 55 лет для взаимной мастурбации по web-камере и реального секса без обязательств и строго анонимно! Мой Ник SofySunnyRay на сайте http://HBA3L.TK
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука