или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
19 ноября 2013
0
612

Ямбическая сила сепаратизма

В Государственную Думу внесен законопроект, предусматривающий наказание за пропаганду сепаратизма. И правильно. Как показывает практика, государству вреда от сепаратизма куда как больше, чем от курения, а никакого закона по этому поводу не принято. Недочет нужно исправить.
Тут главное – не перегнуть палку. В этом году, например, исполняется 30 лет со дня рождения и столько же со дня смерти юридического казуса новой России – Уральской республики. Она была прикрыта одним президентским указом, никаких дополнительных сил не потребовалось. Интересующихся вопросом отсылаю к соответствующей статье в Википедии, потому что я собираюсь поговорить совсем о другом. Возможен ли такой тип отделения территории, который бы в своих манифестах обращался не к виртуальной реальности, а к существующему положению дел? Тут нам, правда, из сферы политики придется выйти, потому что она вся на виртуальности построена, и войти под своды – вы не поверите! – поэзии.
В октябре этого года тиражом 700 экземпляров в свет вышла энциклопедия “Уральская поэтическая школа. 1981-2012”. Тираж такой – явление вполне понятное. Какое место занимает поэзия в жизни современного человека? Обычно, она появляется в виде более-менее остроумных рифмованных строчек на злободневную тему. Пришел в заведение пива попить, а там, на эстраде всклокоченный поэт. Послушал – вроде прикольно. И все. Нет, разумеется, есть любители поэзии, но ведь есть и любители ныряния в прорубь. Нам-то что с этого? И верно – ничего.
Так вот. Убрав из энциклопедии поэтическую часть (ее там, собственно и нет: стихи уральских поэтов можно почитать в антологиях современной уральской поэзии, выходивших в 1996, 2003 и 2011 годах) мы внезапно получим описание некоего социума, образовавшегося в начале восьмидесятых годов прошлого века и ставшего к нашему времени.
Уральское поэтическое движение, которое мы произвольно назвали «Уральской поэтической школой» (и никуда теперь от этого не деться) – первая у нас в стране широкомасштабная самоорганизовавшаяся творческая корпорация, что с конца 70­х годов прошлого века и по сей день инициирует новые поэтические смыслы, выводя их в сферу частной культурной практики, которая в свою очередь действует, не учитывая государственную «заинтересованность» двух социально-культурных систем, где ей (этой практике) приходилось/приходится существовать. Причем поэты (частнопрактикующие культурные персонажи) ощущают себя окруженными членами этой корпорации и, похоже, только ими, ибо публика как «жанр» на сегодняшний день отсутствует полностью.
Виталий Кальпиди, поэт, составитель энциклопедии
Это просто невероятно. Поясню, в чем невероятность. Наверняка, у вас очень шумные соседи. Они либо круглосуточно пользуют перфоратор, либо шумно справляют все праздники жизни, либо просто орут и топают ногами. И вот совершенно случайно, скажем, из энциклопедии УПШ вы узнаете, что квартира ваших соседей — это не квартира каких-то отщепенцев, а — культовое место. В энциклопедии приведен перечень таких культовых мест, а равно культовых персонажей и их лоскутных биографий. И вот там, где вам слышался стук копыт, оказывается, шелестели крылья:
Поэзия дана нам не для создания гениальных стихотворений, а для того, чтобы мы могли измениться. Чтобы мы почувствовали язык ангелов. А в крайнем случае, чтобы просто взяли и создали этот язык. Чтобы научились на нем говорить друг с другом. Чтобы научившись этому, стали бы жить по ангельским законам. Только такая сверхзадача оправдывает, поддерживает и наполняет будущим русскую поэзию.
Виталий Кальпиди, поэт, составитель энциклопедии
Уж не мерещится ли нам это? То есть не нам, а главному вдохновителю, организатору и составителю энциклопедии и трех антологий поэту Виталию Кальпиди? Что если это не четвертая книга, культивирующая понятие “уральская поэтическая школа”, а какой-то четвертый сон, где люди с одухотворенными лицами “землю попашут – попишут стихи”? Пожалуй, пора вернуться к нашей доброй реальности. О чем, бишь, мы говорили? Ах, о сепаратизме, конечно.
Итак, мы имеем нечто, начинающееся как мечты и заканчивающееся весьма нехорошо и даже кроваво (сепаратизм, ну, и вся политика вообще, чего уж) и нечто, начинающееся невнятно и дискомфортно и обретающее ангельские черты в итоге (уральская поэтическая школа под редакцией В. Кальпиди). Более того, уральцы в своем отделении декларируют не получение больших благ, а, напротив, практический отказ от благ имеющихся:
В моём понимании, одной из основных черт УПШ является аскеза – существование за пределами собственно магистрального литературного процесса. Тот, кто входит в стены этой школы, просто обязан оставить желание понравиться кому-либо (особенно желание нравиться Маскве). Когда еще выходила «Уральская новь» — в двух номерах ее прошла дискуссия на тему «литературного уральского сепаратизма». Сепаратизм так и не состоялся. Как только Московия обратила внимание на уральских мутантов – мутанты тут же решили облагородиться, причесаться, подмыться и т. д. – результатом чего стало растворение их в московском стиле. Оговорюсь, что не имею ничего против мск-поэзии, так же как и против поэзии Черногории или южно-африканской республики. Просто мне это не интересно.
Александр Петрушкин, поэт, культуртрегер
И здесь мы подходим к важной черте, отличающей политический сепаратизм, за который собираются давать немалые срока, вот, в нашем случае, сепаратизма поэтического. Поэтическим сепаратистам ничего не нужно. А ведь это в наши дни – совершеннейший скандал. Еще никто не заявлял власти такого. Но ведь именно такое заявление способно подорвать сам институт власти. Который оказывается – не нужен. Говорить о нем – не интересно. Более того, к своим участникам уральская поэтическая школа предъявляет требования, лежащие за гранью собственно поэтических:
Есть правила общения внутри сообщества Уральская поэтическая школа. Меня в свое время этим правилам учили очень болезненно. Все пишущие внутри парадигмы, созданной Виталием Олеговичем Кальпиди, живые люди, и все требуют должного уважения. Тем более люди более старшие, заслужившие свои регалии и ранги. Нельзя к женщине-поэту обращаться «девка». Нельзя старшего товарища-поэта подавать как братана-забулдыгу. В стихах можно всё, а в общении — нельзя. Это если вы хотите существовать внутри сложившегося мифа УПШ вживую, а не только как упоминаемая хохма, которую можно только игнорировать, нервно морща нос.
Сергей Ивкин, поэт
Крах государства наступит не тогда, когда в чиновничьем аппарате жулик будет сидеть на жулике – это как раз решается просто, а когда у него просто нечего будет просить или – если угодно – требовать. Очень сомнительно, что уральская поэтическая школа как-то изменит существующую картину мира, но то, что она заявляет о своем существовании именно таким образом – весьма примечательно.
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука