или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
27 февраля 2014
0
2 578

Вопрос времени: кому в Кирове нужны антикафе

Кафе, где посетители платят за время, появились в России несколько лет назад. Началось все с московского «Циферблата», представительства которого затем открылись в ряде российских городов, а также Киеве и — совсем недавно — в Лондоне. Автор Рустории поговорила с людьми, которые решили попробовать эту бизнес-модель в славной Вятке, и выяснила, зачем они взялись за это не всегда благодарное дело и чего в итоге им удалось достичь. 
«Это больше социальный бизнес»
Первым заведением в Кирове, которое заработало по принципу антикафе, стал коворкинг-центр «Вход». Открытие состоялось в сентябре 2012 года. Как признается управляющая «Входа» Ульяна Бакштаева, создатели заведения не строили иллюзий, что этот бизнес будет мегаприбыльным.
— У ребят были и есть другие проекты, которые стабильно приносят им деньги. Так что у них была возможность и, самое главное, желание организовать такой бизнес, который будет реализовывать их творческие амбиции, сделать что-то полезное для города, — говорит она. — Это больше социальный бизнес. В Европе это нормально воспринимают, а у нас понимают далеко не все.
Что еще понимают не все, так это то, что «Вход» — свободное пространство.
— Оно не будет тебя развлекать само по себе. Здесь ты должен найти себе какое-то применение, — поясняет Бакштаева.
Одно из главных применений самому себе, которое предлагают владельцы «Входа», лежит в сфере бизнеса. Идея состояла в том, чтобы привлечь в коворкинг, то есть в общественный офис, молодых перспективных людей — тех, например, у кого есть хорошие идеи, но нет средств на их реализацию. «Вход» должен был стать площадкой, на которой эти люди смогут найти инвесторов. Владельцы считают, что их задумка удалась.
Но, собственно, коворкинг — только третий этаж четырехэтажного «Входа». На первом этаже находится кофейня в ее традиционном понимании (для тех, кто так и не смог принять идею платы за время), на втором — просто антикафе, на четвертом — мансарда, которую можно арендовать для проведения конференций.
— Сложно сказать, какой из этажей наиболее востребован. Сначала это явно было антикафе. Людям было, прежде всего, интересно тусить. Сейчас этажи нагружены равноценно, — говорит Бакштаева.
— Если бы «Вход» был только антикафе, был бы он успешен?
— В Кирове, мне кажется, что нет. Таких примеров уже несколько: это и «Кактус», и «Холостежь». Я не знаю, за счет чего ребята выживали. Это тяжелый, невозможный формат для такого города.
«Люди слишком оглядывались на время»
Вслед за «Входом», в декабре 2012 года, пара недавних выпускников московских вузов открыла антикафе «Холостежь».
— Нас с моим будущим мужем Вовой вдохновил «Циферблат», — рассказывает Елена Растворова. — Мы решили открыть кафе такого же формата у меня на родине, в Кирове. Здесь это было проще сделать, потому что есть знакомые, арендная ставка ниже и нужен меньший стартовый капитал.
Примерно год Лена и Вова зарабатывали на этот самый капитал в столице. Вова работал в кофейне, чтобы набраться опыта в сфере общепита. Лена была репетитором по английскому языку.
— Мы исходили из того, что нравится лично нам, — объясняет Лена. — Мы были фанатами кофе, поэтому купили хорошую кофемашину. Хотели свой кинотеатр — и создали в кафе возможность просмотра фильмов на большом экране. У нас нет алкоголя, но дело не в дороговизне лицензии, а в том, что мы так решили.
Но в качестве антикафе «Холостежь» проработала всего месяц. Система поминутной оплаты, заимствованная у «Циферблата», не прижилась.
— Люди стали оглядываться на время, поскольку считалась каждая минута. Мы поняли, что посетителям проще сразу заплатить какую-то сумму, и сменили формат, — вспоминает Растворова.
На этом поиск идеального формата не закончился. «Холостежи» пришлось закрыться к лету 2013 года, чтобы открыться вновь уже осенью — в новом помещении с большим количеством комнат, кухней и вновь измененной системой оплаты. Теперь «Холостежь» — квартирник с депозитным входом. К стандартному набору развлечений вроде настольных игр, видеоигр и кино добавились кальяны.
— Сейчас дела идут лучше, но мы не так давно работаем по новой схеме. Еще сложно делать глобальные выводы, — говорит Елена. — Раньше мы зарабатывали чуть больше того, что вкладывали, и сейчас так. Но прослеживается положительная тенденция.
В обычное время в «Холостежи» чаще всего можно встретить школьников старших классов и студентов первых курсов института. Аудитория постарше подтягивается, когда здесь проводятся какие-либо культурные или образовательные мероприятия, например, концерты, мастер-классы или выступления интересных спикеров.
«Мы играли в бизнес-игры чаще, чем в какие-то другие»
Антикафе «Кактус» временно закрыто. Так написано на его страничке «ВКонтакте». Кто-то считает, что они не потянули аренду (располагались прямо напротив ЦУМа). Кто-то считает, что они в принципе не откроются. С таким набором мнений иду на встречу с бывшей владелицей «Кактуса» Олесей Лобастовой.
Олеся, недавняя выпускница кировского вуза, рассказывает, как год назад съездила в Москву к сестре, влюбилась в «Циферблат» и просто загорелась идеей открыть такое же заведение в Кирове.
— Желание возникло спонтанно. Я понимала, что это больше прихоть и что на том этапе я не смогу долго заниматься этим бизнесом, но я спать не могла — мне нужно было открыть это кафе, — признается девушка.
Дело в том, что «Кактус» — лишь один из бизнес-проектов Олеси. Она рассказывает, что стала делать первые шаги в бизнесе еще в конце школы, начинала с точки по продаже весового чая, а в 20 с небольшим открыла собственный магазин детских товаров для творчества. Так что со стартовым капиталом для открытия «Кактуса» проблем не было.
Предпринимательская жилка Олеси проявляется во всем.
— Мы не ориентировались на совсем-совсем молодежь и играли в бизнес-игры чаще, наверное, чем в какие-то другие, — рассказывает она о буднях своего антикафе. — За время работы «Кактуса» у нас появилось много интересных друзей и связей, которые сейчас приносят плоды.
Со слов Олеси, духом предпринимательства «Кактус» похож на «Вход», поэтому неудивительно, что аудитории заведений немного пересекались. Но в целом, как утверждает Олеся, конкуренты ее особо не волновали. По ее словам, у «Кактуса» довольно быстро появились завсегдатаи, атмосфера получилась душевной, а затраты окупались.
— Если все было так хорошо, почему же «Кактус» закрылся после семи месяцев работы?
— Нам перестало хватать площади. Сложно было организовать там все то, что хотелось, — объясняет Олеся. — У нас были и танцы, и школа иностранных языков, и игры. В какой-то момент мы поняли, что порвемся.
Сейчас Лобастова и ее соратники ищут новое, большое помещение. В противовес слухам об окончательном закрытии они обещают снова открыться в ближайшие месяцы.
«В крупных городах формат антикафе более развит»
Последним по времени ряды кировских антикафе пополнило заведение под названием «Freak Out Place». Городским модникам и тусовщикам его владельцы известны по магазину одежды «Freak Out Shop» и созвучной по названию промо-группе, которая устраивает вечеринки.
Все началось с того, что ребята захотели иметь собственную площадку, где «в любое время можно делать что угодно».
— В нашем магазине периодически проходили выставки и творческие вечера, выступали музыканты и диджеи, также мы устраивали вечеринки в клубах, но нам хотелось иметь нейтральную зону, свободное пространство, — рассказывает владелец «Freak Out Place» Антон Селиваев. — Для себя в нашем городе мы не нашли такого места.
— Без запаха еды, табака, кальянов и без шумящих, звенящих стаканами парней, — вступает в разговор соорганизатор антикафе Маргарита Комарова. — Хотя и у нас звон бокалов присутсвует.
— Но он звучит более мягко и празднично, — добавляет Антон.
— На самом деле нам просто, видимо, не хватало места вне дома, куда можно было бы пригласить всех своих друзей и друзей друзей. Общественного места, где могли бы собираться люди, близкие нам по духу, — формулирует замысел Маргарита.
— Когда вы создавали кафе, вы чувствовали, что есть запрос города, есть потребность в подобном заведении? — спрашиваю я.
— В первую очередь мы почувствовали свой запрос, — говорит Антон, — потому что мы не знали, куда сходить. Это вечная проблема небольших городов.
— Нет, у города мы такой потребности не чувствовали, — подумав, добавляет Маргарита. — Ее на самом деле практически нет, потому что в крупных городах формат антикафе более развит. Эти заведения, как правило, расположены в центре большого города, где расстояния со спальными районами измеряются десятками километров. Мне кажется, главная функция антикафе — как раз-таки переждать, отдохнуть, чтобы не ехать домой в течение дня, если у тебя еще есть дела в городе.
Как бы то ни было, Антон и Маргарита открыли антикафе в Кирове. Они считают, что их «фишка» — это музыкальный уклон, но не хотят ограничивать направленность, равно как и типизировать своих посетителей.
Еще одна особенность «Freak Out Place»: туда можно приходить со своими напитками, в том числе легким алкоголем. Что касается системы оплаты, то изначально счет шел на минуты. Сейчас же действует почасовой тариф, а после третьего часа время перестает иметь значение.
Вместо заключения
Выяснилось, что концепция нейтральной зоны и свободного пространства не всем понятна и модель приходится адаптировать, но в целом представление молодежи о проведении досуга и рабочих часов потихонечку удается менять.
Ульяна Бакштаева, управляющая «Входа»: Я вижу, что над кировской молодежью надо еще очень много работать. И люди в подворотнях, и люди, которым ничего не надо, и молодежь, которая до сих пор считает, что лучше выпить пива, потратив те же деньги, что у нас. Здесь есть чем биться. Так что когда мне говорят, что кто-то в городе пытается делать то же, что и мы, я отношусь к этому хорошо.
Елена Растворова, владелица «Холостежи»: Поначалу у нас было ощущение, что кировчане такие бесповоротно консервативные и нам не удастся расшевелить их, а сейчас люди проникаются идеей нашего заведения. Мы предоставляем место, где можно без алкоголя хорошо провести время, где можно общаться вживую, играть в настольные игры и видеть глаза друг друга. Появляется ощущение, что мы немного взращиваем культуру.
Олеся Лобастова, владелица «Кактуса»: «В Кирове еще не появилось достаточно широкой публики, которая хочет культурного, познавательного отдыха и для которой самым лучшим видом отдыха является именно такой. Но я думаю, что это будет трендом года через два. Сейчас самый переломный этап».
Антон Селиваев, владелец «Freak Out Place»: «Если некоторые стремятся уехать в большие города за поиском работы, счастья и чего-то нового, то нам хорошо здесь, и мы хотим, чтобы здесь было чем заняться молодым, творческим, активным людям. Собрать таких людей вместе — это и есть, в общих чертах, миссия нашей компании».
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука