или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
20 декабря 2013
0
1 032

Загадка древнего шатрового сооружения на Байкале

Рядом с дорогой по берегу Малого Моря, где рядом нет никаких следов древних поселений людей, на 37-м км в 150 м от дороги, в 3 км южнее мыса Улан-Ханский в густом сосновом лесу находится, спрятанное от взоров, шатровое каменное сооружение, о предназначении которого долгое время высказывали всевозможные догадки. Этот пример показателен, насколько противоречивыми и убедительными могут быть разные гипотезы ученых и авторитетные свидетельства старожилов этой местности. Полуразрушенное каменное сооружение (N53°33¢977 E107°01¢437) с особой кладкой стен в два ряда и воздушным проходом между ними, почерневшими от сильного нагрева сердцевинами камней, из которых сложены стены, наталкивают всех исследователей на предположение, что оно, вероятнее всего, предназначалось для какого-то технологического высокотемпературного процесса. Подобных сооружений нет в других местах побережья Байкала. Этот загадочный, до недавнего времени, исторический объект – единственный в Прибайкалье. Версий о его предназначении было много, среди них прозвучали такие оригинальные, как печь для выплавки лепешек партизанами Каландаришвили или «Чрево Матери» – эвенкинское шаманское святилище. Местные жители утверждали, что это старинная железоплавильная печь, правда, не понятно, откуда доставлялась сюда руда. Рядом неизвестно рудных месторождений, и нет близко расположенных поселений.
Высота сооружения – 2,5 м, внутри – 3 м, окружность у основания – 4–5 м, диаметр в самом широком месте – 2,6 м. Пол выложен природной каменной плиткой с уклоном в центр, внутренние стены обмазаны глиняным раствором. О древности сооружения свидетельствует красный лишайник на стыках камней, для образования которого требуется много лет. Печь расположена в глухом лесу на склоне горы, где не видно следов жилья и дорог. Местный житель А. А. Тахиев вспомнил предание о том, что в местности Буту несколько веков назад стояли кочевые юрты рода шоно (волка), там были три железоплавильные печи для изготовления чугунных изделий. Возможно, в этих печах могли производить железо для изготовления нужных в хозяйстве чугунных чанов и сосудов. По другой версии, рассказанной также местным жителем, это шатровое сооружение – эвенкийская постройка для совершения сложных шаманских обрядов и продолжительного ритуала, связанного с жизнью и смертью. Двойная стена предназначалась для магической защиты второго костра, который разжигался внутри шатрового сооружения для проведения обряда. Еще один костер разжигался снаружи. Точного ответа о предназначении каменного сооружения долгое время не удавалось найти. В сентябре 2007 г. иркутский турист Эрик Бутаков решил разгадать загадку строения и произвел раскопки внутри и снаружи каменного шатра. После освобождения пола от земли внутри была обнаружена тщательно облицованная каменными плитами воронкообразная поверхность с квадратным отверстием в центре. Четыре точно подогнанные, практически без видимых щелей, друг к другу плиты образуют воронкообразный сток с отверстием посередине. От отверстия в центре шатра под полом из каменных плит был проложен деревянный желоб, который выходил наружу. При освобождении желоба от земли в нем был обнаружен прилипший характерный кокс из смолы и сажи, а весь деревянный сток оказался сильно просмоленным. Если бы из печи выходил расплавленный металл, деревянный желоб просто сгорел бы. Кокс без следов расплавленного железа натолкнул исследователя на мысль, что печь предназначалась для изготовления смолы, которая широко использовалась как герметик при постройке деревянных лодок на Байкале. Склон около печи оказался сплошь состоящим из отвалов золы и шлака. В прекрасно сохранившемся под землей просмоленном насквозь деревянном желобе были обнаружены старинные кованые гвозди, вероятно, плотно крепившие крышку над желобом. Обнаруженные гвозди сильно проржавели и сломались от прикосновения рук. Заключение после тщательного исследования ­­– это старинная смолокурня, редкий исторический образец конструкции печи для изготовления смолы.
В 2013 г. при содействии Иркутского отделения Русского географического общества в лаборатории палеогеографии СПбГУ был определен возраст радиоуглеродным методом древесного среза жёлоба печи. Реальный возраст жёлоба составляет 160–200 лет и показывает дату, когда лиственница была срублена. Календарный возраст в радиоуглеродной хронологии принято считать от 1960 г., следовательно, это сооружение было построено ранее 1760–1800 гг. – во второй половине XVIIIв., а если учесть, что прогоревшие деревянные жёлоба могли неоднократно заменяться на новые, печь может быть ещё старше. Интересно отметить, что примерно в этом месте первые русские казаки, вышедшие к берегу Байкала в 1643 г. под предводительством Курбата Иванова строили и смолили свои лодки.
Секрет изготовления смолы из хвойных деревьев заключался в нагреве смолистой древесины без доступа воздуха. Стены каменного сооружения изнутри аккуратно обмазаны глиной, и шатер, вероятно, герметически закрывался после загрузки внутрь древесины, затем между двойными стенами разжигался огонь. Для увеличения тяги на торцах боковых стенок можно видеть квадратные отверстия для поступления воздуха в топку. Один цикл производства занимал несколько дней. Получаемая разогретая смола по деревянной трубе стекала в бочонок, а образовавшийся шлак шел в отвал, который сейчас можно обнаружить под дерном на склоне рядом с печкой. В старинных текстах говорится: «Курение смолы из сосновых пеньков и корней производилось в особо устроенных небольших смолокурнях. Деготь гнался на тех же смолокурнях из березовой коры – бересты. Добытые деготь и смола помещались в бочки и частью продавались скупщикам, которые отправляли их в губернии, где хвойных и березовых лесов было мало. Часть смолы и дегтя продавалась на местных рынках. Товар ходовой. Смолили суда, лодки, бочки, веревки, канаты. Дегтем смазывали телеги, упряжь, обувь, лечили людей и животных. Буряты сами строили лодки и карбасы, среди них были известные мастера, имена которых сохранились до настоящего времени. Лодки делали из кедра, самого легкого и прочного, мягкого и не тонущего, по их мнению, дерева. Иногда их строили из особо мягкой сосны, которая растет на о. Ольхон. На лодки идет кондовый, без сучьев лес. Лодку смолили дегтем, весло и руль изго­товляли из тех же пород деревьев. Буряты занимались и бондарничеством, так как бочки под рыбу пользовались большим спросом».
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука